Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№5 (626) 04 февраля 2008 г. Sexus

Ручная лепка

04.02.2008
Как должен выглядеть гламурный агрогородок

Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

№ 5 [626] от 04.02.08 - …Вдруг он разочарованно тянет: «Ну почему у вас нет ваты? Однажды я хотел написать сценарий, очень обидный для белорусов. Если бы его увидели сами белорусы, они бы сказали: «Да пошел ты в ж…!» Фильм я хотел назвать «Вата»: белорусы все такие ватные!»

В процессе сооружения «гламурного розового агрогородка» из детского пластилина на унылом столике бистро дизайнер и клипмейкер Артем ЛОБАЧ поведал Sexus об экстремальной скачке «на голом коне», секретных микрочипах БРСМ, легализации макового поля, загорающей ню Черной Панне Несвижа и о том, куда прячут головы белорусские страусы.

«В этом шоке - самый сок»

«Может, сороконожку сделать? - раздумывает дизайнер над символом современного белоруса. - Ведь многие сейчас быстренько сматываются за границу». Чтобы вылепить не сороконожку, а «нормального мужика», надо быть ближе к народу: «Я обращаю внимание на персонажей, которые в четыре часа едут в троллейбусе. С запахом перегара, усатые, невысокого роста, со смуглой кожей, но в уголках глаз у них морщинки: они часто улыбаются! Сейчас он придет домой - и жена на него будет кричать: опять он пропил деньги. Но он такой настоящий! Хочу снять о нем фильм». Озорной блеск в глазах дизайнера внезапно тускнеет: «Но он ватный, его все устраивает».

Слепив белоруса, для чистоты эксперимента в него следует добавить «плодово-выгодного напитка «Вдохновение» и побольше лозунгов: «Устанавливайте пожарные извещатели и счетчики учета воды!» Подоплеку пропаганды Артем видит насквозь: «Обратите внимание на биллборд, на котором бабушка в народном костюме. Если подойти ближе, можно увидеть, что на шторке ценник висит. За продажную Беларусь с ценником!»

Намерение лепить «реального мужика» сменяется порывом соорудить «гламурную белоруску»: «Восхищаюсь аристократками в годах. На одной моей выставке какая-то женщина лет 60, такая странная, сильно накрашенная, стояла в углу. Подошел поближе - у нее ресницы накладные. Это меня так умилило!»

Задумчиво вертя пальцами пластилин кровавого оттенка, Артем задумывается над «кровожадностью слепленного белоруса»: «Я вырос в правильной белорусской семье со всеми ее нормами, и увиденное в треш-фильмах шокировало меня. В этом шоке - самый сок. Людям не хватает выброса эмоций. Глядя на жесткое порно и лужи крови, они видят то, что хотели бы сделать, но кто-то уже сделал это за них, и они успокоились».

«Чувака спустили с лестницы»

Слепить «что-нибудь настоящее» крайне сложно: «У меня есть фильм «О настоящем». Однажды довелось попасть на новоселье, в компанию рейверов, «движовых чуваков», иногда «хавающих кислоту». Зная, что иду на жесткий флэт, взял с собой камеру. Потом сказал им: ребята, приходите посмотреть, как вы бухали. Они пришли и сказали: «Артем! Ну ты и гов…к!» Началось все с поэзии, парни читали танки, японские трехстишия вроде «Построили выход. Позабыли о входе. Дверь для всех одна». Потом начинается синька: водку наливают в чайные кружки, банка из-под шпрот стала пепельницей. Давно заполночь. И тут приходит сосед. Он пришел не из-за шума, он пришел в гости! Слегка поддатый. Мы: заходи, мол. Будешь водку? Буду! Все в лучших традициях жесткого белорусского алко-треша. Потом началась жесть. Один парень танцевал со своей девушкой: ничего не видел, в плечо ей уткнулся. А мужик стоял сзади и начал имитировать мастурбацию. Я показал ребятам отснятый прикол, увидел парень - и спустил этого чувака с лестницы. Тот потом утром пришел за ботинками». Треш идет вразрез с хрестоматийной толерантностью, «которую нам тоже прилепили, когда лепили».

Вылепленного белоруса идеология «консервирует. Белорусы - это консервы. Они живут внутри своей банки. Мне нравится, что я родился и рос в начале 90-х гг., в период, когда ничего не было. Мы - дети развалин, с нами тяжело, нас не лепили из микрочипов БРСМ».

Белорусский экстрим - лучшее спасение от идеологической лепки: «Однажды я опоздал на электричку и пообщался с другим парнем, из Слободы, тоже опоздавшим. Он рассказывал, как катается на лошадях: бесит коня, чтобы тот галопом бежал по полю. Парень пускается вскачь на голом коне, без всякой упряжи! Самое страшное - когда конь падает на бок, чтобы раздавить наездника. Надо успеть увернуться и снова вскочить на коня, когда тот будет подниматься на ноги!»

Подыскивая, из чего бы слепить голову белоруски, Артем с восторгом обнаруживает кислотно-розовый пластилин и такой же помпон, оторванный от шариковой ручки: «О! Розовый! Я его раньше не любил: всякие там эмо, гламур. Но теперь я понимаю: не-ет, это же стеб! Наша белорусская женщина будет с розовой головой. О! На «Евровидение»! Отправляйте!» И начинает мурлыкать себе под нос: «Я буду петь лучше, чем Тина Тернер!»

