Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№3 (624) 21 января 2008 г. Радости жизни

«В истории «МГ» не было ошибок»

21.01.2008
 

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

«Музыкальная газета» - знаковое для нескольких поколений белорусских меломанов издание с одиннадцатилетней историей - 1 января прекратила выход. До 2003г. газета представляла собой 24-полосный цветной еженедельник, повествующий о всех мировых стилях музыки, и делилась на «западный» и «белорусский» секторы. Несмотря на то, что «белорусский сектор» был не очень интерессен российскому читателю, газета имела успех в Москве и Санкт-Петербурге - благодаря высокому уровню материалов и четкой градации по интересам (в газете освещались и электронная музыка, и «тяжелая», и классический рок, и даже такие узкопрофильные направления, как I.D.M. и digital hardcore).

Каждый более или менее увлекающийся музыкой молодой человек наверняка хранит в своих архивах увесистую подшивку «Музыкалки». В те времена там можно было обнаружить тексты практически всех именитых деятелей белорусского шоу-биза, прочитать эксклюзивные интервью с западными звездами мирового уровня и вдоволь нахохотаться над страничкой частных объявлений в духе «меняю коллекцию календариков и вырезок о Робби Уильямсе на все о Rammstein!». В 2003г. газета по экономическим причинам разделилась на две части - «западный» сектор превратился в журнал об альтернативной музыке «НОТ-7», а «белорусский» стал еженедельной газетой о белорусской музыке, которая продержалась чуть больше четырех лет.

О причинах прекращения издания «МГ» и о проблемах музыкальной прессы обозреватель «БелГазеты» беседовала с директором издательства «Нестор»Анатолием КИРЮШКИНЫМ. Помимо ряда изданий строительной и компьютерной тематики, с середины 90-х издательство умудрялось поставлять на рынок СНГ качественную музыкальную прессу - журналы «Джаз-Квадрат», «Музыкальный журнал», посвященный «тяжелой» музыке, и «Музыкальную газету».

- Интересно даже не то, почему газета исчезла, а то, как вам вообще удавалось тянуть ее целых одиннадцать лет?

- В мире есть всего две страны, способные выпускать еженедельное музыкальное издание. До 2001г. таких изданий во всем мире было ровно четыре - Billboard, New Musical Express, Melody Maker и - как ни странно! - «Музыкальная газета».

Но несмотря на то, что в лучшие времена тираж «МГ» был 19 тыс. и в России она имела вес, существовать она могла только в условиях свободного рынка для прессы. Проблемы «МГ» начались с того, что появились таможни, сложности с платежами. Но у ее гибели масса причин. Самый страшный враг еженедельной музыкальной прессы - кладовщик на складе. Дело в том, что журнал «НОТ- - их 15 шт. в упаковке - можно распределить между городами и киосками, не распаковывая, а когда в пачке 300 «Музыкальных газет», вся система грузчиков-кладовщиков будет это дело саботировать. Почтальоны тоже такие газеты ненавидят. Стараются не подписывать на «МГ», потому что она им не выгодна, ее надо сортировать, разбирать. И киоскам она не выгодна: при цене в Br200 киоск на ней зарабатывал Br60.

- А почему нельзя было повысить цену?

- «Союзпечать» отказалась распостранять газету, потому что она не дает им прибыли. Но чтобы уровень инфляции в стране не рос, нам можно повышать цены только на 0,5% в месяц! Для нас это - Br1. В течение месяца мы могли повысить цену на рубль, но снова округлить ее до Br200. Потому что у нас нет такой денежной единицы - рубль. Есть только Br10! И получается замкнутый круг: в следующий месяц мы снова можем поднять цену на один рубль и снова округлить до 200…

- Почему первое еженедельное музыкальное издание в СНГ вышло именно в Беларуси?

- С нашей стороны это было своего рода вызовом. В то время у нас было много изданий, была своего рода эйфория: мол, мы можем это сделать, и мы это сделали. Отчасти это было продиктовано личными интересами - мне была понятна и интересна музыкальная тематика. А еще мы видели, что больше нет изданий, которые занимали бы эту нишу.

