Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№9 (630) 03 марта 2008 г. Тема недели

«Мне можно колени обрубить!»

03.03.2008
 

Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

Констатировав произошедшее с ним за два дня духовное перерождение, Александр Козулин использовал оставшееся до отъезда в колонию время для того, чтобы в ходе пресс-конференции публично простить Александра Лукашенко и протянуть ему «руку с совершенно чистым сердцем».

Во время долгого ожидания во дворе собравшиеся основательно продрогли, отогреваясь с помощью кофе и радуясь предложению Павла Северинца составить политический прогноз с помощью кофейной гущи. Наконец всех пропустили в здание, где Александр Козулин произнес монолог, несколько неожиданный на фоне предыдущих запальчивых заявлений. В первую очередь он порекомендовал представителям демсил «забыть личные обиды и понять, что деление на правых, левых, честных и нечестных, удобных и неудобных закончилось. Время насилия, войны, террора заканчивается. Мы все должны сегодня объединиться: настало время умиротворенности и спокойствия». В связи с этим будущий конгресс демсил, который Козулин призывает провести в 2008г., «не может быть местом разборок, а должен быть посвящен будущему Беларуси, ее месту в цивилизованном мире». Причем под ОДС следует понимать «более широкую палитру: это не только демократы - это интеллигенция, союз писателей, молодежь, предприниматели и т.д.». Кроме того, на съезд должна быть «приглашена рада БНР, возглавляемая Ивонкой Сурвиллой, в полном составе».

Действующему президенту Беларуси было сделано предложение «начать все с чистого листа»: «Я сегодня проснулся чуточку другим человеком. После этих двух дней в моей душе наступило спокойствие и умиротворенность. Я всегда понимал, что насилие пагубно. Мое нынешнее благодатное состояние, какое-то божественное снисхождение призывает меня сказать следующее. Я прощаю Лукашенко… Я протягиваю руку с совершенно чистым сердцем. У меня нет злобы или раздражения в отношении Лукашенко. Он - президент, и, что бы ни говорили, он часть нашей истории, часть истории независимой Беларуси. Мы должны признать это вслух».

Свидетели этого жеста предположили, что призванная покаяться власть может не пожать протянутую руку. Отвечая на вопрос, есть ли у него на этот случай более эффективный сценарий борьбы, Козулин был очень философичен: «Не надо каяться публично: важно, чтобы покаяние было в душе. Речь идет не только о Лукашенко, но и о многих людях из его команды. Если мы не можем изменить мир, то нужно изменить самих себя. И тогда мы станем чище, лучше, светлей и добрее. Нет людей, которые были бы только добрые или только злые. Нет людей, у которых внутри был бы только свет или только тьма. Я предлагаю, чтобы светлое начало заиграло - темное начало работает слишком долго. Надо задуматься не о материальном, бытовом, а о вечном, об истинных ценностях. Всех нас ждет божий суд, и он очень близок. Лукашенко должен понимать: это не только мои предложения - это предложения небес».

Почва для конструктивного диалога как нельзя более благоприятна: «В Беларуси фактически завершено построение тоталитарного государства. У нас тотальное насилие над всем и всеми - над личностью, свободой выбора, возможностью любить того, кого хочешь, дружить с тем, с кем хочешь, над возможностью даже просто думать. Это предел, за чертой которого - мрак и тьма. Господь все видит. И я призываю Лукашенко подняться над личным, стать действительно президентом Беларуси, а не простым смертным». «Имеется в виду канонизация?» - недоумевали журналисты.

В области международного сотрудничества наметилась легкая переориентация: «Беларусь - европейская страна, и будущее наше - в Европе. Что касается России, нельзя поливать великую страну...» «Какая она великая?» - раздалась пренебрежительная реплика. «Это ваша точка зрения, я говорю о своей, - возразил Козулин. - Конечно же, у нас сохранятся особые отношения с Россией, но, повторяю, будущее наше - ЕС». При этом не исключено, что российские выборы скажутся на ситуации в Беларуси: «Роль личности в истории уже доказана. Медведев, конечно, личность. И это, конечно же, не личность Путина. Следует учитывать и то, что Медведев - университетский человек, доцент Санкт-Петербургского университета».

Политзаключенный не намерен требовать от иностранных государств применения санкций в отношении Беларуси: «Я не являюсь руководителем США, руководителем ЕС или хотя бы активным политдеятелем этих стран. Они вольны принимать те решения, которые согласуются с их пониманием морали, совести и нравственности». Новых протестных голодовок и ультиматумов также не последует: «Почему? За эти два дня огромное количество людей меня просило: Александр, только не объявляйте голодовку, ваша жизнь нужна нам. Несмотря на всю мою принципиальность, во мне пробудилась ответственность перед людьми. Я вручаю свою судьбу в руки Господа Бога и смиренно отнесусь к тому, что меня ждет». «Правильно!» - снова раздалась одинокая реплика. Впрочем, о постановке Козулина в коленопреклоненную позу речи быть не может: «Силу, которую я черпаю от людских душ, не победить никому. Я никогда не встану на колени, мне можно колени обрубить, но я все равно буду стоять».

Отказ от бессрочной эмиграции в Германию - подтверждение этой устойчивости: «Посол Германии г-н Вайс был искренен в стремлении помочь мне и моей семье. Но вы знаете, что часто благие намерения ведут - куда? Мне предлагалось уехать в Германию на самые лучшие условия и перестать заниматься политической деятельностью. Сценарий такой: меня сажают в машину, везут к самолету, моя семья встречает меня уже в салоне, и мы улетаем. Меня готовы были даже озолотить, лишь бы я уехал! В каком статусе? Фактически по личному приказу или желанию г-на гегемона меня посадили в тюрьму и сегодня по его личному указанию меня из тюрьмы освобождают. Я уезжаю в Германию как осужденный. Мне говорят: со временем мы решим вопрос, может, под амнистию попадете. Предполагалось, что я могу через полгода или год вернуться в страну. Но это только предполагалось! Это практически депортация, а я, как вы понимаете, уезжать никуда не хочу. Я гражданин своей страны и буду терпеть все тяготы и лишения сегодняшней белорусской реальности, т.к. все эти тяготы терпит белорусский народ». Реакция самой Ирины Козулиной на предложение была неоднозначной. «Любая женщина хочет помочь мужу и увидеть хотя бы кусочек солнышка, кусочек свободы. Моей жене очень хотелось этого. Но лечение в Германии не предлагалось. Исходя из того, как быстро умерла моя жена, мне предлагалось, чтобы она умерла в Германии».

Отвечая на вопрос, в чем принципиальная разница между ним и Лукашенко образца 1994г., Козулин уточнил: «Мы с Лукашенко являемся антиподами. Антиподы всегда притягиваются. Думаю, тот, кто занимается изучением теософской и философской литературы, хорошо понял, что я сказал». Последний тезис вызвал у отдельных журналистов желание получить список соответствующей литературы, что не поколебало общей умиротворенной атмосферы.
Добавить комментарий
Проверочный код