Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№7 (628) 18 февраля 2008 г. Личный вкус

«Четыре месяца, три недели и два дня» (Румыния, 2007)

18.02.2008
Кино в Минске

Игорь СУКМАНОВ

Режиссер Кристиан Мунджиу. В ролях: Анамария Маринка, Лаура Василиу, Влад Иванов, Луминица Георгиу, Алекс Поточеан.

Наконец-то! Белорусский зритель откроет для себя новое румынское кино. С легкой руки Каннского фестиваля оно вошло в моду, взбудоражило Европу. Фильмы «Смерть господина Лазареску», «12:08 к востоку от Бухареста», «Мечты о Калифорнии» занимают умы киноманов мира. А их создатели, молодые, тридцатилетние авторы, сегодня разве что не полубоги. Окончательным признанием современного румынского кино в мире стала драма Кристиана Мунджиу «Четыре месяца, три недели и два дня». В конце минувшего года она была признана лучшим фильмом Европы. Решение Американской киноакадемии не включать фильм в шорт-лист на получение премии «Оскар» в категории «Лучший иностранный фильм» было освистано мировой прессой и признано позорным.

О чем кино. «Четыре месяца…» представляют пилотную часть проекта «Истории золотого века». Мунджиу планирует снять цикл картин, в которых через персональные истории рядовых румын будет отображена эпоха румынского коммунизма. По жанру это сверхинтимная бытовая драма, почти «подпольное кино», которое впивается взглядом в болезненную изнанку жизни с клинической дотошностью. Никакого сведения счетов со временем, никаких обличений, никакой политики. Исключительный быт, преподнесенный в традициях городского «хоррора», когда кровь стынет в жилах от одной мысли, что все происходящее - это обыкновенная жизнь в ее жестоких преломлениях. Сюжет в традициях Петрушевской. В 80-е годы, когда аборты в Румынии были официально запрещены, одна студентка берется помочь «залетевшей» подруге прервать беременность. Учитывая, что жизнь при социализме была у всех на виду, можно представить, каких усилий и нервного напряжения потребует от экранных героинь эта затея. Физиологические подробности операции по удалению плода - ничто по сравнению с самоотверженностью и душевными терзаниями героини, которая из соображений бескорыстной дружбы берется довести дело до конца. Она снимает гостиничный номер, находит специалиста по абортам, расплачивается собственным телом за оказанные услуги, в срочном порядке заметает следы и избавляется от зародыша. Порой, кажется, что и дружба тут ни при чем. Просто желание скорее преодолеть весь этот кошмар толкает героиню к активным действиям. Подставить себя, подвергнуть свою жизнь опасности нужно лишь для того, чтобы вырваться из этой экзистенциальной западни. Мужество и упорство, с которым героиня подавляет собственные страх и опустошенность, вызывают неподдельное восхищение.

Что важно. Конечно, найдутся зрители, которые посчитают, что подобные фильмы снимали в России и странах СНГ в перестроечный период. Некоторое сходство наблюдается, но румынский натурализм возвышается над нашей чернухой. Фильм Мунджиу преодолевает рамки вуайеристской драмы, поскольку режиссер не забывает о морали. Ее он преподносит беспристрастно, без признаков дидактики. Это кино морального беспокойства, в котором ключевые смысловые моменты приходятся не на само действие, а на паузы. Удивительного напряжения паузы, которые гениально держат актеры.

Как снято. Фильм избегает авторского присутствия. По задумке режиссера, «зритель не должен осознавать, что смотрит «сделанный» фильм». Вы словно подсматриваете за реальностью, в которой нет намека на игровую условность. Вместе с тем это не игровая стилизация под документ. В фильме преобладают неподвижные долгие планы, которые лишь несколько раз перебиваются кадрами в манере датской «Догмы»: дрожащее изображение, размытый фон, съемка ручной камерой. Фильм снят в традициях чистого кино. В нем нет музыки, на протяжении всего действия Мунджиу прибегает только к натуральным шумам и звукам. Отказ от формальных киноприемов усиливает психологическое напряжение внутри кадра, которое передается зрителю. Чувство тревоги и беспокойства не отпускает публику при просмотре этого внешне простого фильма, что, в свою очередь, позволяет критикам сравнивать «Четыре месяца…» с картинами Альфреда Хичкока.

Где посмотреть. В Доме кино с 15 по 24 февраля.
Добавить комментарий
Проверочный код