Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№9 (630) 03 марта 2008 г. Личный вкус

Гости из прошлого

03.03.2008
Меломания

Вера ВАГНЕР

№ 9 [630] от 03.03.08 - Из международной звезды Chris Rea превратился в интравертного блюз-сонграйтера и ничуть об этом не жалеет.

Накануне своего 57-летия Минск посетил с концертом легендарный британский музыкант Крис Ри. Для неискушенного локального меломана обладатель «самых грустных глаз в мире» (по меткому определению одной белорусской журналистки) до сих пор является автором исключительно мощнейших альбомов Road To Hell и Blue Cafe, хотя около 10 лет назад музыкант полностью отказался от той формы поп-блюза, которая принесла ему мировую известность, и решил полностью посвятить себя блюзу классическому, не имеющему ничего общего с популярной музыкой.

Это связано с серьезной болезнью, которую Крис перенес в то время: после долгого пребывания в больнице он осознал, что гоняться за славой и сочинять хиты - не его дело. Поэтому главным делом г-на Ри стал проект The Blue Guitars, где музыкант отдает дань уважения своей основной любви - блюзу. Каждый из одиннадцати дисков проекта представляет импровизации и наработки Криса в одном из классических блюзовых стилей. К бокс-сету прилагается и книга с картинами музыканта: находясь в больнице, он начал рисовать.

Закончив этот глобальный проект, Ри решил не возвращаться к музыке, но в ноябре 2007г. вдруг объявил о новом мировом турне и очередном музыкальном проекте - на этот раз дани уважения гитарам Hofner Blue Notes. На своих нынешних концертах Ри и его музыканты исполняют инструментальные блюзовые пьесы, чередуя их с новыми композициями, а также - изредка - с классическими хитами, которые хочет услышать публика, не особенно разбирающаяся в разновидностях классического блюза.

На пресс-конференции Крис говорил исключительно о своем проекте Blue Guitars («Это своего рода музыкальные книги»), о блюзе («Большая ошибка музыкальных журналистов - считать, что блюз принадлежит только черным американцам. Это общая музыка, музыка эмоций. Чайковский, например, очень даже блюз»), о гитарах Hofner Blue Notes («Именно на них играли Beatles в начале своей карьеры, потому что американские гитары тогда были очень дорогие») и о великолепном блюзовом музыканте Бене Харпере, которого «никто не знает, потому что он не стремится попадать в хит-парады».

Странно, но Крис Ри отчетливо и спокойно ощущает свою оторванность от шоу-бизнеса, постоянно и даже навязчиво повторяя что-то вроде: «Я просто играю блюз, кто я вообще такой?» Когда он слышит вопросы, обычно задаваемые «звездам», то искренне недоумевает. Рассказав, что в номере отеля сочинил новую песню, он удивляется обилию журналистских вопросов по этому поводу (так и представляются заголовки типа: «Минск так понравился легендарному музыканту, что в номере отеля он сочинил новую песню!») - ведь он музыкант, ему свойственно сочинять песни. Крис подтрунивает над своей старомодностью, рассуждает о прелестях звучания виниловых пластинок (их никогда не смогут затмить бесчувственные и технологичные mp3-файлы), спокойно говорит о том, что «вся современная британская музыка является повторением того, что было много лет назад», и что он «практически не может различить современных артистов, которых показывают по телевизору»: «Даже мои дети их не различают. А в 60-е все было иначе: родители не различали всех этих музыкантов, а вот дети - наоборот».

Общение с Крисом Ри оставило благостное ощущение полного просветления: музыкант является «вещью в себе», полностью находясь в своем внутреннем блюзовом мире. Когда один из журналистов задал Крису вопрос «о том альбоме, который он записал специально для Советского Союза во время перестройки» (я тут же задумалась, с кем спутали Криса: с Полом Маккартни? Со Scorpions? С Barclay James Harvest?), музыкант даже не обратил внимания на несостыковки: его прошлое творчество от него настолько далеко, что ему нет дела до фактических ошибок. Тем не менее он сообщил, что написал песню о войне в Ираке: «У меня друг там сейчас. Не знаю, почему он там». И добавил, что им, англичанам, на самом деле очень стыдно за Тони Блэра. «Мы не знаем, почему он так обеспокоен тем, что происходит в мире, и лезет в мировую политику, когда у нас там надо больницы строить и Олимпийские игры проводить». I don’t know why - фраза, которую Крис чаще всего произносил на пресс-конференции. Вряд ли современная реальность действительно кажется ему чем-то непонятным и чужим. Скорее, он сам чувствует себя чужим на этом глобальном празднике жизни и не боится над этим элегантно подтрунивать.

А той журналистке, которая сделала ремарку про «грустные глаза», Крис ответил: «Я всегда так выгляжу, когда счастлив. Мне часто говорят, что я выгляжу печальным. Не знаю, почему. Может, когда погода лучше станет, я буду выглядеть веселее». Конечно, он шутил. Но английский юмор, как и американский блюз, штука сложная и не всегда веселая.
Добавить комментарий
Проверочный код