Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№48 (618) 03 декабря 2007 г. Накоротке

«Чтобы войти в историю, нужно, чтобы тебя нарисовал Смоляк»

03.12.2007
 

Татьяна КАРЮХИНА

На прошлой неделе художник Андрей Смоляк стал самой обсуждаемой фигурой в искусстве: его работу «Чэрвеньская спякота 1942г.», на которой изображен Янка Купала в последний год своей жизни, не посчитали достойной и не включили в экспозицию выставки, посвященной 125-летию Янки Купалы и Якуба Коласа «Мастацкiя каласавiны» во Дворце искусства. В день открытия выставки «самый коммерциализированный отечественный художник», как величает Смоляка пресса, забрал картину и отправился с ней в мастерскую.

«Просто смешно, - признавался он позже журналистам, - орден Ленина, говорят, на груди у Купалы плохо прописан, галстук… Символика за спиной какая-то (государственный герб РБ. - Ред.) - намек на тоталитаризм строя…» В музее утверждают, что работ, которые оргкомитет не включил в экспозицию, было много. У Смоляка своя версия: «Начальники в Союзе художников просто побоялись, что кому-то не понравится такой Купала. А ведь в Союзе как раз перевыборы…»

О ГАЛСТУКЕ КУПАЛЫ И «КЛАССНОЙ РАБОТЕ»

Самое обидное, признается художник, «что я, Смоляк, «самый коммерциализированный живописец», как именует меня ваш брат-журналист, написал Купалу от всей души». «Он во сне ко мне явился, - без прелюдий переходит мэтр к истории рождения работы. - Честно! Пришел ночью Янка Купала и сам попросил меня его нарисовать. Так и сказал: «Андрей, никто ни одного правдивого моего портрета не написал. Будь любезен, пойди завтра в мастерскую и напиши меня таким, каким сейчас видишь». Уже к вечеру Смоляк «набросал портрет» измученного, затравленного, раздавленного Купалы, издерганного и с вывалившимся глазом.

О том, что было дальше, Смоляк говорит с меньшей охотой: «Сначала позвонил Владимир Кожух - очень талантливый художник. Мы с ним вместе учились, на практику ездили, водку пили… Ой, нет, не водку - «чернила»… И вместе голубей ели. Кожух их ловил здорово… Так вот, он позвонил мне и сказал, что сейчас передаст трубку главному по выставке.., - пытается вспомнить художник фамилию собеседника. - Тот предъявляет мне претензии: «Почему орден Ленина прописан так плохо? А почему галстук у него такой?..» И главное, работа, по их мнению, «классная», но «что-то тут не то!» А что, не говорят. И тут звучит мысль, что через два дня выборы в Союзе художников, как бы чего не вышло…»

Смоляк недоумевает: «В последнее время отбора картин практически не было никакого - что принес, то и принес. А тут…»

«И ведь никакой политики, -
уверяет художник. - Картину видел Геннадий Давыдько. Пришел ко мне в мастерскую поговорить по поводу сарая, что сносят в моем дворе (старички и старушки, что хранят там картошку, пришли ко мне и моей жене Ольге, просили помощи, вот я и позвонил Давыдько), а тут как раз стоял портрет. Посмотрел он и сказал, что не просто восхищен. У меня руки дрожат, сказал. Назвал работу пронзительной, внутривенной вещью - очень много красивых слов подобрал».

О СОБСТВЕННОЙ ГЕНИАЛЬНОСТИ И PR

«И чего они добились? - вдруг спрашивает Смоляк. - Такой PR мне сделали! Уже звонил Борис Луценко, сказал, что его театр собирает подписи, чтобы увидеть эту работу. «Комсомолка» пытается договориться, чтобы выставить портрет в редакции. ТВ приезжает на открытие выставки, чтобы снять только одну работу - ту, которая не попала в экспозицию».

Он говорит, что для него не имеет значения, включена ли работа в экспозицию: «Я отдал свой долг Купале. А взяли или не взяли, мне все равно. И когда мне говорят: «А, это вы специально к выставке. С расчетом…», что я могу ответить? Это же смешно!»

Смоляка часто упрекают в том, что он «намеренно создает вокруг себя информационное пространство»: то газеты обсуждают, как его ограбили на «Славянском базаре», то пишут, что художника незаконно выселяют из квартиры. Он отвечает: «Я ничего для этого не делаю. Судьба!»

Про себя Андрей часто говорит: «Я - гений» и приводит слова композитора Ханка: «Чтобы войти в историю, нужно, чтобы тебя нарисовал Смоляк». Когда художника сравнивают с Никасом Сафроновым, Смоляк возражает: «Но я талантливее Сафронова! Я давно знаком с Никасом, мы впервые встретились лет семь тому назад на «Славянском базаре». Тогда он сказал мне: «Ты, Андрей, гений, а я, в общем-то, ничто». От чистого сердца!»

