Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№7 (628) 18 февраля 2008 г. Дом

Александр Трусов: «Мы мыслим километрами»

18.02.2008
 

Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

№ 7 [628] от 18.02.08 - Застройка Минска высотными зданиями, которые позиционируются как ультрасовременные, однако вызывают нарекания части архитекторов, бурно обсуждается на официальном уровне и в кулуарах. В продолжение темы, поднятой в прошлом номере в рубрике «визави», «БелГазета» обратилась за разъяснениями к известному архитектору Александру Трусову, работающему сейчас в Испании.

О психологии старшего поколения, переносе традиций застройки с Марса и Луны, архитектурных потрохах и великой загадке для пращуров корреспонденту «БелГазеты» рассказал Александр ТРУСОВ.

- Что происходит с городом при появлении масштабных новостроек?

- Любые новостройки - никакое не грандиозное событие, это естественный рост. В Европе этот этап давно пройден, все уже выросло и пережито, всему этому много поколений, уже около 300-500 лет. У нас такого пока нет, мы делаем первый слой.

Сейчас Минск наверстывает упущенное. Есть статусные объекты, по которым можно судить, хорош город или не хорош: спортивные объекты, возрождение старого города, строительство жилья.

Национальная библиотека - это первое уникальное сооружение в Минске, желательно таких десяток, как в европейском городе. Вот испанский народный художник мне тут подсказывает, что их должно быть сто.

- Вписываются ли новостройки в облик города?

- Во всем мире вписывается, почему же мы думаем, что у нас не впишется? Впишется и у нас. Это новые ростки. Это как новое поколение, наши дети. Обычно между родителями и детьми существует 20-25 лет. Почему новое не вписывается в родительский контекст? Это зависит от того, какими глазами смотреть на происходящее. Можно смотреть злобно: мол, мы, старпёры, стоим и смотрим, что дети совсем другие. Но за это нужно хвалить, а не журить.

- Есть ли сооружения, которые уродливо выбиваются из общей среды?

- Есть. Едешь по городу, смотришь и думаешь: почему на это не был устроен конкурс? Общественные здания, стоящие у всех на виду, должны строиться через конкурс архитекторов, как в Европе. У нас не выбирают лучшего - вот что страшно.

- Как вы оцениваете здание гостиницы «Европа»?

- Супер. Достаточно честно поступили: она стояла на этом месте, абсолютно та же архитектура, разве что сейчас на этаж выше. Кто ее там разрушил, не знаю, - фашисты или коммунисты. Был внутри, сделано супер, это делает честь Минску.

- Продуктивен ли перенос западных традиций на белорусскую почву?

- Беларусь - часть Европы, и менталитет у нас европейский. Просто каким-то невероятным образом здесь было стерто все, абсолютно все, и мы должны это заново раскодировать.

Если говорить об архитектуре той же гостиницы «Европа», она именно европейская - не китайская, не с Марса и не с Луны. Кстати, Европа очень маленькая, но все рождается именно здесь: и Австралия, и Америка родились в Европе.

- Справедливо ли многие современные здания относят к стилю «хай-тек»?

- Нет. В Минске нет ни одного здания в этом стиле, разве что косвенно можно применить это слово к зданию Национальной библиотеки. Просто «хай-тек» - слишком модное слово: им обзывают все, что угодно. В переводе с английского оно означает «высшая технология». У нас нет ни одного здания, сделанного по высшей технологии.

- Зачастую при реконструкции сохраняется фасад здания при полном внутреннем переоснащении. Насколько такой подход оправдан при высокой затратности?

- Затраты мы не рассматриваем. Дорого и долго - это забудется, а вот хорошо - останется. То, что фасад не трогается и остается исторический, - отлично. То, что внутри потрошится, - это нормально, это требование времени. Каждое здание - это вместилище чего-то, и потроха эти могут перестраиваться в соответствии со временем, лишь бы это не нарушало внешний вид.

- Допускаете ли вы возможность создать казино на месте монастыря?

- Это кощунственно. История, культура, религия и азартные игры - понятия из разных плоскостей. Бывший доходный или игральный дом может быть перестроен под казино, а монастырь - нет.

- Европа более осторожно относится к застройке, щадя исторические памятники?

- Нельзя сравнивать подходы: у нас все новое и всего мало. Осталось мало исторического среза, и городские власти его не ценят. В Европе ценится каждый квадратный сантиметр истории, в Минске же мы мыслим пока километрами.

В маленьких городах Европы не было так много бомб! Если говорить о Минске, то он был абсолютно уездным городом. При Советах его каким-то образом сделали столицей, и все стало возрождаться. Были, возможно, более достойные города, к примеру Могилев или Гродно. То, что было в Минске, не то чтобы не ценится - недооценивается. Все историки понимают ценность этого, но не все городские администраторы, ведь любая легенда, любой старый камень ниже одного метра, ниже уровня асфальта - это уже история. 60 лет - тоже история. Но с точки зрения городских чиновников ценность, существовавшая 300-400 лет назад, якобы меньшая: ее пощупать нельзя.

- Должен ли существовать генплан, который в условиях современного развития города быстро устаревает?

- Генплан должен существовать обязательно, и это целое искусство составления. Представляете, люди планируют будущее! Как это ответственно, какие высокоморальные люди должны это делать!

- Историки утверждают, что это псевдореставрация, возведение муляжей, зачастую даже не на том месте, где находился «оригинал»…

- Важны исторические артефакты. В Минске было все уничтожено, и для белорусов неважно, что на каком месте стояло, метр влево - метр вправо. Важна историческая память. А там уже пусть через тысячу лет наши пращуры спорят, левее или правее, рюшечка капителей была коринфская или дорическая.

- Имеет ли Минск собственный уникальный исторический облик?

- Из настоящей истории в Минске вообще ничего не осталось, кроме Верхнего города. Троицкое предместье - новое. Об историчности говорить очень трудно и вряд ли уместно, но сам факт, что легенды и история существуют, важнее. Это воспоминания о городе.

- Жителям комфортно в городе из стекла и бетона?

- Комфортность эта существует во всех городах мира, и это нормально. Другой вопрос, что высотным домам должно быть отведено грамотное место. Вообще, не только мы хотим видеть здание высотным или невысотным. Глава всему - экономика. Если какой-то предприниматель хочет сделать гостиницу и осчастливить Минск присутствием двадцатиэтажного здания, он вкладывает в это средства, и этому можно только поаплодировать, но ни в коем случае не мешать! Другое дело, что это нужно регулировать: нельзя в историческом месте возводить десятиэтажное здание. Новые семена пусть растут, нужно только вовремя стричь!
Добавить комментарий
Проверочный код