Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№5 (626) 04 февраля 2008 г. Sexus

Ручная лепка

04.02.2008
Как должен выглядеть гламурный агрогородок

Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

№ 5 [626] от 04.02.08 - …Вдруг он разочарованно тянет: «Ну почему у вас нет ваты? Однажды я хотел написать сценарий, очень обидный для белорусов. Если бы его увидели сами белорусы, они бы сказали: «Да пошел ты в ж…!» Фильм я хотел назвать «Вата»: белорусы все такие ватные!»

В процессе сооружения «гламурного розового агрогородка» из детского пластилина на унылом столике бистро дизайнер и клипмейкер Артем ЛОБАЧ поведал Sexus об экстремальной скачке «на голом коне», секретных микрочипах БРСМ, легализации макового поля, загорающей ню Черной Панне Несвижа и о том, куда прячут головы белорусские страусы.

«В этом шоке - самый сок»

«Может, сороконожку сделать? - раздумывает дизайнер над символом современного белоруса. - Ведь многие сейчас быстренько сматываются за границу». Чтобы вылепить не сороконожку, а «нормального мужика», надо быть ближе к народу: «Я обращаю внимание на персонажей, которые в четыре часа едут в троллейбусе. С запахом перегара, усатые, невысокого роста, со смуглой кожей, но в уголках глаз у них морщинки: они часто улыбаются! Сейчас он придет домой - и жена на него будет кричать: опять он пропил деньги. Но он такой настоящий! Хочу снять о нем фильм». Озорной блеск в глазах дизайнера внезапно тускнеет: «Но он ватный, его все устраивает».

Слепив белоруса, для чистоты эксперимента в него следует добавить «плодово-выгодного напитка «Вдохновение» и побольше лозунгов: «Устанавливайте пожарные извещатели и счетчики учета воды!» Подоплеку пропаганды Артем видит насквозь: «Обратите внимание на биллборд, на котором бабушка в народном костюме. Если подойти ближе, можно увидеть, что на шторке ценник висит. За продажную Беларусь с ценником!»

Намерение лепить «реального мужика» сменяется порывом соорудить «гламурную белоруску»: «Восхищаюсь аристократками в годах. На одной моей выставке какая-то женщина лет 60, такая странная, сильно накрашенная, стояла в углу. Подошел поближе - у нее ресницы накладные. Это меня так умилило!»

Задумчиво вертя пальцами пластилин кровавого оттенка, Артем задумывается над «кровожадностью слепленного белоруса»: «Я вырос в правильной белорусской семье со всеми ее нормами, и увиденное в треш-фильмах шокировало меня. В этом шоке - самый сок. Людям не хватает выброса эмоций. Глядя на жесткое порно и лужи крови, они видят то, что хотели бы сделать, но кто-то уже сделал это за них, и они успокоились».

«Чувака спустили с лестницы»

Слепить «что-нибудь настоящее» крайне сложно: «У меня есть фильм «О настоящем». Однажды довелось попасть на новоселье, в компанию рейверов, «движовых чуваков», иногда «хавающих кислоту». Зная, что иду на жесткий флэт, взял с собой камеру. Потом сказал им: ребята, приходите посмотреть, как вы бухали. Они пришли и сказали: «Артем! Ну ты и гов…к!» Началось все с поэзии, парни читали танки, японские трехстишия вроде «Построили выход. Позабыли о входе. Дверь для всех одна». Потом начинается синька: водку наливают в чайные кружки, банка из-под шпрот стала пепельницей. Давно заполночь. И тут приходит сосед. Он пришел не из-за шума, он пришел в гости! Слегка поддатый. Мы: заходи, мол. Будешь водку? Буду! Все в лучших традициях жесткого белорусского алко-треша. Потом началась жесть. Один парень танцевал со своей девушкой: ничего не видел, в плечо ей уткнулся. А мужик стоял сзади и начал имитировать мастурбацию. Я показал ребятам отснятый прикол, увидел парень - и спустил этого чувака с лестницы. Тот потом утром пришел за ботинками». Треш идет вразрез с хрестоматийной толерантностью, «которую нам тоже прилепили, когда лепили».

Вылепленного белоруса идеология «консервирует. Белорусы - это консервы. Они живут внутри своей банки. Мне нравится, что я родился и рос в начале 90-х гг., в период, когда ничего не было. Мы - дети развалин, с нами тяжело, нас не лепили из микрочипов БРСМ».

Белорусский экстрим - лучшее спасение от идеологической лепки: «Однажды я опоздал на электричку и пообщался с другим парнем, из Слободы, тоже опоздавшим. Он рассказывал, как катается на лошадях: бесит коня, чтобы тот галопом бежал по полю. Парень пускается вскачь на голом коне, без всякой упряжи! Самое страшное - когда конь падает на бок, чтобы раздавить наездника. Надо успеть увернуться и снова вскочить на коня, когда тот будет подниматься на ноги!»

Подыскивая, из чего бы слепить голову белоруски, Артем с восторгом обнаруживает кислотно-розовый пластилин и такой же помпон, оторванный от шариковой ручки: «О! Розовый! Я его раньше не любил: всякие там эмо, гламур. Но теперь я понимаю: не-ет, это же стеб! Наша белорусская женщина будет с розовой головой. О! На «Евровидение»! Отправляйте!» И начинает мурлыкать себе под нос: «Я буду петь лучше, чем Тина Тернер!»