О ГОСПОДДЕРЖКЕ И УСЛОВИЯХ РАБОТЫ

Про Смоляка ходили слухи, что у него есть покровители среди высоких чиновников. «Меня ценят, - с уверенностью произносит художник, - помогли выпустить последний альбом, оплатили 75% стоимости!» Но «особой поддержки», по его словам, не оказывают: его жена, в прошлом директор частной галереи «Эрмитаж», в одном из интервью сетовала: «Для того чтобы Андрею полноценно выставиться в Беларуси, нужно снимать залы, платить за это безумные деньги».

«Я плачу сумасшедшие деньги за студию,
- говорит служитель муз. - Недавно пришлось отключить горячую воду, потому должен заплатить $120. Я пытался объяснить: ребята, я здесь один, мне столько воды не нужно, чтобы раз в день помыть кисточки... Ноль реакции».

Смоляк подчеркивает: «Самому мне ничего не нужно. Поставлю бойлер, который будет подогревать мне воду, - он стоит $200. Но есть и другие художники. Например, заслуженный художник Дударенко. Он платит только за мастерскую еще больше, чем я!»

О ВСТРЕЧЕ РОКЕРОВ С ПРОЛЕСКОВСКИМ

Говоря о взаимодействии художников с властью, Смоляк вспоминает недавнюю встречу лидеров белорусских рок-групп с руководителем главного идеологического управления администрации президента Олегом Пролесковским: «Правильно сделали, что сходили: ведь жизнь-то одна, и с каждым днем она короче и короче. Кого они обманули тем, что не нашли общего языка с властью? Только народ: народ не видит их, не слышит. Поэтому правильно сделали, что согласились на диалог. Молодец и Куллинкович, и Ворошкевич, и Вольский, и Павлов! Он мне особенно симпатичен: мы пытались с ним общаться, но шлейф, который тянется за любым успешным художником - «если ты успешен, ты художник президента», - не позволил нам подружиться».

На вопрос, рисовал ли он президента, Андрей отвечает, не раздумывая: «Нет! Идея такая высказывалась давно, лет десять назад, когда мы часто оказывались в одной в компании с молодым президентом. Моя жена ведь директор Анжелики Агурбаш, и я часто сопровождал ее и Лику на разные мероприятия… Мне сказали: почему бы тебе не написать портрет президента, и я ответил, что мне нужно с ним пообщаться, провести пару сеансов, чтобы понять до конца, по-настоящему. Не сложилось!»

Художник не решается строить предположения о том, последуют ли за первой встречей в администрации вторая и третья - с писателями и художниками: «Я убеждал Некляева: «Володя, ты - национальное достояние, выдающийся поэт современности. Так почему ты живешь в Финляндии?»

ТОП-ТЕСТ

Только одна вещь занимала мысли Андрея Смоляка на прошлой неделе: «С моим ребенком случилось несчастье: в Москве, в чужом городе он попал в аварию. Мы пережили ужас: мой сын перенес сложную операцию. Но он молодой, здоровый, скоро пойдет на поправку». Порадовала неделя известиями из-за рубежа: «Мне звонили из Глазго, посол в Нидерландах сказал: «Зал готов к выставке и ждет тебя». Потом позвонил из Лондона Александр Михневич: мою выставку ждут в Национальной галерее. Меня номинировали на Тор-50. Даже история с портретом порадовала. Это же такой пиар на пустом месте: я самый популярный человек в Байнете!»

ПРОГНОЗ

«Хотелось бы верить», что вслед за музыкантами в администрацию президента пригласят писателей и художников. «Будучи неплохо знакомым с Олегом Пролесковским, я недавно ходил к Олегу Витольдовичу со вторым секретарем Союза художников, пытались решить некоторые проблемы. Так, может быть, и художников когда-нибудь заметят…»

БЛИЦ

-Какую максимальную сумму вам предлагали за работу? - Я не скажу. Но могу только заметить: люди годами стоят в очереди, чтобы я написал их портрет. - Кого из белорусских чиновников вы написали бы? - Никого. - Есть ли среди государственных мужей ваши покровители? - Есть поклонники, но не покровители. - За какой сюжет вы бы никогда не взялись? - Я возьмусь за любой сюжет. Я гений! - Вы когда-либо отказывались написать картину?- Да, когда это неинтересно в творческом плане. Хотя, если заказчик предлагал хорошие деньги (не буду себя обелять), я брался и работал. И делал выдающуюся работу. - Вы испытывали недовольство своими работами? - Да, практически каждая работа уже через месяц мне не нравится, и было много случаев, когда я приходил в дом человека, купившего мою картину, и он буквально оттаскивал меня, когда я прямо там начинал переделывать работу. Это нормально! - Какая работа вас поразила за последнее время? - Я очень впечатлительный, мне многое нравится. И если вы спросите, кто из художников мне нравится, я не найдусь, что ответить: сегодня - один, завтра - другой. Сейчас люблю Пикассо».
Добавить комментарий
Проверочный код