Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№3 (624) 21 января 2008 г. Тема недели

Хотели бы вы стать чиновником?

21.01.2008
 

Екатерина СИНЮК

Что говорят

Дмитрий ФЕДОРУК, молодежный активист. Начиная сейчас политическую карьеру, хочу сказать, что быть им, безусловно, хочу. Даже больше: это и есть, наверное, мое призвание. Особенно глядя на то, как в моей стране чиновничья бюрократизированная система не выполняет своих функций. Я хочу быть чиновником, но не в теперешней белорусской системе, когда стать здесь личностью невозможно. Например, если ты чиновник и сам хочешь решить какие-то вопросы, но не можешь, потому что так не положено. Но какая польза от такого чиновника? Белорусские чиновники, например, голосуя за определенный проект, должны умом голосовать, понимать, за что голосуют, а не потому, что так надо…

Андрей ГНЁТ, режиссер. По этому поводу вспоминается цитата Фаины Раневской: «Если человек умный и честный, он беспартийный; если человек умный и нечестный, то он в партии; если же человек умный и в партии, то он дурак». Ни в коем случае не хотел бы быть чиновником. С точки зрения народа, чиновник должен быть честным и не жалеть своего здоровья и сил на некое народное благо. С точки зрения чиновника, он должен быть изворотливым и уметь выдерживать унижения и оскорбления. Наши чиновники обладают качествами с точки зрения выгоды в свою пользу. Но, как в любом правиле, у нас должны быть исключения. Поэтому, как дети верят в Деда Мороза, мне хочется верить в честного и порядочного чиновника. Пока же могу сказать, что с народной точки зрения наши чиновники - это футболисты, забивающие гол в собственные ворота. Они же не выращивают, например, картошку, коров или свиней. Их работа заключается в том, чтобы управлять нами, и каждый из нас сотую долю процента регулярно отдает на его зарплату. Хотелось бы, чтобы не они решали, давать нам ту или иную работу, а чтобы мы выбирали того, кто будет нами не просто управлять, но и помогать. Но чтобы что-то у нас изменилось, должен измениться подход к власти в принципе. Чиновничий аппарат, как и любой другой аппарат в любой компании, это всего лишь менеджмент, директорат, тоже кем-то управляемый. От качества же этого управления и зависит наша сегодняшняя жизнь. Пока же наше «предприятие», к сожалению, больше убыточное…

Александр ПУГАЧЁВ, сотрудник Минспорта. Я хочу стать миллионером! Но не через чиновничество. Чиновником быть не хотел бы, потому что я слишком свободный по натуре. Люди, которые находятся у власти, зависимы во многом. Например, они постоянно боятся склок, скандалов, боятся показать свои эмоции, а когда они выходят в свет, им вообще нужно продумывать каждый свой шаг. В идеале чиновники должны быть жесткими и смелыми, потому что довольно часто им приходится принимать решения, не всегда понятные окружающим.

Павел КРИВАЛЬЦЕВИЧ, юрист. Госчиновник - это лицо, призванное облегчать жизнь гражданам, решать их проблемы. Он должен быть ответственным и способным эффективно решать проблемы. Причем так, как будто бы это его личные проблемы. Этого нельзя добиться без стимулирования со стороны государства, прежде всего финансового. Чиновник должен досконально разбираться во всех тонкостях своего ремесла, что позволит найти наиболее быстрый и качественный способ решения проблем. А это уже показатель его профессионализма. Ну и, конечно, это высокие моральные принципы.

Любовь КОТОВА, медиапланер. Чиновником не хотела бы стать, точно. Для женщины это слишком большая ответственность. Хотя есть женщины, у которых жизненные приоритеты расставлены не так, как заложено природой. Юлия Тимошенко, например. Стоит отдать дань уважения этой сильной женщине. Кстати, в наше время смены ориентиров наблюдается тенденция прихода к власти женщин. Кто знает, может, если бы женщин-чиновников было больше, что-нибудь да было бы по-другому…

Юрий УСКОВ, студент. Если чиновник мелкий, он должен понимать, что его мнение не особенно учитывается при решении каких-либо принципиальных вопросов, и он будет делать то, что ему скажут «сверху». Крупные же чиновники могут выдвигать какие-то важные решения, но они тоже люди зависимые. Я не хотел бы быть ни в числе одних, ни в числе других, чтобы не вызывать бурю негодования у масс по поводу какого-то не мною принятого решения. Как, например, в случае с отменой льгот. В жизни часто приходится сталкиваться с бюрократией, особенно в сфере моей будущей профессии - журналистике. Надо узнать какую-то информацию, и ты звонишь конкретному человеку, который точно этой информацией обладает. И тут начинается: перезвоните туда-то, а там посылают перезвонить туда-то или просто посылают… И все потому, что именно там, где надо, боятся. Поэтому, сколько бы у нас ни говорили о дебюрократизации, факт остается фактом…

Лев МАРГОЛИН, председатель Минской областной организации ОГП. Я бы хотел стать госчиновником, только не при этой власти. Сейчас любой чиновник - это винтик, который должен действовать по определенным правилам. А кто хочет в один прекрасный день лишиться работы?! Если б я, например, пришел к власти, я бы отменил особый путь развития белорусского государства и постарался бы направить его по тому пути, по которому развивается большинство стран мира. Уже 13 лет я недоволен тем, как работают наши чиновники. Мы вообще живем от одного гениального изобретения наших властей до другого. До поры до времени это нивелировалось Россией, ее поддержкой. Учитывая последние действия наших властей по отношению к загнанным в угол предпринимателям, студентам и пенсионерам, можно сделать вывод: сейчас мы довольно быстрыми темпами приближаемся к кризису, но вот чем он закончится, сказать трудно. Любому человеку, который знаком со школьным курсом физики, известно, что если в котле заварить клапаны, через которые можно сбросить давление, рано или поздно он взорвется. Или, например, если в обычной кастрюле-скороварке давление поднимается, она тоже может взорваться. Но в кастрюле это не происходит, потому что на ней есть специальный колпачок, которым можно регулировать давление. Так и у нас: чем меньше у народа возможностей свободно выражать свое мнение, тем больше шансов, что рано или поздно он «взорвется». Что у нас произойдет, предположить трудно, но то, что что-то будет, это однозначно. Очень многое зависит от России. Если удастся выпросить еще несколько кредитов, тогда мы чуть дольше будем ползти в агонии. Сколько бы Россия ни дала нам кредитов, от этого ни холодно ни жарко.

Максим ЛИНЕВИЧ, бизнесмен. Не хотел бы. На сегодняшний день у нас весь этот чиновничий аппарат слишком бюрократичен, чтобы туда хотеть. В чиновниках сидят одни старики и решают все какими-то отжившими методами. Чтобы получить какую-нибудь важную бумагу, решающую важную для тебя проблему, надо обежать множество инстанций. Давно уже пора упрощать эту систему. Вспоминать, как я открывал свой бизнес, честно говоря, не хочется. Все это было муторно и долго. Кроме того, чиновники не те люди, которые на самом деле что-то решают.

Андрей КРУК, инженер-охотовед. Госчиновник должен быть прежде всего человеком высококультурным, чтобы он мог вести грамотный диалог с народом, чтобы его приятно было слушать, чтобы речь его была чистой. Я бы чиновником быть не хотел. В наше время быть им очень трудно, слишком высоки требования. Идя на такую работу, человек должен понимать, что ему предстоит. Вот и я, понимая, могу сказать, что чиновником быть просто не смогу…
Добавить комментарий
Проверочный код