«Колорадский жук как политзаключенный»

«Я бы ему будку сделал, - оценил Артем место обитания белоруса в агрогородке и взялся за лепку будки. - Обычно города и агрогородки строятся по главному принципу Ctrl C+Ctrl V. Как там грустно! Приезжаю в свою деревню Селитреники. Прихожу к друзьям, они сидят, в карты играют. Спрашиваю: чем занимаетесь? Они отвечают: «Сегодня самогонку не продают, так сидим, в карты играем».

Будка получается стильного салатового оттенка: «Белорус может загорать на крыше этой будки. Я в Несвиже видел девушку, загорающую ню. Прямо на замке. Там холмик, с которого нормально просматривается крыша. Может, Черная Панна Несвижа?»

Удобства клипмейкер располагает во дворе: «Поставим бочку с водой и лягушкой - джакузи». Рядом - колхозное поле, где «растет картошка, без нее белорусов нет. А в будущем - конопля. На американских каналах какой-нибудь дяденька обычно заканчивает свою речь: «А будет лучше, если покурить марихуану!» У нас же регулярно наказывают «бабко-дилеров, которые выращивают мак для булочек, а все думают, что они балуются маковой соломкой».

Террорист N1 для Беларуси - колорадский жук, лепить которого очень просто: «Я очень люблю колорадских жуков. В детстве, когда у меня поломались все машинки, я пошел на поле. Эти полосатые такие стильные! Я делал для них тюрьмы, заборы. Для них не надо шить тюремную одежду - они уже в робе! Символ политзаключенного - колорадский жук».

Рядом с будкой «должна пастись корова». Наспех слепленная бочкоподобная корова плашмя шлепается на бок, но дизайнер отказывается признать ее «пораженной коровьим бешенством»: «Я не связываю свое творчество с убийством. Был такой художник Федоров. Он нарисовал картину, где беременная женщина плачет над фотографией умершего мужа. На той картине он изобразил себя. Когда его жена забеременела, он умер. Я не смогу заставить человека умереть перед камерой».

Видя, что у коровы подкашиваются ноги, Артем решается на крайние меры: «Делаем пятую ногу. Это будет свидетельствовать о близости АЭС, которую мы начинаем строить». Пятая нога не спасает положения: «Может, укоротить корове ноги, чтобы стояла? Но тогда пропадет гламур! Кто же с короткими ногами лезет в гламур?!» Отчаявшись, дизайнер вешает на корову розовый фликер, «чтобы она тоже включилась в программу «Минус сто» и, переходя дорогу, не превратилась в 100 кг диетического легкоусвояемого мяса».

«Клюшка и шайба вместо серпа и молота»

«Есть анекдоты, которые характеризуют отношения белорусов с некоторыми другими странами, - вспоминает клипмейкер, приделывая корове нечто вроде крыльев. - Летит большой орел. Тут к нему подлетает воробей, садится на него, ногу на ногу закидывает, невозмутимо закуривает «Беломор». Орел ему: «Ты что?» Воробей: «А тебе-то что?» И - сидит себе».

Кроме коровы, «каждый белорус хотел бы иметь курицу, которая несет золотые яйца Д-0». И шапку-невидимку. «Чтобы не видело начальство, а в определенные дни - жена с тяжелым предметом в руках». Страуса для очередной страусиной фермы он лепить не хочет: «Жалко белорусского страуса, которому придется прятать голову в болото или в хоккейную площадку».

В новоиспеченном агрогородке, где уже есть будка и корова, не хватает только стелы: «Памятники нужны. Если ставить памятник фиге, затрудняюсь определить, в какую сторону она будет обращена. Думаю, по указанию президента, в небо: мол, не дождетесь! Интересен также «памятник рабочему и крестьянке с клюшкой и шайбой вместо серпа и молота».

Дизайнер наотрез отказывается окружать мощь и великолепие забором: «Зачем заборы? В каждом белорусе этих заборов столько! Я живу на ул. Белинского, там какая-то военная часть. И от одной трамвайной остановки до другой тянется бетонный забор. Сейчас его начали убирать, поставили прозрачную решетку. Как будто в другом городе живу!»

Торжественно насупившись, Артем с пафосом окрестил новый населенный пункт: «Это агрогородок Розовые Очки!» Чтобы улучшить демографическую ситуацию в агрогородке, можно было бы слепить «инновационные памперсы для тройни - с отверстиями сразу для шести ног». Правда, от этой идеи клипмейкер сразу отказался: «Нет, нужна индивидуальность: каждый должен есть из своей тарелки и с…ть в свой памперс».

Справка Sexus. Артем Лобач родился в 1987г. в Борисове. Окончил Минское художественное училище им. Глебова. Клипмейкер и режиссер, сотрудничал с различными дизайн-студиями. Делал работы для «Серебряной свадьбы», ZigZag, MTV, The Best of Rock, Studio Elemental (fireshow), Open Space, Inside. Автор видеоработ и короткометражных фильмов Something down, Backside, «Фильм о настоящем». Любитель белого вина и Достоевского.

«Обычно города и агрогородки строятся по главному принципу Ctrl C+Ctrl V. Как там грустно! Приезжаю в свою деревню Селитреники. Прихожу к друзьям: сидят, в карты играют. Спрашиваю: чем занимаетесь? Они отвечают: «Сегодня самогонку не продают, так сидим, в карты играем».
Добавить комментарий
Проверочный код