Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№9 (630) 03 марта 2008 г. Экономика

Закатают в консервы

03.03.2008
«Такого беспредела, как в торговле консервами, нет нигде»

Марина ГУЛЯЕВА

№ 9 [630] от 03.03.08 - «Ничего хорошего» не ждут крупнейшие поставщики консервной продукции от проверки Комитета стандартизации рынка консервной продукции, которую премьер-министр Сергей Сидорский поручил провести на минувшей неделе. Импортеры ожидают стандартного набора мер - введения квот для торговли по реализации белорусских консервов и пошлин на импорт. Производители предвкушают результаты инспекции («Хай их проверят!»), находят крайних в проблемах отрасли и признаются в собственных недостатках.

На прошедшем совещании президиума Совмина Сергей Сидорский потребовал вдвое увеличить производство плодоовощных консервов, и, судя по той задаче, которую поставил премьер, прогнозы импортеров близки к реальности. Как заявил премьер-министр, «нам надо определить, где, в каких объемах будет реализовываться продукция».

Крупнейший белорусский производитель консервированного горошка - ОАО «Туров» (Гомельская область, 52% принадлежит государству) - готов к увеличению объемов производства, если не по всему своему ассортименту, который составляет более 40 наименований, то в отношении горошка. Сегодня, по словам гендиректора предприятия Сергея Горбачева, импорт горошка составляет около 70%, хотя «Туров» и другие белорусские производители вполне могли бы закрыть потребности рынка. Но на складах «Турова» находится 6 млн. условных банок горошка на Br6 млрд. (60% годового объема его производства).

Гендиректора нельзя упрекнуть в чрезмерных амбициях: Горбачев заявляет, что его продукция рассчитана на масс-маркет, однако, несмотря на то что «Туров» предлагает консервы на 15-20% дешевле аналогичного по качеству российского продукта, брать белорусский горошек торговля отказывается. Низкую цену глава «Турова» объясняет большими объемами и, как следствие, низкой себестоимостью продукта. Но«такого беспредела, как сегодня в торговле консервами, нет нигде! Стоит литровая банка индийских огурцов за Br5 тыс. - я могу точно такую же сделать за Br2 тыс., но торговля отказывается от моих консервов, ссылаясь на качество и разный прочий бред! Мы производим продукцию согласно ГОСТам, нас контролируют больше всех на свете!»

Претензии в отношении качества, расфасовки и упаковки крупнейшие отечественные производители отказываются принимать. Хотя в январе масштабная инспекция Госконтроля выявила различные и многочисленные нарушения: по результатам проверок 51 предприятия по производству соков и плодоовощного детского питания, нарушения выявлены у 50, несоблюдение санитарных правил и норм - у 22. Гендиректор одного из основных производителей овощного детского питания - РУПП «Клецкий консервный завод» - Надежда Пальчинскаяотказалась комментировать замечания Госконтроля к комбинату, задав в свою очередь вопрос: «Почему к нашему производителю так относятся сегодня? Пусть покажут протокол, где записаны претензии к качеству нашего детского питания! Ни одного такого протокола у нас нет!»

Руководитель «Турова» вообще с трудом сдерживает эмоции, говоря о конкурентности своего продукта: «Привезут, б…, извините, уже просто нет слов, из Аргентины сухой горох, в России его восстановят, в жестебанку закатают - и ешьте, пожалуйста! А у нас продукция - вся свежая! Вы понимаете, что такое Россия? Это стоит, условно говоря, какой-нибудь сарай посреди поля, и кто-то там закатывает неизвестно что и как в эти банки… А у нас ГОСТы, у нас санстанции, госконтроль через день. Вы думаете, что такое есть в России, где все решают деньги? Я сильно сомневаюсь».

Подтверждая потребительское признание качества своего продукта, Сергей Горбачев рассказывает о том, как проходили осенние ярмарки в прошлом году: «Мы сами торговали во всех крупных городах. Скажем, выручка от продажи четырех машин горошка только на одной ярмарке составила около Br70 млн. - столько же мы получили в январе от реализации горошка по всей стране. Разве я не могу из этого делать вывод, что наш горошек пользуется спросом, но торговля просто отказывается его брать?»

Горбачев довольно самокритично оценивает и недостатки предприятия, говоря о том, что пока нет ни ТМ, ни «нормального» маркетинга, ни рекламы. Хотя попытки как-то прорекламировать свой продукт «Туров» предпринимает: «Торговля нас все время упрекала, что, мол, мы не рекламируемся. Ладно, в начале года мы прокрутили по всем каналам наш ролик. Но я бы не сказал, что это подвигло торговлю на какие-то подвиги - как не брали, так и не берут нашу продукцию. А как у меня появятся оборотные средства, если нет реализации? Надо, чтобы нашу продукцию просто хоть один раз взяли».

И заплатили деньги, добавляет Горбачев. Замечание существенное, ведь заводу есть с чем сравнивать. Предприятие активно осваивает российский рынок («Ни одной претензии к качеству!»), где «делают предоплату, а белорусская торговля просит отсрочку платежа в 60 дней, «Белбакалея» - вообще по мере реализации. Я должен раз в неделю посылать человека в Минск, чтобы он смотрел, что у них там реализовано… Это не подход».

Клецкий консервный завод тоже пытается экспортировать детское питание в Россию, но проблемы, которые возникли в прошлом году, позволяют, по мнению производителей, говорить о неравных условиях российских и белорусских предприятий.

Как рассказывает Надежда Пальчинская, «если белорусские производители обязаны получить российский сертификат, то российские компании в Беларуси могут только подтвердить его. Мы с осени прошлого года не можем войти на российский рынок, причем формально нам никто не отказал».

Импортеры довольно скептично оценивают шансы белорусских производителей консервов на успех даже с применением административного ресурса. Как замечает руководитель отдела маркетинга компании-импортера «Добрада» (венгерская ТМ Globus и др.) Евгений Отливанчик, «у белорусских производителей консервной продукции примерно одинаковые производственные мощности, технологии производства, ассортиментный портфель, специалисты, но нет главного - маркетинга. Они не исследуют потребительские предпочтения, они не общаются с потребителем и, как следствие, работают на склад».

Хотя маркетолог «Добрады» приводит и положительные примеры - компания работает с СООО «Квинфуд», белорусско-польским предприятием в Гродно. Евгений Отливанчик показывает классическую белорусскую стеклянную банку с продукцией «Квинфуд» - она закатана в цветную яркую пленку и потому выглядит уже совсем иначе.

На госпредприятиях тоже пытаются менять упаковку, но в числе сложностей называют, как ни странно, реакцию торговли. Как рассказывают на клецком заводе, «когда мы начали предлагать современные виды тары, торговля, что называется, встала на дыбы! Вы не представляете, каким сложным был переход на крышку «твист-офф»!»

В отношении пресловутых трехлитровых банок, от которых требуют отказаться, на заводе рассказывают, что в России есть торговые партнеры, заказывающие продукт именно в трехлитровой банке.

С новым видом тары сложно еще и потому, что экспертом в ее апробации может стать не потребитель, а, например, Госконтроль.

«Изучив рынок, мы решили перейти на 190-граммовую банку, но Госконтроль в своей справке написал: почему, мол, перешли на другую тару?»

Эта ситуация во многом объясняет проблемы отрасли. Хотя, как оправдываются производители, «мы уже отличаемся друг от друга, у нас уже разный ассортимент, появляются свои ТМ, но что делать, если они частные, а мы - государственные».
Добавить комментарий
Проверочный код