Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№46 (616) 19 ноября 2007 г. Sexus

Бить или не бить

19.11.2007
Осколки сервиза и сердца

Ася КАЛИТИНА

№ 46 [616] от 19.11.07 - Их брак трещал по швам и готов был лопнуть, усеяв пол тысячами осколков. Но прежде разбилась тарелка - не какая-нибудь, а Aqua от баварских мастеров фабрики Dibbern. Вроде костяной фарфор, и такая незадача: запрыгали по полу связанные тонкой ниточкой в чернично-синее ожерелье нарисованные капельки. Алла заплакала. Тарелки было жаль, даже больше жаль, чем брака: Валерка нарисовался в ее жизни случайно и сразу «увяз» в ней, влюбился по уши. А чтобы заполучить сервиз от Dibbern, пришлось копить. Долго.

И она собирала деньги, извиняясь перед гостями за выцветший цикорий на китайских тарелках, которые Валерка купил еще в 90-х, когда в Польшу с товаром мотался, обещала: вот-вот «будем есть, как короли». И вот, пожалуйста! «Я тогда подумала, - признается позже Алла, - зачем все это было: не жила, а только собиралась жить, копила, откладывала, а могла бы и мужа сменить, и пять сервизов».

…Психотерапевты говорят: посуда, да и вообще любые мелочи вроде нее, - как лакмусовая бумажка. Казалось бы, просто сервиз - двенадцать тарелок для первых блюд, столько же для вторых, но поменьше, десертные тарелки, блюдо, супница, соусник, салатка. Разбилась - с глаз долой, из сердца вон. Как итальянцы - собрали в конце года всю треснувшую посуду, и на помойку вместе с ненужными эмоциями, старыми обидами и неудачами. Это называется здоровым подходом.

Но следуют ему немногие. «Люди не любят перемен, потому что любая перемена для человека связана с конечностью существования и неосознанно воспринимается как приближение конца: у них возникает подсознательное желание запастись, чтобы он не наступил», - говорит врач-психотерапевт Игорь Длужневский. Треснула тарелка - ничего страшного, упрячем подальше в сервант, хотя там уже места нет.

«А некоторые, - продолжает Игорь Длужневский, - не все, смотрят на мир так: завтра будет хуже. И поэтому «на черный день» собирают запас: и соль, и спички, и дешевые тарелки…»

Такие простенькие тарелки: круглые, белые или с незатейливыми ягодами-фруктами, скромными цветочками - отечественного или китайского производства - и правда пользуются большой популярностью, констатируют продавцы в отечественных универмагах. Хотя с ростом благосостояния населения их «догоняют квадратные»: «в фарфоре сегодня прослеживается явная тенденция - азиатские мотивы: угловатые блюда, чашки с плоскими краями. Преобладает простая геометрическая форма, а в качестве декора используются примитивные рисунки, например лист, чтобы не перегружать изделие. Цвет преимущественно белый, иногда с едва заметным цветочным акцентом».

Лучше разбираются квадратные китайские тарелки: их цена колеблется от Br3 тыс. до Br9 тыс. за тарелку. Старые коллекции - с желтыми нарциссами и голубыми ирисами дешевле, новые - с разноцветными полосами.

Неплохо продаются чайные пары: две чашки и два блюдца, упакованные в яркие коробки и перевязанные ленточками, - «берут в основном в подарок», - говорит продавец в ТЦ «Корона», выстукивая по бокам яркую чашку. На ура расходятся и наборы по шесть чашек и блюдец.

«Некоторые люди запасаются тарелками, чтобы их бить, - рассказывает психотерапевт Длужневский. - Обычно родители таким образом выясняют отношения. Их дети же, став взрослыми, часто копируют такое поведение. Это не хорошо и не плохо: просто люди так высвобождаются от своих эмоций». Таким парам психологи даже советуют прикупить один-другой дешевый набор, чтобы не плакать после бурной ссоры над осколками любимого сервиза.

Сервизы для особого случая представлены в магазине «Атмосфера» - польские Victoria: на шесть персон и на двенадцать, столовые и кофейные, классические с золотом и остромодные квадратные с восточным орнаментом и неровными краями (цена колеблется от Br595 тыс. до Br1,2 млн.).

Редкие посудные экземпляры следует искать также в салоне посуды Sotheby’s. Здесь готовы предложить и сервизот Dibbern, на который придется потратить не менее

Br7 млн., и тарелки от немецкой королевской фарфоровой мануфактурыKPM,каждый предмет которой расписывается вручную и является произведением искусства, и лиможский фарфор от Bernardaud. А еще серебряные столовые приборы семейной мануфактуры Robbe&Berking, которые главные музеи мира выставляют как «выдающиеся изделия современного серебряного искусства» (Br12 млн.).

Старинную посуду можно приобрести на аукционе: два года назад в Минске аукционный дом Paragis выставлял на торги английские чашки и блюдца Aynsley и Royal Albert (стартовая цена - $50), сделанные в середине прошлого века, и предметы из сервизов Limoges начала XX столетия (цена начиналась от $170) - чашку и три блюдца. Остатки былой роскоши, сохранившиеся до сего дня, потому что люди разные: одни меняют, не задумываясь, круглые тарелки на квадратные, Валерку - на Сережку, другие хранят в уголках старого серванта и сердца…
Добавить комментарий
Проверочный код