Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№7 (628) 18 февраля 2008 г. Дом

Александр Трусов: «Мы мыслим километрами»

18.02.2008
 

Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

№ 7 [628] от 18.02.08 - Застройка Минска высотными зданиями, которые позиционируются как ультрасовременные, однако вызывают нарекания части архитекторов, бурно обсуждается на официальном уровне и в кулуарах. В продолжение темы, поднятой в прошлом номере в рубрике «визави», «БелГазета» обратилась за разъяснениями к известному архитектору Александру Трусову, работающему сейчас в Испании.

О психологии старшего поколения, переносе традиций застройки с Марса и Луны, архитектурных потрохах и великой загадке для пращуров корреспонденту «БелГазеты» рассказал Александр ТРУСОВ.

- Что происходит с городом при появлении масштабных новостроек?

- Любые новостройки - никакое не грандиозное событие, это естественный рост. В Европе этот этап давно пройден, все уже выросло и пережито, всему этому много поколений, уже около 300-500 лет. У нас такого пока нет, мы делаем первый слой.

Сейчас Минск наверстывает упущенное. Есть статусные объекты, по которым можно судить, хорош город или не хорош: спортивные объекты, возрождение старого города, строительство жилья.

Национальная библиотека - это первое уникальное сооружение в Минске, желательно таких десяток, как в европейском городе. Вот испанский народный художник мне тут подсказывает, что их должно быть сто.

- Вписываются ли новостройки в облик города?

- Во всем мире вписывается, почему же мы думаем, что у нас не впишется? Впишется и у нас. Это новые ростки. Это как новое поколение, наши дети. Обычно между родителями и детьми существует 20-25 лет. Почему новое не вписывается в родительский контекст? Это зависит от того, какими глазами смотреть на происходящее. Можно смотреть злобно: мол, мы, старпёры, стоим и смотрим, что дети совсем другие. Но за это нужно хвалить, а не журить.

- Есть ли сооружения, которые уродливо выбиваются из общей среды?

- Есть. Едешь по городу, смотришь и думаешь: почему на это не был устроен конкурс? Общественные здания, стоящие у всех на виду, должны строиться через конкурс архитекторов, как в Европе. У нас не выбирают лучшего - вот что страшно.

- Как вы оцениваете здание гостиницы «Европа»?

- Супер. Достаточно честно поступили: она стояла на этом месте, абсолютно та же архитектура, разве что сейчас на этаж выше. Кто ее там разрушил, не знаю, - фашисты или коммунисты. Был внутри, сделано супер, это делает честь Минску.

- Продуктивен ли перенос западных традиций на белорусскую почву?

- Беларусь - часть Европы, и менталитет у нас европейский. Просто каким-то невероятным образом здесь было стерто все, абсолютно все, и мы должны это заново раскодировать.

Если говорить об архитектуре той же гостиницы «Европа», она именно европейская - не китайская, не с Марса и не с Луны. Кстати, Европа очень маленькая, но все рождается именно здесь: и Австралия, и Америка родились в Европе.

- Справедливо ли многие современные здания относят к стилю «хай-тек»?

- Нет. В Минске нет ни одного здания в этом стиле, разве что косвенно можно применить это слово к зданию Национальной библиотеки. Просто «хай-тек» - слишком модное слово: им обзывают все, что угодно. В переводе с английского оно означает «высшая технология». У нас нет ни одного здания, сделанного по высшей технологии.

- Зачастую при реконструкции сохраняется фасад здания при полном внутреннем переоснащении. Насколько такой подход оправдан при высокой затратности?

- Затраты мы не рассматриваем. Дорого и долго - это забудется, а вот хорошо - останется. То, что фасад не трогается и остается исторический, - отлично. То, что внутри потрошится, - это нормально, это требование времени. Каждое здание - это вместилище чего-то, и потроха эти могут перестраиваться в соответствии со временем, лишь бы это не нарушало внешний вид.

- Допускаете ли вы возможность создать казино на месте монастыря?

- Это кощунственно. История, культура, религия и азартные игры - понятия из разных плоскостей. Бывший доходный или игральный дом может быть перестроен под казино, а монастырь - нет.

- Европа более осторожно относится к застройке, щадя исторические памятники?

- Нельзя сравнивать подходы: у нас все новое и всего мало. Осталось мало исторического среза, и городские власти его не ценят. В Европе ценится каждый квадратный сантиметр истории, в Минске же мы мыслим пока километрами.

В маленьких городах Европы не было так много бомб! Если говорить о Минске, то он был абсолютно уездным городом. При Советах его каким-то образом сделали столицей, и все стало возрождаться. Были, возможно, более достойные города, к примеру Могилев или Гродно. То, что было в Минске, не то чтобы не ценится - недооценивается. Все историки понимают ценность этого, но не все городские администраторы, ведь любая легенда, любой старый камень ниже одного метра, ниже уровня асфальта - это уже история. 60 лет - тоже история. Но с точки зрения городских чиновников ценность, существовавшая 300-400 лет назад, якобы меньшая: ее пощупать нельзя.

- Должен ли существовать генплан, который в условиях современного развития города быстро устаревает?

- Генплан должен существовать обязательно, и это целое искусство составления. Представляете, люди планируют будущее! Как это ответственно, какие высокоморальные люди должны это делать!

- Историки утверждают, что это псевдореставрация, возведение муляжей, зачастую даже не на том месте, где находился «оригинал»…

- Важны исторические артефакты. В Минске было все уничтожено, и для белорусов неважно, что на каком месте стояло, метр влево - метр вправо. Важна историческая память. А там уже пусть через тысячу лет наши пращуры спорят, левее или правее, рюшечка капителей была коринфская или дорическая.

- Имеет ли Минск собственный уникальный исторический облик?

- Из настоящей истории в Минске вообще ничего не осталось, кроме Верхнего города. Троицкое предместье - новое. Об историчности говорить очень трудно и вряд ли уместно, но сам факт, что легенды и история существуют, важнее. Это воспоминания о городе.

- Жителям комфортно в городе из стекла и бетона?

- Комфортность эта существует во всех городах мира, и это нормально. Другой вопрос, что высотным домам должно быть отведено грамотное место. Вообще, не только мы хотим видеть здание высотным или невысотным. Глава всему - экономика. Если какой-то предприниматель хочет сделать гостиницу и осчастливить Минск присутствием двадцатиэтажного здания, он вкладывает в это средства, и этому можно только поаплодировать, но ни в коем случае не мешать! Другое дело, что это нужно регулировать: нельзя в историческом месте возводить десятиэтажное здание. Новые семена пусть растут, нужно только вовремя стричь!
Добавить комментарий
Проверочный код