- Какие-либо из ваших музыкальных изданий были рентабельными?

- Нет, никогда. Но, поскольку издательство зарабатывало на других газетах, мы могли себе позволить заниматься музыкальной прессой - это была своего рода статусная вещь. «Джаз-Квадрат», например, мы до сих пор выпускаем с огромным удовольствием, его высоко ценят и в России, и на Украине, и в странах Балтии.

Главная причина нерентабельности музыкальных изданий - отсутствие рынка. Пиратство бьет по музыкальной прессе больше, чем по самим музыкантам. Пиратский рынок не рекламируется, он подпольный, он не может предполагать рекламы. Он подрывает легальный рынок, у которого вследствие этого нет денег на рекламу в прессе. Это действует не только в Беларуси, но и на всей территории СНГ. Русский New Musical Express, например, изначально был мертворожденным. Русский Rolling Stone тоже долго не выдержит. В рамках Беларуси и России могут существовать лишь узкоспециализированные музыкальные издания. Наш «Музыкальный журнал» одно время даже не был убыточным, потому как был узкопрофильным и существовал за счет рекламы конкретных лейблов, выпускающих «тяжелую» музыку.

Вообще, музыкальная пресса - это «хоббийная» пресса. Она может существовать до тех пор, пока держится на энтузиазме. Когда она переходит на коммерческую сторону, все автоматически превращается в разгрузку вагонов или собирание картошки.

- Выходит, невозможность издавать в Беларуси еженедельное музыкальное издание связана не с особенностями нашего шоу-бизнеса, а с экономикой в целом?

- Это происходит во всем мире: проблемы с логистикой, подпиской, стоимостью почтовых услуг везде почти одинаковы. Цена на нефть растет - растут цены на грузоперевозки. Поэтому я предполагаю, что и остальные музыкальные еженедельники могут исчезнуть - как Melody Maker, который также оказался невыгодным распространителям. Просто Беларусь имеет свою особенность - при 10 млн. населения и фактически уже закрытых границах у нее крайне маленький рынок.

- Как я понимаю, вы активно выводите свои СМИ в Интернет. Каким образом вы их раскручиваете? Например, англоязычный сайт «Джаз-Квадрата»? Когда, например, в Google набираешь jazz news, он появляется в числе первых трех-пяти ссылок! Или это вы проплатили Google?

- Скорее это связано с тем, что сам Google в свое время нам платил. За свою первую рекламную кампанию, когда еще никто не знал, что это такое. Когда они закончили рекламную кампанию, они нам написали, что мы в сотне их ведущих промоутеров и они этого нам никогда не забудут.

Еще важный момент - у нас мощная служба новостей. Нам все присылают свои пресс-релизы: пишут сами музыканты, пресс-службы музыкантов. Вот смотрите, какая-нибудь пресс-служба высылает нам новость - через десять минут она индексируется в Google, еще через десять минут ее «ворует» служба BBC News. Потом канадские джазовые новости, «Лос-Анджелес Таймс», «Чикаго Трибьюн» берет у нас местные чикагские новости, потом это разносится по куче блогов - и это прекрасно! Ведь чем больше «воруют» материалов, тем больше на нас ссылок, и тем выше мы в рейтинге!

- Помимо этого фокуса с Google, какими еще музыкально-издательскими рекордами вы можете похвастаться?

- «МГ» была первой в Беларуси цветной газетой. Когда мы печатали ее, типография даже не могла сообщить нам расценок на цветную газетную печать, потому что их тогда еще не существовало! Еще наши издания вошли в энциклопедию достижений российской культуры XX в. Правда не «МГ», а «Джаз-Квадрат».

- Можно ли предположить, что развитие Интернета также сыграло роль в закрытии газеты?

- Ничего подобного. Самый большой враг музыкальной прессы с т.з. перехвата аудитории - это ТВ. В 1996г. у нас не было специализированных музыкальных каналов, а сейчас их десятки. Пресса не может выполнять ту роль, которую выполняла раньше.

