Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№1 (622) 07 января 2008 г. Мнения

Третьей будет

07.01.2008
Культпоход

Янка ГРЫЛЬ

Новый премьер-министр Украины Юлия Тимошенко начинает выполнять предвыборные обещания: 4 января орган Верховной Рады «Голос Украины» опубликовал закон «О госбюджете Украины на 2008г.», согласно которому 1 апреля минимальная зарплата будет увеличена до 525 гривен, 1 октября - до 545 гривен (около $107), 1 декабря - до 605 гривен. Бюджет-2008 кастрирует модернизационные госпрограммы, зато на 57% увеличивает соцвыплаты. Кроме того, кабинет Тимошенко намерен возместить украинцам потерянные в начале 90-х вклады советской поры.

Мягко говоря, это не укладывается в модную как среди провластных, так и среди оппозиционных белорусских СМИ трактовку Тимошенко как правого политика. Однако Юлия Владимировна особо не скрывала своих намерений, еще 20 декабря в сжатом виде изложив программу действий нового кабинета в эфире телеканала «Интер»: «Есть только одна политическая сила и единая политическая партия, которая может жестко и безусловно диктовать свою волю. Это народ Украины. Другим партиям это не разрешено». Вам это никого не напоминает? И еще: «Я хочу, чтобы политики привыкали к тому, что будет не так, как хотят они, а так, как скажет народ: на выборах, референдумах, на общественных слушаниях и даже в своих письмах».

Тимошенко пообещала, что «у тех людей, которые платили по $30 млн. за измену, больше этих теневых миллионов не будет»; что будут упразднены все депутатские льготы и отменена неприкосновенность народных избранников; что «мы наведем четкий порядок после 17 лет т.н. «глубоких реформ»; что новый премьер «установит прямой, без любых посредников, контакт» с электоратом; что«хаоса в стране больше не будет, будет порядок». И хрестоматийный финал: «Мы - единая нация, единый народ, единая страна». Правда, без упоминания единого премьера, зато с обещанием, что украинцы уже спустя несколько лет смогут гордиться тем, что живут в великой стране.

Увы, авторские права на политические идеи и лозунги не защищаются патентами и конвенциями. А жаль. Примерно в той же тональности в 1994-97гг. выступал Александр Лукашенко. Схожие призывы появились в программных речах Владимира Путина образца второго срока. Все это можно назвать национал-популизмом, однако навешивание ярлыков не изменит сути: во всех трех восточнославянских странах демократия вылепила из совершенно разных политиков лидеров приблизительно одного типа - авторитарно-харизматического, с непосредственной, т.е. минующей всякие партии, блоки, движения, связью с «ляхторатом», централизованной раздачей социальных коврижек за счет бюджета, национал-государственнической риторикой. Идеологический камуфляж (левый-правый, пророссийский-прозападный, демократ-недемократ и пр.) роли не играет. Роль играет механизм осуществления и самовоспроизводства власти.

Александр Лукашенко пришел к руководству страной с готовой программой «очищения» и «прорыва». Владимира Путина к «национальным проектам», державной фразеологии и антикоррупционным ритуалам пошагово подталкивал раздираемый клановыми и социальными противоречиями политический класс. Юлии Тимошенко еще предстоит разбираться с оппонентами, и не столько с «регионалами», сколько с номенклатурой из «Нашей Украины» и аппарата Виктора Ющенко. Однако естественный отбор идет по одной и той же схеме: на смену слегка вороватым крепким хозяйственникам кебичам-януковичам-лужковым и компромиссным квазидемократам ельциным-ющенко-шушкевичам приходят политики с горящими (или имитирующими горение) глазами, твердой, как приговор Басманного суда, рукой и мешком Санта-Клауса, полным социально значимых подарков плебсу.

Там, где элиты лишены не только чувства ответственности, но и чувства меры, разочарование в институциональной демократии наступает быстро, очень быстро. В Беларуси это произошло в 1994-96гг. Россия выруливала к «плану Путина» примерно с 2002-03гг. Украинский вариант предсказывал политолог Станислав Белковский, еще до второго премьерства Тимошенко обещавший в «Украинской правде», что Юлия Владимировна «будет отнимать и делить, и это будет по-настоящему красиво», что «от нее ждут закручивания гаек и, безусловно, дождутся». По Белковскому, «Тимошенко - это историческое возмездие украинским элитам». Пожалуй, то же самое можно сказать о Лукашенко и Путине-II (второго срока).

В каждой избушке - свои погремушки. В каждой из постсоветских славянских стран - свой харизматик: строгий, но справедливый батька, хитромудрый надёжа-государь или стремительно материализующийся в Киеве образ неньки Украины с косой и в белом. А о либеральной демократии уже постфактум можно будет прочитать в учебниках политологии.
Добавить комментарий
Проверочный код