Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (632) 17 марта 2008 г. Личный вкус

Отгнездились на органе

17.03.2008
14 марта, Большой зал филармонии

Боря ВЕБЕР

Трудный выбор между выступлением ансамбля старинной музыки «Кантабиле» в Малом зале и концертом блестящего польского органиста Романа Перуцкого в Большом был разрешен в самый последний момент, и только волею случая. По техническим причинам концерт «Кантабиле» был отменен, о чем извещало короткое (но длиннее, чем у Данте) объявление в филармонии, и наш недавний «буриданов осел» с легким сердцем отправился слушать орган Большого зала, традиционно возглавляющий столичный реестр этих достойных, неизменно поражающих воображение инструментов.

Афиша концерта привлекала внимание даже не столько именем зарубежной звезды, сколько наличием в программе сочинений для органа современных авторов. Филармонический цикл «Шедевры органного искусства» собирал органистов со всего мира, но все программы неизвестно по какой причине часто ограничивались одними и теми же именами общепризнанной органной классики. Совершенно справедливо заметила комментировавшая концерт Перуцкого музыковед Ольга Савицкая, что «прелюдии и фуги Баха можно слушать снова и снова - и всегда слышать их по-новому, находить в них что-то новое». Но иногда все же хочется услышать что-то совсем новое, тем более исполненное на таком неповоротливом и негибком с виду инструменте.

И в первом, и во втором отделениях концерта профессора Гданьской музыкальной академии Романа Перуцкого присутствовали органные сочинения, написанные нашими современниками - французом Жаном Лангле и поляком Юлиушем Лучуком. «Посвящение Фрескобальди» первого, естественно, продолжило настроение, созданное предваряющей его «Сюитой второго тона» Луи Клерамбо (известно, насколько особняком стоит французская органная школа), композитора конца XVII - середины XVIII вв. Парадоксальные, футуристические пассажи Лангле продемонстрировали как крепкую связь с традицией (сочинение написано в честь величайшего органиста Италии XVI в., вдохновлявшего Баха, Пахельбеля, Фробергера), так и те преимущества, которые сообщает композиции, написанной для органа, философия «века электричества», в частности, новые, но сегодня уже безвозвратно трогательно-наивные праиндустриальные мелодические ландшафты.

Preludia Maryjne - цикл прелюдий Лучука на тему известной католической песни - также имеет ярко выраженные черты современной композиции, отмеченные в 1982г. второй премией конкурса Gamberoni Lago Maggiore (Италия). Что же касается исполнения «Посвящения» и Preludia Maryjne в Минске, то стоит отметить как виртуозную игру Романа Перуцкого, так и характеристики самого органа Большого зала филармонии, как оказалось, идеально отвечающие исполнению именно современной органной музыки.

Степень одухотворяющего воздействия звучащей музыки можно было презанятным образом оценить по сидящей впереди парочке молодых людей, поддавшихся зову весны и решивших в данном общественном месте (каким, конечно же, является Большой зал Белгосфилармонии) «свить гнездо». Вили они его по методике индийских йогов, принимая на определенные отрезки времени замысловатые совместные позы, чтобы сменить их потом на другие, не менее замысловатые, но означающие уже следующий этап строительства. Девушка, как и положено хозяйке будущего гнезда, проявляла больше активности, молодой человек же представлял в новой ячейке образец рассудительности и авторитета, достойных всяческого уважения добродетелей. «Танец» из Tabulatury odliwskiej, недавно обнаруженного памятника польской органной школы, на некоторое время отложил «строительство гнезда», чтобы с новыми силами возобновить его под прихотливые фантазии Клерамбо. Мотивы поисков соединения нового и предшедствующего Лангле расстревожили хозяйку гнезда настолько, что она даже подняла голову с плеча своего компаньона и внимательно дождалась их завершения. Бах способствовал продолжению строительных работ, а романтические изыски «Сонаты ре мажор» Мендельсона-Бартольди заставили прекрасную половину снова подняться и вперить долгий взор в своего спутника. Первые три прелюдии из цикла Preludia Maryjne прошли в уважительном бездействии, однако оставшиеся семь прелюдий и все выходы на бис Романа Перуцкого были вновь посвящены гнезду. Органисту молодые люди не аплодировали.
Добавить комментарий
Проверочный код