Что самое удивительное, Интернет фактически не наносит ущерба бумажным изданиям. Это как, например, радио не может быть конкурентом бумажных СМИ, потому что бумажные СМИ нельзя читать за рулем в машине. Сеть скорей является конкурентом ТВ. Интернет - не место для чтения. Я всегда говорил, что заменить бумажную прессу он не сможет - хотя бы потому, что в туалет с модемом не сходишь. Методика восприятия такова, что человек долго не может читать с экрана, поэтому в Сети можно читать разве что новости и форумы. Человек не может валяться с Интернетом на диване, в ванне. С ноутбуком может, конечно, но недолго - расслабится и уронит его в ванну.

Монитор предназначен для медиа-объектов, а не для текста, поэтому не исключено, что через пять-десять лет текст из Интернета практически исчезнет. Интернет будет существовать как система персональных видео-каналов, глобальная библиотека, форум и площадка для всякого рода вандализма и заборных надписей.

- Многие сейчас с огромным сожалением пишут и говорят о том, что с закрытием «МГ» закончилась целая эпоха. А вам лично не жаль?

- Мне было бы жалко, если бы мы сделали ошибку. Но в истории «МГ» не было ошибок. Она погибла абсолютно естественно. Более того, она не имела права на рождение. Скорее нас должна переполнять гордость за то, что мы одиннадцать лет делали то, что в принципе было нереально. Мы можем сказать, что «МГ» вошла в историю - как битва под Ватерлоо или взятие Багдада Чингисханом.

«МИХАЛОК ВЫЗЫВАЛ МЕНЯ НА ДУЭЛЬ!»

Олег КЛИМОВ, бессменный редактор «МГ», рассказал о своей одиннадцатилетней связи с газетой.

- Как вы оцените уровень влияния «МГ» на белорусскую музыку и культуру?

-
Мне было очень приятно, когда музыканты, обвешанные всяческими регалиями, говорили о том, что газета им очень помогала в какие-то сложные моменты. В конце 80-х в белорусском роке был своеобразный культурный прорыв, эйфория, ощущение свободы, а потом, в середине 90-х, начался обратный процесс. И «МГ» как раз тогда и появилась. И, по словам многих музыкантов, здорово поддерживала их в этот не очень простой для них период. Для них было очень важно, что через газету они могут донести не только какие-то вгляды профессионального плана, но и более личные, философские вещи.

- Возникали ли шумные скандалы между газетой и какими-нибудь мэтрами белорусской музыки?

- Случалось всякое. Михалок даже на дуэль меня вызывал - из-за рецензии на диск «Мантаны». Но иногда я устраивал веселые провокации специально: когда возникало ощущение болота, застоя, хотелось всех как-то взбодрить! Даже когда я не совсем был согласен с тем, что писал, мне хотелось какого-то обострения на культурном фронте, какой-то бурной реакции. Тем не менее в моих «нападках» на музыкантов никакой злости никогда не было. Музыканты, как правило, понимали, что это своего рода журналистская игра и что в этих материалах есть сермяжная доля истины, ведь иногда аналогичные претензии к ним были и у поклонников. Поэтому все заканчивалось миром. Ведь и Вольский, и Куллинкович, с которыми у нас были такие «битвы», - люди умные, самоироничные и адекватные. Они вменяемые, поэтому с ними можно было полусерьезно «ссориться». Но были и музыканты, с которыми, как выяснилось, в такие игры играть нельзя. Однако, в любом случае, с ними у меня хорошие отношения. Например, с такими людьми, как Слава Корень, я вообще не вижу смысла спорить, даже если я в чем-то с ними не согласен. Это же настоящая глыба, он столько всего сделал для нашей музыки! Даже если где-то моя точка зрения не совпадает с его мнением, я все равно его очень ценю как великолепного гитариста. С Помидоровым тоже были конфликты, но это потому, что мы с ним похожи, оба очень эмоциональные, резкие, говорим о тех же самых вещах, но совершенно разными терминами. Тем не менее я считаю его одним из лучших текстовиков белорусской рок-музыки.
Добавить комментарий
Проверочный код