«Колорадский жук как политзаключенный»

«Я бы ему будку сделал, - оценил Артем место обитания белоруса в агрогородке и взялся за лепку будки. - Обычно города и агрогородки строятся по главному принципу Ctrl C+Ctrl V. Как там грустно! Приезжаю в свою деревню Селитреники. Прихожу к друзьям, они сидят, в карты играют. Спрашиваю: чем занимаетесь? Они отвечают: «Сегодня самогонку не продают, так сидим, в карты играем».

Будка получается стильного салатового оттенка: «Белорус может загорать на крыше этой будки. Я в Несвиже видел девушку, загорающую ню. Прямо на замке. Там холмик, с которого нормально просматривается крыша. Может, Черная Панна Несвижа?»

Удобства клипмейкер располагает во дворе: «Поставим бочку с водой и лягушкой - джакузи». Рядом - колхозное поле, где «растет картошка, без нее белорусов нет. А в будущем - конопля. На американских каналах какой-нибудь дяденька обычно заканчивает свою речь: «А будет лучше, если покурить марихуану!» У нас же регулярно наказывают «бабко-дилеров, которые выращивают мак для булочек, а все думают, что они балуются маковой соломкой».

Террорист N1 для Беларуси - колорадский жук, лепить которого очень просто: «Я очень люблю колорадских жуков. В детстве, когда у меня поломались все машинки, я пошел на поле. Эти полосатые такие стильные! Я делал для них тюрьмы, заборы. Для них не надо шить тюремную одежду - они уже в робе! Символ политзаключенного - колорадский жук».

Рядом с будкой «должна пастись корова». Наспех слепленная бочкоподобная корова плашмя шлепается на бок, но дизайнер отказывается признать ее «пораженной коровьим бешенством»: «Я не связываю свое творчество с убийством. Был такой художник Федоров. Он нарисовал картину, где беременная женщина плачет над фотографией умершего мужа. На той картине он изобразил себя. Когда его жена забеременела, он умер. Я не смогу заставить человека умереть перед камерой».

Видя, что у коровы подкашиваются ноги, Артем решается на крайние меры: «Делаем пятую ногу. Это будет свидетельствовать о близости АЭС, которую мы начинаем строить». Пятая нога не спасает положения: «Может, укоротить корове ноги, чтобы стояла? Но тогда пропадет гламур! Кто же с короткими ногами лезет в гламур?!» Отчаявшись, дизайнер вешает на корову розовый фликер, «чтобы она тоже включилась в программу «Минус сто» и, переходя дорогу, не превратилась в 100 кг диетического легкоусвояемого мяса».

«Клюшка и шайба вместо серпа и молота»

«Есть анекдоты, которые характеризуют отношения белорусов с некоторыми другими странами, - вспоминает клипмейкер, приделывая корове нечто вроде крыльев. - Летит большой орел. Тут к нему подлетает воробей, садится на него, ногу на ногу закидывает, невозмутимо закуривает «Беломор». Орел ему: «Ты что?» Воробей: «А тебе-то что?» И - сидит себе».

Кроме коровы, «каждый белорус хотел бы иметь курицу, которая несет золотые яйца Д-0». И шапку-невидимку. «Чтобы не видело начальство, а в определенные дни - жена с тяжелым предметом в руках». Страуса для очередной страусиной фермы он лепить не хочет: «Жалко белорусского страуса, которому придется прятать голову в болото или в хоккейную площадку».

В новоиспеченном агрогородке, где уже есть будка и корова, не хватает только стелы: «Памятники нужны. Если ставить памятник фиге, затрудняюсь определить, в какую сторону она будет обращена. Думаю, по указанию президента, в небо: мол, не дождетесь! Интересен также «памятник рабочему и крестьянке с клюшкой и шайбой вместо серпа и молота».

Дизайнер наотрез отказывается окружать мощь и великолепие забором: «Зачем заборы? В каждом белорусе этих заборов столько! Я живу на ул. Белинского, там какая-то военная часть. И от одной трамвайной остановки до другой тянется бетонный забор. Сейчас его начали убирать, поставили прозрачную решетку. Как будто в другом городе живу!»

Торжественно насупившись, Артем с пафосом окрестил новый населенный пункт: «Это агрогородок Розовые Очки!» Чтобы улучшить демографическую ситуацию в агрогородке, можно было бы слепить «инновационные памперсы для тройни - с отверстиями сразу для шести ног». Правда, от этой идеи клипмейкер сразу отказался: «Нет, нужна индивидуальность: каждый должен есть из своей тарелки и с…ть в свой памперс».

Справка Sexus. Артем Лобач родился в 1987г. в Борисове. Окончил Минское художественное училище им. Глебова. Клипмейкер и режиссер, сотрудничал с различными дизайн-студиями. Делал работы для «Серебряной свадьбы», ZigZag, MTV, The Best of Rock, Studio Elemental (fireshow), Open Space, Inside. Автор видеоработ и короткометражных фильмов Something down, Backside, «Фильм о настоящем». Любитель белого вина и Достоевского.

«Обычно города и агрогородки строятся по главному принципу Ctrl C+Ctrl V. Как там грустно! Приезжаю в свою деревню Селитреники. Прихожу к друзьям: сидят, в карты играют. Спрашиваю: чем занимаетесь? Они отвечают: «Сегодня самогонку не продают, так сидим, в карты играем».
Добавить комментарий
Проверочный код