Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№3 (624) 21 января 2008 г. События. Оценки

«Мои показания смягчили удар»

21.01.2008
 

Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

Приговор Александру Сдвижкову прокомментировал в интервью корреспонденту «БелГазеты» председатель религиозного объединения «Духовное управление мусульман Республики Беларусь» муфтий Исмаил ВОРОНОВИЧ.

- Как вы оцениваете приговор, вынесенный журналисту?

- Мне очень сложно судить, тем более что суд-то был закрытым. Мы могли присутствовать, только когда нас пригласили. А там же и других приглашали, полный коридор! Поэтому о том, какие именно обвинения в его адрес суд принимал во внимание, мне очень сложно судить. Но как человека мне его, конечно, жалко.

Сдвижков необдуманно дал ход этой публикации. Я посмотрел на него в суде: человек, безусловно, высокого уровня интеллектуального развития, бесконечно предан своему делу. Разумеется, я понимаю, он не преследовал цель разжечь в обществе вражду этими публикациями. Тем более что были предприняты срочные меры, чтобы эти карикатуры не попали в руки читателей, и я сомневаюсь, что их кто-то видел. Жалко человека, но повторюсь: всех обвинений в его адрес я не знаю. Я не юрист, в этом вопросе некомпетентен.

- Вы не ожидали, что приговор будет столь суров?

- Напротив, я слышал разговоры, что ему грозит еще больше - возможно, около пяти лет тюремного заключения. Допускаю, что мои показания немного смягчили удар, хотя я, конечно, не должен присваивать себе подобные заслуги.

- Мусульманская община расценила публикацию как оскорбление религиозных чувств верующих?

- Меня как руководителя духовного управления мусульман Республики Беларусь с этой публикацией ознакомил Госкомитет по делам религий и национальностей. Мне были предъявлены ксерокопии материала, я вчитался в текст той статьи: автор, наверное, намеревался просто дать информацию, как эти карикатуры попали на страницы СМИ и как это было воспринято в странах, где были опубликованы карикатуры. Я так и на суде сказал, что цель журналиста была - ознакомить аудиторию с причиной мирового скандала, а не оскорбить религиозные чувства общины.

- Это первый случай в Беларуси, когда действия журналиста трактуются как попытка оскорбить мусульманскую общину?

- Случай с карикатурами произошел в первый раз. Но мне поступили сигналы, что в другом городе Беларуси также хотели опубликовать карикатуры. Мы сразу предупредили эту публикацию, и повторения истории, к счастью, не произошло.

- В каком городе это случилось?

- Неважно.

- Муфтий Абу-Бекир Шабанович в одном своем интервью сказал: «И слава Богу, что мы сдержали верующих от каких-либо действий, чтобы не произошло того, что случилось с подобными людьми в некоторых других странах». Вы же, напротив, утверждаете, что никаких волнений не было. С чем связано это расхождение?

- Видимо, Шабанович хотел показать свой героический поступок! Нет, ничего такого не было, хотя я тоже со своей стороны как руководитель объединения предупредил общину о том, что следует спокойно воспринять появление этого номера, если он попадет к ним в руки. А то, что там где-то было что-то, Шабанович с флагом пошел - не знаю! Этого, мне кажется, не было. Но каждый хочет себя показать.

- Сдвижков попросил прощения в суде?

- Мое заявление на суде Сдвижкову понравилось. Сам он попросил, чтобы я обратился к мусульманам и рассказал, что он просит прощения за тот поступок, который совершил. Ведь это не его статья: тогда он замещал главного редактора и подписывал этот номер. Может, приговор был бы мягче, если бы он не скрылся куда-то. Я конкретно не знаю...

- Как заявил Абу-Бекир Шабанович, «пусть бы он попросил прощения у мусульман, тогда, возможно, мы бы выступили с ходатайством о смягчении приговора». Намерены ли вы теперь ходатайствовать о смягчении приговора?

- Я же не знаю всех обвинений в его адрес. Поэтому будет ли с моей стороны этично ходатайствовать, не зная полностью обвинений? Возможно, там есть что-то еще помимо публикации карикатур! Я не знаю этого, это был закрытый процесс. Мы должны внимательно оценить обстановку и взвесить все обстоятельства.

- Такого сурового наказания не было ни в Дании, ни в тех странах, где карикатуры были перепечатаны…

- В Дании выступали с требованием смертной казни, но чем это закончилось, не знаю. Волна протестов постепенно спала, и, как говорится, спасибо Аллаху, что все успокоилось. Как человека, конечно, Сдвижкова жалко. Выглядел он за решеткой неважно - очень бледный, к тому же маленького роста, как мне показалось. Жалко, жалко... Радости мало сидеть за решеткой, когда тебя охраняют со всех сторон.
Добавить комментарий
Проверочный код