Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№3 (624) 21 января 2008 г. Контекст

Михаил Зыгарь: «Газпром» - основная опора его власти»

21.01.2008
 

Виктор МАРТИНОВИЧ

Александр Лукашенко стал президентом в 1994г. - в год, когда «Газпром» решил ослабить свою зависимость от Украины и принял судьбоносное решение о строительстве газопровода «Ямал-Европа» по территории Беларуси. По мнению авторов книги «Газпром. Сделка с властью», презентованной на прошедшей неделе в Германии, эта труба предопределила не только экономические контуры, но и политическое содержание белорусского режима.

Журналисты Валерий Панюшкин («Ведомости») и Михаил Зыгарь («КоммерсантЪ»), написавшие «…Сделку с властью», уверены, что «своим благосостоянием Беларусь примерно на четверть обязана «Газпрому». Влиянию дешевых цен на газ, а также российского энергетического транзита на белорусскую политику в книжке посвящена целая глава - «Да здравствует Беларусь!». Авторы убеждены, что «мощное стратегическое оружие под названием газ» было не просто средством исполнения, но и главной причиной возникновения нынешних контуров строгой внутренней политики Беларуси.

На первый взгляд, рассуждения авторов о том, что газ и нефть стоят вообще за любым проявлением общественной жизни в любой стране, кажутся натяжкой. «Вся политика в мире держится на энергоресурсах и движется за счет энергоресурсов. Поэтому газом пытаются пользоваться все. И те, у кого он есть. И те, по чьей территории он проходит. И те, по чьей территории он не проходит, но может пройти», - говорит Михаил Зыгарь в интервью «Немецкой волне».

Впрочем, натяжкой эти утверждения кажутся лишь до тех пор, пока авторы не начинают приводить конкретные примеры совпадений ключевых событий в энергетической и политической составляющих отношений между Беларусью и Россией. Лукашенко стал тем правителем, которым он является, исключительно благодаря «Газпрому», уверены авторы книги.

С Михаилом ЗЫГАРЕМ беседовал обозреватель «БелГазеты».

- С чего это вы взяли, что «своим благосостоянием Беларусь примерно на четверть обязана «Газпрому»?

- Знаете, мне трудно говорить о благосостоянии Беларуси в целом, но я глубоко убежден, что своим благополучным положением во главе Беларуси Александр Лукашенко лично обязан «Газ-прому». «Газпром» - основная опора его власти.

- А в Беларуси вам бы на это возразили, что опорой его власти являются благодарные граждане, которые видят, что он не распродал заводы, не дал упасть экономике…

- Да, но он не дал упасть экономике именно потому, что цены, по которым Россия продает газ Беларуси, в разы ниже украинских. И это не говоря уже о Западной Европе! Тот факт, что он «не распродал заводы», объясняется наличием денег на их содержание. Они ведь все дотационные! А вопрос о дотациях, опять же, приводит к дешевым ценам на российский газ. Белорусская экономика фактически не несет значимых затрат на энергетику, что ставит белорусские предприятия в заведомо привилегированное положение по отношению к предприятиям других стран.

ПРЕЗИДЕНТ КАК ТОВАР

- А разве Беларусь при этом не производит конкурентоспособную продукцию?

- Чтобы продукция была конкурентоспособной, экономика должна допускать конкуренцию, быть конкурентной. А это предполагает то, что вы получаете энергоресурсы по рыночным ценам, чего сейчас нет. Что же касается белорусских товаров, то я бы не сказал, что они славятся на всю Европу отменным качеством и дешевизной. Главное и единственное последствие низких цен на российские энергоресурсы для Беларуси - это известное на всю Европу стабильное положение президента Беларуси, который является основным белорусским товаром.

- Опять же, в Беларуси вам на это могли бы возразить: нет никаких льготных цен на российские энергоресурсы - они компенсируются низкими ценами на газовый транзит по белорусской территории…

- Транзитные ставки несопоставимы с уровнем цен на энергоносители. Объемы газа и нефти, которые поставляются в Беларусь, велики. Белорусские и украинские транзитные ставки практически не отличаются, а вы сравните цены на российский газ для этих двух стран! И это при том, что в структуре поставок российского газа в Европу большая часть проходит все-таки не через Беларусь, а через Украину. Доля «Ямал-Европы» - около одной трети экспорта, идущего через Украину.

БОЛЬШИЕ СОВПАДЕНИЯ

- Почему вы полагаете, что политическая конфигурация белорусской власти предопределена ценами на российский газ? Очевидно, что Александр Лукашенко - сильный, самостоятельный политик и вряд ли проводил бы другую политику, плати Беларусь за газ больше…

- Тем, кем он является сейчас, Александр Лукашенко стал не в 1994г. Нынешнее состояние белорусской политической системы - результат плавной и длительной трансформации. Лукашенко в первые годы своего правления и Лукашенко сейчас - два разных человека. Это как Путин в 2000г. и в 2008г.

Напомню, что восемь лет назад Владимир Владимирович слыл «западником», рыночником, а сейчас из России выгоняют Британский совет. О Лукашенко можно сказать то же самое. Очевидно, что пламенным демократом в западном понимании этого слова он не был никогда, но и вел себя в 1994г. совсем не так, как в 1996г. Без ощущения собственной «нужности», того, что Россия без него не проживет, не сможет обходиться без трубы, которую прокладывают по белорусской территории, нынешнего уровня уверенности в себе он никогда бы не обрел.

