Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№7 (628) 18 февраля 2008 г. Тема недели

Глубокое проникновение

18.02.2008
Глава государства проникся вопросами журналистов

Василиса ГЛИНСКАЯ

В минувший вторник, 12 февраля, состоялось торжественное открытие нового корпуса БГУ, в котором разместились журфак и факультет ФФСН. В честь новоселья президент Александр Лукашенко прочел студентам лекцию «Беларусь в современном мире».

За несколько дней до исторического вторника в стенах нового корпуса царили эйфорическое оживление и легкая сумятица. В узкий круг 150 избранных слушателей вошли старосты, профорги, члены БРСМ. Правда, отдельные заслуженные личности недоумевали: их не пригласили. Напротив, некоторые группы явились на волнующее рандеву в полном составе. «Почему меня туда позвали? - весело изумлялся один из студентов. - Не староста, не профорг, не бээрэсэмовец. Испортили кристально чистую репутацию!» «Список, как мне сказали, университет подавал куда надо, и там его очень тщательно проверяли, смотрели даже место работы родителей, - отметила студентка ФФСН. - Я очень хотела попасть туда. Но когда список вернули, напротив моей фамилии стоял жирный крест».

«Наша группа, наверное, идеологически ненадежная: мы в это время учились в корпусе на ул. Московской
», - шутили представители группы N6 специальности «информация и коммуникация», из которой через три дня после визита президента был исключен Франак Вячорка.

Отборные студенты получили ценные указания на предварительном собрании. «Жесткого инструктажа не было. Говорили, чтобы не подрывались с места и не начинали, образно говоря, бросаться помидорами. Общие фразы: не шуметь, не смеяться истерически, понимать, где находишься». Раздали пригласительные«с заранее распределенными местами, велели сидеть там и радоваться жизни». «Еще нам сказали интересную фразу: у желающих задать вопрос в голове должны быть фильтры», - уточнил кто-то.

Через металлодетекторы довелось пройти дважды: на входе в здание и перед дверьми актового зала. Пригласительные «требовали показать даже в гардеробе». «Проверяли сумки, - вспоминает одна из «допущенных». - Нашли бутылку и говорят: только не кидайтесь ею! Я пошутила, что попробую себя сдержать». Кроме того, «предупреждали, чтобы много не пили, ибо в туалет не выпускали пять часов!» С этим не согласна другая участница встречи: «Брехня! Люди, которым нужно было в туалет, выходили из зала в сопровождении службы безопасности. Естественно, никого не вели до туалета и не смотрели, что ты там делаешь. Служба безопасности потрясающе услужливая. Даже в аэропорту иногда к тебе относятся, как к собаке, хотя ты платишь за билет, а здесь совсем по-другому!»

Мисс журфака-2007 Екатерина Адамович, вручавшая в подарок президенту плакат, была приятно взволнована происходящим: «Одеться нам посоветовали строго, со вкусом, не пошло. Насчет макияжа ничего не говорили: нам доверились. Мы оделись скромно, в длинные платья. Дня три репетировали. В четверг и пятницу нас инструктировали по технике безопасности - ничего с собой не приносить, никаких фотоаппаратов, телефоны выключить. Жаль, я как раз хотела взять фотоаппарат!»

Во время репетиций «решали, кто будет выносить плакат, цветы. Ведь нужно знать, где встать, как правильно выйти, развернуть плакат, показать, свернуть и завязать. Где и как проходить, чтобы не запутаться в проводах. С какой стороны подойти к президенту - справа или слева, как спуститься. По этикету нужно подходить слева, как официанты, но мы решили подходить справа. В ходе репетиций никто роль президента не исполнял, на сцене просто стоял стол и стулья. В результате все равно не получилось подойти: мне показали, что нужно передавать подарок другому человеку, а не президенту. На одном плакате изображение Минска, где снят главный корпус БГУ, то ли с вертолета, то ли с крыши педуниверситета. Девочки с философского дарили букеты на входе. Еще мы передавали записки из зала, их было три-четыре».

Рядом с красавицей сидели главный редактор «Советской Белоруссии» Павел Якубович и глава Белтелерадиокомпании Александр Зимовский. «Якубович спросил о моих впечатлениях. Я ответила: президент очень симпатичный, хорошо и свежо выглядит. У него хорошее чувство юмора. Все было здорово! Шутил, что любит мороженое и может съесть сразу несколько штук. Якубович мне говорит: «Идите на ТВ!» - и кивает на Зимовского. Я отвечаю: что вы меня к Зимовскому сталкиваете, я к вам приду! Посмеялись».

