Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№48 (618) 03 декабря 2007 г. Визави

«Отсечь, как повреждённый член»

03.12.2007
 

Вета ВОСЬМИЛЕТОВА, Света СЕМИЦВЕТОВА

В поиске документов, идеальным образом регламентирующих проживание множества молодых людей в одном помещении, «БелГазета» решила обратиться к истокам духовности отечественной традиции делового администрирования - уставам мужских и женских православных монастырей.

Нравы монашеских обителей не в пример строже нравов студенческих общежитий, и тем не менее из окон там никто не выпадает. Должно быть, потому, что «новоначальный прежде всего должен внимательно прочитать и усвоить монастырский устав, чтобы при первых же шагах своего пребывания в обители не нарушить заведенного в ней порядка и дисциплины». Как и студент, монах «дает подписку в том, что он обязуется свято выполнять все, изложенное в уставе; в случае же нарушения упомянутого устава он подлежит соответствующему взысканию со стороны администрации монастыря в целях вразумления и покаяния, а при упорном непослушании может быть удален из обители».

Духовные авторитеты рекомендуют вновь заселяющемуся в обитель ориентироваться на наставление св.Василия Великого инокам: «Походку иметь скромную, не говорить громогласно, соблюдать в беседе благочиние, употреблять пищу и питие благовременно, хранить молчание при старших, быть внимательным к мудрым, послушным к начальствующим, иметь к равным и меньшим нелицемерную любовь, удаляться от злых, не быть скорым на смех, украшаться скромностью».

Зори здесь, само собой, тихие, а порядки строгие: после вечерней службы «всякие праздные разговоры и прогулки воспрещаются», как и «курение, употребление спиртных напитков и сквернословие», а «нарушение сего древнего правила влечет за собой серьезное наказание, вплоть до исключения из обители». Даже посещение келий братии строго регламентировано: «Входить в чужую келью следует с молитвой и только когда будет получен ответ «Аминь». С нарушителем дисциплины ведется интенсивная воспитательная работа: «Брат, нарушающий монастырскую дисциплину, может подвергнуться духовному взысканию через наложение епитимии, на каковую следует смотреть не как на карающий бич, а как на необходимое врачевание, исцеляющее духовные болезни и немощи». Если нарушитель упорствует, то «берется под особое наблюдение старших братьев, его увещевают и наставляют с целью исправления, а в случае упорства его в своих грехах следует такого нарушителя отсечь от общества иночествующих, как поврежденный член тела».

Чтобы не оказаться поврежденным членом соборного тела церкви, «монашествующие всячески должны избегать оставления своей обители даже на самое короткое время, помня, что стены и дух монастыря - это лучшая защита от разных соблазнов и искушений. Каждый инок, побывав в миру, возвращается в свою келию в духовном плане худшем, чем из нее вышел».

С посетителями порядок не менее строгий, особенно в женских обителях: «Принятие в келиях внешних посетителей (женского пола) допускается лишь по благословению монастырского начальства, причем в дневные часы. Лица мужского пола в келии не допускаются… Если возникает необходимость сестре обители увидеться с близким родственником, то таковые принимаются не в келии, а в особо отведенных помещениях или храме». Самое главное, «без благословения настоятельницы никто не имеет права никого из посторонних оставлять у себя в келии на ночлег. Равно никто из сестер не имеет права ночевать в монастыре же, но в иной келии или у иной сестры».

Принятие пищи тоже регулируется правилами, сводящими к минимуму соблазны суетного мира: «Никто не должен брать пищу в келию, кроме тех, которым разрешит сие наместник или благочинный... Монашествующий должен со смирением вкушать поданную пищу и не говорить: «Это невкусно, это мне вредно». Свои пожелания и скорби по этому поводу он может потом высказать келарю или эконому, не распространяя их далее».

Выселение из монастырской обители тоже схоже с выселением из студенческого общежития: «Инокини, уволенные из монастыря, должны в кратчайший срок, указываемый настоятельницей, сдать эконому или благочинной келию и ключи от нее, монашескую одежду и другие казенные вещи, возвратить библиотекарю взятые из библиотеки книги и в мирской одежде удалиться из обители».

Впрочем, после искреннего покаяния в монастырь можно вернуться - как и в общежитие.
Добавить комментарий
Проверочный код