Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№3 (624) 21 января 2008 г. Общество

Впитать с молоком

21.01.2008
«Белорусский младенец присосался к груди ИП»

Николай ВАЛУЕВ

На рынках и в торговых центрах страны вовсю формируется новый предпринимательский класс: в качестве продавцов здесь появились матери с грудными детьми.

Потеряв право привлекать к труду наемных работников, некоторые индивидуальные предпринимательницы вынуждены периодически прекращать ненадолго торговлю, чтобы покормить младенцев грудью. «В прошлом году мы с мужем внесли свой вклад в демографическое развитие страны, - не без гордости в голосе говорит Ольга, торгующая одеждой в одном из столичных торговых центров, держа при этом на руках десятимесячного сына Кирилла. - Планировали иметь троих детей, но теперь задумались: а сможем ли мы их нормально воспитать и поставить на ноги?»

Молодая мама, занятая предпринимательством, да еще и с симпатичным мальчишкой на руках, запросто могла бы стать настоящим символом белорусской современности и даже героиней жизнеутверждающего телесюжета. Но это возможно лишь в том случае, если комментировать ситуацию будет голос за кадром. Ведь если дать слово самой героине, она такого может наговорить!

«Я в ЧУП не переоформлялась, потому что у меня только одна торговая точка, - не для белорусского ТВ рассказывает Ольга. - Я получила консультацию у экономиста, произвела расчеты, и оказалось, что если перестану работать как ИП, то сразу же понесу убытки и уйду в минус. А по новым правилам к работе продавцом на моей точке не могу привлечь никого, кроме близких родственников. Да, они у меня есть. Мать и сестра живут в Гродно, само собой, помочь мне не могут. У мужа своя работа, и он тоже не в состоянии ни стать продавцом, ни сидеть с ребенком...»

Рассказ женщины прервал мальчик, недовольно сложив бантиком маленькие губки и чуть слышно захныкав. «Ой, топтыжка, что случилось? Нам кушать пора, вы уж извините», - виновато пояснила Ольга и прикрыла роллету своего павильона, лишая тем самым посетителей ТЦ возможности лицезреть сюрреалистичную картину «Белорусский младенец присосался к груди ИП».

В это время никакого ажиотажа среди покупателей и никаких внешних признаков паники среди предпринимателей не наблюдалось. Во всем ТЦ было закрыто с десяток торговых точек. Некоторые не работали из-за «переучета», кто-то - «по техническим причинам». Кое-где на роллетах писали горькую правду: «Закрыто из-за оформления документов» и «Не работаем из-за перехода из ИП в ЧУП».

Кормление грудью маленького Кирилла в одном из павильонов ТЦ никак не отразилось на экономической платформе руководства страны. Своего главного нынче неприятеля предприниматели и без того знают по имени: «Указ N760», но высказаться по этому поводу не анонимно в основном стесняются. «Ну, а что вы там понаписываете? - с агрессивным вызовом отреагировал мужчина в буфете ТЦ. - По нам и так уже таким катком проехались, что ничего и писать больше не надо». Мужчина мысленно сплюнул на пол, сжал в карманах кулаки и одарил корреспондента «БелГазеты» таким жестким взглядом, будто узнал в лицо то ли автора указа N760, то ли человека, помешавшего 213 тыс. предпринимателей собраться в знак протеста на Октябрьской площади. Таким, как этот предприниматель, и хочется, и колется, и не можется, но хочется от этого не меньше. И так по бесконечному кругу.

Прошло примерно 25 минут, и Ольга с улыбкой вынырнула из-за открывшейся роллеты: «Я думала, что смогу ездить домой кормить малыша, но оказалось, что при этом я буду нарушать установленный график рабочего дня. А за такое нарушение меня могут лишить лицензии». Вот и приходится с малых месяцев приучать сына к жесткой конкуренции.

«Почему я как ИП не могу пойти в декретный отпуск? Не могу взять больничный? - интересуется беременная женщина-продавец. - Кто решил, что у меня нет никаких прав?» «Если заболеет мой ребенок и я останусь сидеть с ним дома, то буду терять примерно по Br80 тыс. в день», - дополняет еще одна предпринимательница. «А чем мы отличаемся от других граждан?! - поразилась еще одна мать. - Мы что, воруем или кому-то что-то не платим? Живем по-честному, мы честные люди. Раньше мы могли нанять работника и платить ему деньги за работу. А теперь получается, что нам всем нужны няни для детей. Это что, лобби бестолковых девок или наемных нянь пробралось в министерства?»

Гневную обстановку разрядил маленький Кирилл. Со знанием дела и с помощью многочисленных нянек он прошагал вдоль торговых рядов, остановился с уважением в глазах сначала у одной тети-предпринимательницы, затем у другой, а потом улыбнулся и заторопился на руки к маме. «Он у меня тако-о-о-й!» - рассмеялась Ольга. За спиной у нее висела одежда, стоял кассовый аппарат. Рядом - коллеги со смутными видами на будущее. А неподалеку от ТЦ сидели умные люди, которым виднее, как жить правильно, торговать зрело и кормить вовремя.

* * *

Вскоре к Ольге пришел муж. Серьезный, неразговорчивый мужчина. Внешне показалось, что он все же не отказался от семейной задумки и дети у них еще будут, несмотря на законы для народа. В подтверждение предположения откуда-то из-за мамы высунул личико Кирилл и улыбнулся. Когда-нибудь он откопает в семейных архивах громоздкие фолианты с историей перехода родителей из ИП в ЧУП. Во множестве наследственных раритетов Кирилла в электронном виде сохранится sms-сообщение, распространявшееся на прошлой неделе среди ИП: «Если ты предприниматель! Если он тебя достал! 21-го в 12 - на Октябрьский централ! На коленях жизнь прожила? Встань - хотя бы за детей! Иль неужто мы точно быдло, стадо вшивых блохарей? Встань, страна! Довольно страха. С нами Бог, а с ними гад. 21-го в 12 все к плечу - иначе в ад».
Добавить комментарий
Проверочный код