«Интересно было, когда президент говорил сам, не читая
, - восхищались студенты. - Понравилось, когда он сказал что-то вроде: «Мне тут написали: государство должно поддерживать молодежь. Так вот, никто никому ничего не должен!»

Изрядная часть вопросов была запланирована заранее: студентам сообщили готовые формулировки. По слухам, планировались даже развлекательные эпизоды, выглядевшие чистейшей импровизацией, вроде вопроса о регистрации на сайте odnoklassniki.ru. «Соотношение запланированных и незапланированных вопросов - примерно поровну, - отметила студентка Лена. - Но провокационный только один, о плюрализме мнений на ТВ. Вопрос о Плещеницах тоже был вне плана. Недалеко от меня сидел седой благообразный дядечка, посмотрел на эту девушку, вздохнул и сказал: «Эх ты, все начальство заложила!» После вопроса о том, почему на официальных каналах дается только одна точка зрения, зал оживился».

Сам автор «вопроса о плюрализме мнений» предварительного инструктажа не прошел. «Я изначально ответил, что хочу идти, - рассказал «БелГазете» студент Сергей Стрелковский. - Позже оказалось, что у меня не получится. Соответственно, на встрече с проректором, который давал какие-то указания, я не присутствовал. Потом мне сказали, что на встречу с президентом все-таки надо идти. Заранее вопрос не продумывал. Было двоякое ощущение. С одной стороны, казалось, что нет необходимости вопрос задавать. С другой - было интересно выслушать ответ. Возможно, по форме вопрос получился эмоциональным и не очень конструктивным». Недалеко от Сергея «сидел мужчина, который сделал пару замечаний по форме - сказал, что надо было употребить эвфемизм вместо «врага свободного развития журналистики». Я ответил, что это цитата. Он сказал: «Тогда надо было указать, откуда». В целом «какие-то зачатки этого вопроса у меня были, но я не шел туда с целью его задать. Жаль, что такие вопросы у нас считаются поступком». Студент понимал, что «будут недовольные перешептывания. Но уверен: ничего такого я не сказал, не представляю никакой опасности, не проявляю никакой активности».

Выйдя из здания, студенты оживленно болтали на крыльце: одни с горящими глазами упивались харизмой президента, другие признавались, что «задали такой дурацкий вопрос из-за близости распределения на Полесье», третьи извлекали блокноты и цитировали законспектированные афоризмы. Отдельные авторы неудобных вопросов, только сейчас выяснив, что список удобных был составлен заранее, разыгрывали пантомиму «Прощание с факультетом».

«МЫ СРАЗУ ПОШЛИ ДОМОЙ ГОТОВИТЬ ДРАНИКИ!»

Те, кто не вошел в почетный список, были приглашены в аудитории: им обещали трансляцию лекции. Как отметила одна студентка, «должны были вывести лекцию на экран, но вывели только в один кабинет, где были охранники, представители деканата и завкафедрами». В течение четырех часов в аудиториях развлекались по мере сил: «Было очень интересно следить за службой охраны в штатском на улице! Один из них три часа ждал троллейбуса на остановке…»

Потом все «выходили с обалдевшими лицами и круглыми глазами, сообщая: он такой классный! он такой веселый! Это вызвало у меня подозрения, что там их гипнотизировали. Мне посчастливилось объективно оценить происходящее в аудиозаписи. Она гораздо веселее, чем то, что пишут и рассказывают. Он хорошо говорил о пенсионерах: зачем им выходить из дома? А если купил внуку шоколадку и соскучился по нему, сядешь в автобус и заплатишь. И вообще, зачем ездить, если за углом аптека, рядом магазин и парикмахерская. Забавно звучали его рекомендации насчет драников: должны не висеть, как собачий язык, а стоять, как собачий хвост. Мы вышли и пошли домой готовить драники! Приготовили праздничный ужин, посвященный открытию главного корпуса, и потом обсуждали, на что похожи наши драники: на собачий хвост или на язык. Нашим молодым людям драники понравились. Они заявили: почаще бы к вам приходил президент!»
Добавить комментарий
Проверочный код