Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№13 (634) 31 марта 2008 г. Радости жизни

Стравинский, Шнитке и девочки в тестовом режиме

31.03.2008
Минский Intelligent People учится культурно отдыхать

Кирилл БОРИСЕНКО

28 марта в Большом зале филармонии, где должно было состояться первое исполнение в Минске «Концерта N4 для скрипки с оркестром» Альфреда Шнитке, наблюдалось повышенное количество работников ТВ. Было ли это следствием премьеры, скандального новаторского статуса, тянущегося за Шнитке (а заодно - и за Стравинским, чья «Симфония для духовых инструментов» также была включена в программу) еще с советских времен, или просто известной зрелищности механистической слаженности любого выступления симфонического оркестра, сказать трудно.

В любом случае, все три часа концерта телевизионщики с воодушевлением крутили ручки своих камер и без конца переговаривались по мобильным микрофонам, подражая бойцам спецподразделений. Конечно, это создавало определенный дискомфорт для тех, кто пришел в филармонию послушать Стравинского, Шнитке, Мусоргского. В дополнение к тому, что и сама программа потенциально сложна для восприятия.

«Не могли бы вы как-нибудь смазать свою камеру? Это бесконечное «щелк-щелк» очень мешает », - безуспешно просила женщина оператора, который, польщенный признанием важности своей работы (конкурирует с целым симфоническим оркестром!), c улыбкой разводил руками. Можно было бы самым решительным образом встать на сторону рядового посетителя филармонии, если бы наши скромные заметки о концертах представляли собой принципиально что-то иное, чем то же самое «щелк-щелк » вокруг звучащей там великой музыки.

И все же кое-что из происходящего на сцене все-таки можно было услышать - и даже воздать должной долей внимания. Первое отделение открывала «Симфония для духовых инструментов» Игоря Стравинского и, соответственно, пришлась на самый пик неистовой работы телевизионщиков, еще не отчаявшихся найти в исполнении «новой» музыки «новую» и какую-то по-особенному привлекательную «картинку». Может быть, поэтому и была заметно недооценена публикой. Наградой этому замечательному образцу поэтики Стравинского стали только настороженные, жидковатые аплодисменты зала. Можно только надеяться, что премьера концертного исполнения в Минске балета Стравинского «Свадебка», которая пройдет 14 апреля в филармонии, найдет больше понимания у белорусского слушателя.

«Концерт N4 для скрипки с оркестром» начался со второй попытки - первая закончилась страстной, обращенной к работникам телевидения просьбой дирижера и художественного руководителя оркестра Александра Анисимова свести к минимуму переговоры технического характера, мешающие как играть, так и слушать. Это обращение нашло у зала куда большую поддержку, чем симфония Стравинского: кто-то даже предложил «выгнать их из зала вообще ». За тон своей просьбы, который «десантникам» мог показаться резким, Анисимов в конце второго отделения отдельно извинился, отметив, что «ТВ - наши большие друзья» , и «переоценить их работу по популяризации белорусской музыки трудно» . В воцарившейся после столь авторитетного гласа в пустыне более или менее комфортной обстановке и был представлен «Концерт» Шнитке, большая музыкальная премьера.

Не подлежит сомнению, что сочинения Шнитке, материал более чем сложный, предоставляют любому симфоническому оркестру едва ли не лучшую возможность в полной мере продемонстрировать весь класс своей игры, а слушателю, соответственно, оценить его. Но достоинства непосредственно самого материала, с точки зрения именно музыки, а не ее воспроизведения, вряд ли являются столь же бесспорными. Вопрос о том, насколько музыка Шнитке есть только слепок тягот советской эпохи и бледное отражение в этом контексте общемировых музыкальных тенденций, а насколько - самостоятельная и самоценная вещь, остается открытым и по сей день. Учитывая пронизывающую «4-й концерт» сентиментальность и некоторую характерную «затхлость», отмечающую общий культурный дух 70-80-х, мы все же склоняемся к первому.

Второе отделение программы, целиком отданное «Картинкам с выставки» Мусоргского в оркестровке Равеля, прошло в куда более ровной атмосфере. Зал мог прекрасно отдохнуть после первого отделения, равно как и симфонический оркестр. Хорошо было бы покинуть зал вместе с удовлетворенным и торжествующим Мусоргским после «Богатырских ворот», сохраняя свежее впечатление от триумфального колокольного перезвона, блестяще исполненного музыкантами школы звонарей Минского епархиального управления, но Анисимов счел возможным завершить программу «Увертюрой 1812г.» Чайковского, которая, хоть продолжала демонстрацию колоколов во всей красе, но совершенно смазывала впечатление от всего концерта.

ДАЖЕ «ДЕВОЧКИ… ГОЛЫЕ»

Насколько успешно Шнитке и Стравинский разыграли в Белгосфилармонии «трагедию ужаса» , который испытало классическое искусство с началом XX в., настолько же хорошо отражало эти настроения и вечеринка Intelligent House People , прошедшая за день до этого в только что открывшемся клубе Fabrique . Пустота и общая безжизненность, отраженные композиторами академической школы в новаторских опытах, нашла самое прямое отражение и в зале клуба, где просто никого не было, за исключением барменов, DJ’ ев и двух-трех парочек.

Вечеринка тем не менее шла вовсю: лазеры чертили свои замысловатые фигуры, на большом экране транслировалась программа Word Fashion , в исполнении резидентов клуба звучал intelligent house самой высокой, подозреваем, пробы, а развешанные всюду зеркала в золоченых массивных рамах с лепными ангелочками готовились отражать лица молодых людей и девушек, разгоряченных танцами и эликсирами, которые таили в себе недра клубного бара.

Все действо до странного напоминало шедевр «В ожидании Годо» - другого вдохновенного певца нового искусства «конца времени». Но Годо, как и положено, все не являлся. Ожидая его, современные Владимир и Эстрагон, в счастливом незнании того, что являются только героями пьесы, продолжали свой бесконечный цикл абсурдных и даже театральных телодвижений - их партнерами были самые прекрасные женщины нашего времени, выбранные Valentino и Trussardi для демонстрации своих модельных линий.

Некоторым кандидатом на роль Годо показался представитель клуба, который, наблюдая наши долгие поиски сюжета для материала буквально в каждом углу зала, снизошел с небес и пояснил, что «никого нет потому, что вечеринка проходит в тестовом режиме» , Владимир и Эстрагон - «друзья клуба» , а с ближайшего же четверга клубный проект Intelligent House People заметно оживится: появятся даже «девочки… голые» .
Добавить комментарий
Проверочный код