Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№7 (628) 18 февраля 2008 г. Личный вкус

«Вы в блокаду людей ели!»

18.02.2008
Меломания

Вера ВАГНЕР

«Сегодня ночью». Клуб «Реактор», 15 февраля

Никиту Козлова и его музыкальных соратников, от которых он «отдыхает только во время концертов» группы «Сегодня ночью», совершенно не волнует, что о нем напишут минские журналисты. На пресс-конференции они дурачатся, кинематографично дымят сигаретами и попивают из чайных кружек что-то, совсем не похожее на чай («Этот ваш чай даже не дымится!» - хихикает кто-то).

Журналисты обижаются и заваливают группу каверзными вопросами касательно того, что те находятся в относительной безвестности, разошедшись с когда-то объявившими их новой надеждой русского брит-рока Александром Кушниром и Ильей Лагутенко. Никита отшучивался: «Кушнир в своей книге написал, что мы один из самых неудачных проектов? Кто такой Кушнир? Это один из самых неудачных музыкальных журналистов. Вы были в его офисе? Мне бы не хотелось читать книжки человека, который ест свою собственную перхоть!» Потом махнул рукой: «Да у нас вообще все альбомы неудачные! Но тем не менее люди ходят на наши концерты».

Пресса очень хотела выслушать мнение Никиты об Илье Лагутенко, многое сделавшем для группы. Никита поначалу послушно выдавал жареные факты: мол, Илья даже «отпугнул» часть аудитории «Сегодня ночью», которая приняла группу за «выкормышей Лагутенко». «Меня это, честно говоря, немного подбешивает!» - морщился он, отхлебывая «чаек». Потом заскучал, начал рассказывать анекдоты, сбегал в гримерку за очередной порцией напитка.

Барабанщик Александр, все время горделиво молчавший с крайне религиозным видом («Джизус, скажи?» - иногда мрачно подначивал его Никита), не выдержал и поделился впечатлениями о Минске: «Когда все спали в гостинице, я один пошел в музей Великой Отечественной войны! Мне очень нравится военная история». «Да, когда он приехал в Минск, он первым делом спросил: а где тут было здание гестапо?» - обрадовался Никита.

Журналисты гнут свою линию: мол, отказ от продюсеров подразумевает исчезновение из медиа-пространства. Никита бравирует: «Я, когда включаю телевизор, меня тошнит! И я счастлив, что меня там нет. А что песни не доходят до слушателей, какая разница! Дойдут потом! Мы приехали к вам из страны, где мало что до кого доходит!» И, закатывая рукава, начал демонстрировать вены: пресса поинтересовались, не «скололся» ли он.

Никита пытался рассказывать журналистам веселые истории («В Минске я уже третий раз. Помню, был день рождения какой-то. Там были одни тринадцатилетние девочки и их пьяные родители, две штуки. Они мне наливали Baileys в гигантский пивной стакан, и я подумал: ого, как они в Минске делают!»), но пресса хотела серьезных вещей. «Мы веселые ребята, а вы задаете нам серьезные вопросы про Лагутенко», - хохотал Никита. Музыканты рассказали о том, как единодушно они любят «Битлз», что любимая группа барабанщика - Kiss («потому что они тоже евреи»), что в Питере, в принципе, нет музыки, есть «слякоть, грязь, и даже здания гестапо нет. И солнца нет, нам приходится светиться изнутри».

«Можно, мы уже пойдем?» - взмолились журналисты. Прощаясь, «Сегодня ночью» признали, что они люди тяжелые. «Нам даже как-то сказали, мол, с вами, питерцами, невозможно разговаривать, вы же в блокаду людей ели!»

Концерт «Сегодня ночью» оказался безупречным перфомансом, полным искренности и спонтанности («Мы даже плей-листы не составляем, - признавались музыканты. - Составили один раз, да и то забыли его в гримерке»). Поражает удивительная легкость, с которой они играют. Расслабленность и волнующая леность - главные определения их музыки, в которой присутствует мягкий, безразличный и теплый грув и совершенно отсутствует пафос, свойственный русскоязычной музыке. Поэтому каверы рок-классики в их исполнении неотличимы от собственных песен - зал прилежно подпевает и «Кофе и сигаретам», и «роллингстоунзовской» Wild Horses, и рок-н-ролльной классике Wild Thing.

Поражает невероятная органичность саунда группы - действительно, светлые люди поют красивые песни под воздушный и ленивый гитарный звон да чуть старомодное, космическое звучание электроорганчика. И, кажется, им все безразлично. Никита извиняется за то, что вместо своих хитов («Мы их пели уже миллион раз, и нам надоело!») они поют чужие («Но есть песни, которые нам не надоедает петь и миллион раз»!). Зал в одинаковом восторге и от Don’t Let Me Down, и от Come Together, и даже от невероятного микса Here, There&Everywhere и Sexy Sadie. Спустя два часа атмосфера концерта напоминает студенческую вечеринку, когда зрителям уже без разницы, чьи песни исполняются: они в любом случае знают их все назубок.

На бис барабанщик Саша поменялся местами с Никитой и, невероятным образом управляясь с гитарой, спел Hey Joe Джими Хендрикса. С продюсером или без продюсера, «Сегодня ночью» действительно переживают период невероятной внутренней свободы. Что за ней стоит - непонятно. Да и неважно.
Добавить комментарий
Проверочный код