Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№3 (624) 21 января 2008 г. Тема недели

Меняя шило на мыло

21.01.2008
«Если бы я пришла к власти…»

Екатерина СИНЮК

Молодые демократы, представившиеся Игорем и Александром, ждали меня поздним пятничным вечером на пл. Победы в Минске. Времени было не так много: молодые активисты на месте не сидят. Место встречи весьма символично выбрали сами. Чтобы понять, какой «победы» хотят молодые демократы, я предложила им пофантазировать: «Что бы вы сделали, если бы завтра пришли к власти?»

Мы двинулись вдоль площади, и, закуривая, Игорь приступил к размышлениям: «Окончательная победа для Беларуси - это глубокая демократизация образа жизни всей страны. Хочется, чтобы наши граждане, большинство из которых живет по стандартной схеме «работа-дом-телевизор», были заинтересованы в чем-то большем. Ладно, наши родители - люди старой закалки, но наши дети должны жить по-другому. А все начинается со школы. Ничего против наших учителей не имею, однако воспитание школьника как гражданина заключается не только в детальном изучении, например, белорусского языка или математики (если это не профильный класс)».

«Нашим школьникам нужно уже в школе давать какое-то политическое образование, - подхватил мысль Игоря демократ Александр. - Конечно, случаи добровольно-принудительного вступления в БРСМ - это тоже политика, но односторонняя и бесполезная. Почему нет никакой альтернативы, меня удивляет. Что БРСМ делает для своих подопечных? Да, он может по их желанию отправить поработать в качестве рабочей силы. Да еще и непонятно куда. Почему бы не отправить ребят на стажировку куда-нибудь в Европу? Не думаю, что практика обмена опытом кому-то мешала в дальнейшей карьере. Правда, к нам ехать особо никто не хочет, у нас ведь даже пятизвездного отеля ни одного нет. Строится сейчас что-то, но когда это все будет построено, неизвестно. И почему вообще такие отели у нас начинают строиться, когда во всей Европе они уже давно есть? Мы что, хуже, что ли? Другой важный вопрос: люди, побывавшие в Европе, назад в Беларусь возвращаться не хотят. Уезжает, много толковых преподавателей и способных студентов. Главное же, что многое для этого и делается. Это касается не только отмены льгот. Например, с недавних пор для поступления в вуз на политологию или юриспруденцию нужно иметь положительную характеристику от БРСМ. Смысл поступать на такую специальность мигом улетучивается. Преподаватели политологии сильны только в том случае, если могут спокойно сказать то, что на самом деле думают по своему предмету, а не просто озвучить проверенный в четырех-пяти госинстанциях текст, написанный в теперешних учебниках по идеологии, политологии и т.д.».

Пока мы гуляли по ярко освещенной площади, к нам присоединились еще трое молодых, розовощеких и полных сил демократов: Евгения, Татьяна и Илья. Александр спешно распрощался («Дела!»), и мы продолжили беседу в расширенном составе.

«Если бы я пришла к власти, - мечтательно заговорила Татьяна, - то отменила бы распределение бюджетников. Чтобы студенты ехали работать в глубинку, их надо заинтересовать. Но не тем, что там будет Ледовый дворец: мол, будете и работать, и развлекаться. Кому там нужен этот дворец, построенный к тому же на деньги самих жителей, собранные в добровольно-принудительном порядке?! К тому же покататься на коньках - нынче удовольствие не из дешевых. Если же покупать свои коньки, то и того хуже: дешевле Br100 тыс. не найдешь. Разве по карману это будет жителям глубинки?! Но в общем, что касается нашего образования, признаю, что оно на уровне, у нас есть сильные преподаватели, есть профессионалы».

«Однако приманивать тех же бюджетников хорошими условиями жизни типа трехкомнатных квартир и больших зарплат, по-моему, просто глупо
, - продолжил тему Илья. - Приезжает студент в эту трехкомнатную квартиру, а там ничего нет, и ему только и остается думать, стоит ли делать там ремонт, потому что по окончании срока его все равно оттуда выгонят».

Темнело. Площадь Победы расцвечивалась разноцветными огнями все ярче. Заговорила Евгения: «А я, если бы пришла к власти, вплотную занялась бы национальной идеей. Это касается, например, языка. Большинство наших граждан, к сожалению, русскоязычные. И я тоже. Пусть мы и наши родители говорим на русском, но я за то, чтобы наши дети и внуки говорили по-белорусски. То, что многие сейчас говорят на русском, ничего плохого в себе не несет: так сложилось исторически. Но, чтобы Беларусь стала в мире что-то значить, ее граждане должны быть истинными белорусами. Не хочется применять таких кардинальных мер, как, например, на Украине, где все на украинском, но, по сути, сделать так не мешало бы».

«Хочется, чтобы Беларусь у европейцев с чем-то ассоциировалась, что-то символизировала, как, например, Париж символизирует Эйфелева башня, - заговорил критически настроенный Илья. - Но, чтобы такое произошло, нужно прикладывать немалые усилия. Европейцы любят историю. Беларусь как раз историей и сильна. Чего стоит Мирский, Гольшанский замки. Просто этому аспекту внимания почему-то не уделяют. Дело не только в популяризации различных памятников и исторических объектов. Надо вложить немалые средства в доскональное изучение этих историко-культурных ценностей. Увы, Национальная библиотека и ледовые дворцы никаких ассоциаций ни у кого не вызовут и тем более не могут что-то символизировать. Пока же иностранцы приезжают к нам просто из праздного любопытства: захотелось каким-нибудь немцам пожить в деревенском домике, побегать по лесу, забыв про цивилизацию, вот они и в Беларусь…»

«Так национальная идея нужна или другая идеология?»
- интересуется корреспондент «БелГазеты». «Надо, чтобы национальная идея и стала идеологией», - хором ответили Татьяна и Евгения, а Илья пошутил: «Ну, вот возьмем хотя бы БРСМ - национальная идея». Девушки перебивают его: «Если бы мы были у власти, сделали бы все, чтобы наши граждане не думали о том, что сказал сейчас Илья, а были совершенно свободны в своем выборе!» Как это соотносится с идеологией, какой станет национальная идея, молодые люди не пояснили.
Добавить комментарий
Проверочный код