Избрание Лукашенко даже по датам совпадает с началом строительства «Ямал-Европы». Первое наступление на свободу слова в Беларуси совпало с церемонией закладки первого звена «Ямала». Символично, не так ли? Журналисты российских, белорусских телеканалов тогда впервые были лишены аккредитации, их вывели за пределы огороженной красными ленточками площадки, на которой, собственно, и проходила церемония. Российские телеканалы были возмущены неуважением к СМИ, был записан совместный stand up трех телеканалов. При молчаливом согласии «Газ-прома» Беларусь впервые не дала российским журналистам нормально работать на белорусской территории.

КАК КЕБИЧ ПРЕВРАТИЛСЯ БЫ В ЛУКАШЕНКО

Что же все-таки предопределило политические контуры белорусского режима: цены на газ или наличие транзита?

- Основное влияние оказал факт наличия трубы. Сидя на ней, Беларусь могла чувствовать себя самоуверенно и всесильно. Долгое время Западная Европа старалась не критиковать или критиковать вполголоса то, что происходило в Беларуси. И это создавало у Беларуси понимание, что она нужна не только России, но и Европе, зависимой от российского газа. Это, по всей видимости, вскружило голову.

- До 1994г. Беларусь была парламентской республикой. Означает ли это, что, если бы «Ямал-Европа» появился раньше, премьер Вячеслав Кебич навел бы с демократией такой же порядок, который наступил здесь после 1994г.?

- Трудно говорить в сослагательном наклонении, но личностный фактор здесь, конечно, тоже играет большую роль. Люди, руководившие «Газпромом» в 90-е годы, Виктор Черномырдин и Рэм Вяхирев, вели себя иначе, чем люди, управляющие «Газпромом» сейчас: Владимир Путин и Алексей Миллер. В разных руках одно и то же оружие может действовать по-разному. Хотя, конечно же, окажись российский газопровод в руках Кебича, тот чувствовал бы себя куда самоувереннее, чем без оного.

ОБ ИНТЕРЕСАХ РОССИИ И ИНТЕРЕСАХ «ГАЗПРОМА»

- А как бы вы определили основное отличие «Газпрома» Вяхирева-Черномырдина от «Газпрома» Путина-Миллера?

- Ключевое отличие - при Вяхиреве у всех было понимание, что интересы «Газпрома» и интересы России как государства не совпадают. Политика «Газпрома» не была подчинена политической воле российского руководства. При Путине большая часть решений, принимаемых «Газпромом», продиктована политическими причинами, «интересами России». И принимает их лично президент. При этом зачастую действия «Газпрома» противоречат его же интересам, что для компании неполезно и может привести к серьезному кризису. У «Газ-

прома» уже сейчас падает добыча, в скором времени могут возникнуть проблемы с новыми месторождениями, изношенностью трубопроводов. Вместо того чтобы пускать средства на санацию собственных сетей, компания большую часть своих усилий тратит на выполнение политических или околополитических проектов.

ЧЕМ ДЕШЕВЛЕ ГАЗ, ТЕМ МЕНЬШЕ ПРАВ

- В прошлом году начался процесс повышения цен на российский газ для Беларуси. Можно ли говорить о том, что этот процесс демократизирует Беларусь, а ее руководство вынужденно станет менее уверенным, более сговорчивым?

- Эта проблема относится к сфере психологического привыкания к хорошему и обратной силы не имеет. В свое время президент Туркменистана Сапармурат Ниязов столкнулся с тем, что компания «Итера» предложила чересчур низкие цены на газ. Ниязов привык к тому, что все хотят туркменский газ, а тут такое! И он вынужден был залить водой и бетоном несколько собственных месторождений, вообще воздержаться от продаж, рискуя остаться без денег и без экспорта. Но разве это привело к либерализации его методов правления? Он не расстался со своими диктаторскими замашками, не перестал сажать людей, возводить себе золотые памятники. Это наркотическое привыкание, здесь нет обратной дороги.

В случае с Беларусью повышение цен на российский газ обусловлено в первую очередь политикой. Кремль надеется на то, что Лукашенко станет сговорчивей в вопросах участия России в приватизации ряда лакомых кусков белорусской экономики.

- Вы считаете, что основной мотив перехода на рыночные цены для нашей страны - не стремление получить больше денег, а попытка сделать Беларусь сговорчивей в допуске россиян на свой рынок?

- Этот вопрос возвращает к дискуссии об интересах «Гапрома» и интересах России. Для «Газпрома» было бы более логичным постепенно повышать цену на газ для Беларуси до уровня украинской, чтобы получать больше денег и пускать их на ремонт газопроводов. Для России выгоднее, чтобы «Газпром» остался без части денег, но Кремль получил большее влияние в Беларуси, больший контроль над ключевыми белорусскими объектами.

- Можно ли из нашей беседы вывести следующий универсальный закон: чем дешевле российский газ, чем больше транзитных сетей, тем хуже ситуация с правами человека и политическими свободами?

- Звучит пессимистично, но мне это утверждение кажется справедливым. Главное, помнить о том, что в обратную сторону этот закон не работает, и, если цены повышаются, а транзит уходит в обход территории, это вовсе не гарантирует демократизации и прав человека. Когда газ уже пустили, засунуть его обратно в горлышко бутылки невозможно.

СПРАВКА «БелГазеты». Михаил Зыгарь родился в 1981г. в Москве. Окончил МГИМО. В 1999г. освещал энергетические вопросы в «Газете.ru». В настоящее время - специальный корреспондент «Коммерсанта».
Добавить комментарий
Проверочный код