Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№1 (622) 07 января 2008 г. Мнения

Не год Беларуси

07.01.2008
Московский наблюдатель

Виталий ПОРТНИКОВ

Когда в 1999г. в России происходил процесс передачи власти, это оказалось знаменательным для российско-белорусских отношений, и не только для их экономической составляющей, но и для того, что казалось незыблемым, - интеграционных лозунгов. Стало очевидно, что использовать механизм союзного государства для создания в этом новом образовании президентского поста для руководителя Беларуси невозможно.

Александру Лукашенко так и не удалось пересечь госграницу своей страны, причем он убедился, что сама передача власти в России базируется не на политическом расчете, не на идее «собирания земель», а на необходимости обеспечения гарантий уходящему президенту. Казалось бы, Лукашенко обладал всем для того, чтобы въехать в Кремль. С газетной точки зрения. Харизма, склонность к социальным идеям, востребованным в обедневшей стране, Беларусь на блюдечке. Но российской власти все это было совершенно не нужно. А Владимиру Путину оказалась совершенно ненужной поддержка белорусского президента.

У Бориса Ельцина в распоряжении было не так уж много идей, которыми он мог оперировать для расширения электората, и союзное государство для первого российского президента было очень кстати: оно не требовало никаких реальных шагов и вместе с тем помогало без особого напряжения закрыть эксплуатировавшуюся противниками Ельцина тему Беловежской пущи.

У Владимира Путина с электоратом оказалось все в порядке. Стабильность, наведение порядка на Кавказе, возрастание внешнеполитического влияния России - интеграция с Беларусью была в этом ряду, но не более. Стоит вспомнить, что в Москве идея союзного государства всегда воспринималась как процесс, к которому должны были присоединиться и другие союзные республики. Не случайно в 2004г. Путин, Лукашенко, Кучма и Назарбаев подписали соглашение о создании Единого экономического пространства. Но уже вскоре «оранжевая революция» на Украине продемонстрировала: интегрироваться придется либо с Беларусью, либо ни с кем. С процессом было покончено. А идти на какие-либо уступки Минску исключительно ради продолжения эксплуатации темы «союзного государства» в Москве были не готовы. Возможно, именно поэтому об интеграции практически забыли: визит Владимира Путина в Минск накануне Нового года был воспринят уже не как рядовой момент в процессе взаимодействия братских стран, а как настоящая сенсация…

Но теперь наступают новые времена - следующая передача власти. В отличие от предшественника будущий президент России никак не будет связан с ельцинским идеологическим наследием. В отличие от предшественника-стабилизатора будущий президент России будет подавать себя как реформатора стабильной страны. И если Путин был потребителем ресурсов «Газпрома», то Медведев - это просто «Газпром».

На этом фоне интересно и то, как поведут себя россияне с Александром Лукашенко, и то, как поведет себя сам белорусский президент. Лукашенко - игрок-долгожитель, пришедший в большую политику, когда Путин и Медведев еще не знали, что это такое. Он может попытаться сыграть на разногласиях в российской элите - когда-то он делал это даже публично, путешествуя по российским регионам. Он может попытаться установить с Медведевым личные отношения, которые у него так и не сложились с Путиным. Он может пойти на уступки «Газпрому», т.е. новому президенту. Но все это рискованные шаги. Российская элита может найти общий язык и отыграться на Минске. Личные отношения с Медведевым могут и не сложиться. А могут сложиться и привести к ссоре с не менее влиятельными фигурами.

И все эти рискованные шаги придется делать в ситуации, когда Москве будет явно не до Минска. Как было не до него в 1999-2000гг., что привело к качественным изменениям и в практике, и в риторике. 2008г. тоже вряд ли станет в России «годом Беларуси».
Добавить комментарий
Проверочный код