Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№9 (630) 03 марта 2008 г. Радости жизни

Орган звучал органично

03.03.2008
на концерте Игоря Оловникова

Кирилл БОРИСЕНКО

№ 9 [630] от 03.03.08 - Орган - это прежде всего очень большой музыкальный инструмент, и в этом отношении он вполне созвучен эстетике Национальной библиотеки, ледовых дворцов и футбольных манежей. Появление новых органов в Беларуси неизменно сопровождается большой шумихой, будь то установка австрийского органа в минском соборе Пресвятой Девы Марии или немецкого в Витебской областной филармонии. Завершение реставрации органа Белорусской госфилармонии приобрело значение республиканского масштаба. Таинственной завесой окутаны органы Фарного костела в Гродно и Софийского собора в Полоцке.

В рамках концертного цикла Белгосфилармонии «Шедевры мирового органного искусства» город с завидной частотой посещают органисты Германии, Польши, Франции, России. Афиши органных концертов сменяют друг друга, и очень легко стушеваться перед мощью этих колоссов, без видимой усталости исторгающих из себя бессмертные сочинения Баха, Брамса, Франка…

Скромный синтезаторный орган Красного костела пользуется куда меньшим успехом среди завсегдатаев органных концертов столицы. Искушенные меломаны давно уже махнули на него рукой, как на «ненастоящий» и оттого неспособный передать весь спектр знаменитого органного «музыкального пятна». Тем более что заезжие звезды предпочитают «более достойный» орган Большого зала филармонии. Между тем в Красном костеле регулярно и без особой рекламной помпы проходят концерты органной музыки и собирают полный зал.

На каком еще концерте вам расскажут, что такое фуга и зачем к ней пишется прелюдия, да еще с использованием минимума специальных терминов? Где еще герой известного рассказа Зощенко, явившийся в театр в ночной рубашке под пальто, может остаться «неразоблаченным»? Здесь во время концерта все сидят в пальто и шубах, что автоматически выравнивает возраст публики до среднего, заодно сводя на нет все социальные и профессиональные различия, как и в уличной толпе. Более демократичный вариант вкушения радости классической музыки, чем на концерте органной музыки в костеле св. Сымона и Алены, вряд ли может представиться.

Концерт народного артиста Беларуси Игоря Оловникова проходил именно в такой замечательной атмосфере. Короткая, едва ли занявшая больше часа программа состояла из сочинений немецких композиторов XVIII в.: Дитриха Букстехуде, Иоганна Пахельбеля и Иоганна Себастьяна Баха. Известно, что на небольших, обладающих не самыми выдающими характеристиками, органах лучше всего звучат небольшие по объему сочинения. И хоральные прелюдии Пахельбеля, и «Чакона ми минор» Букстехуде, и три маленькие прелюдии и фуги Баха, исполненные в тот вечер, как нельзя лучше подходили органу костела. В более сложных сочинениях, прозвучавших на концерте (таких, как шестиголосный ричеркар из баховского «Музыкального приношения»), на первый план выступало мастерство Оловникова, профессора Белорусской госакадемии музыки, заслужившего славу как пианиста, так и органиста-виртуоза.

Самого маэстро почти не было видно. Только в начале и в конце концерта можно было различить его мелькающий под самыми сводами костела клетчатый свитер. Главным же героем концерта стала, как и положено, музыка. И это самым чудесным образом возвращало слушателя из суетного века исполнителей в век великих композиторов.

А миф о «ненастоящем» органе в Красном костеле тем временем разрушался на глазах. Синтезированный звук органа сможет отличить от натурального только специалист - это известный факт. Тем более когда над созданием общего акустического образа работает еще и архитектура зала. Где же ценители настоящих органов, ищущие предмет своей страсти в таких же современных, «но с трубами» инструментах Большого зала филармонии и костела св. Роха, могли найти те самые «ускользающие частоты и композиционные нюансы»? Вряд ли сам Пахельбель мог бы обнаружить их в своих простых хоральных прелюдиях, изначально рассчитанных на невысокие характеристики органов едва оправившегося после Тридцатилетней войны Нюрнберга.
Добавить комментарий
Проверочный код