Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№46 (616) 19 ноября 2007 г. Sexus

Не смотреться в зеркало

19.11.2007
Нестрашный суд

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

№ 46 [616] от 19.11.07 - Как-то наблюдая с моста черные воды Свислочи, я поняла безукоризненную в своей опасной метафоричности вещь: Минск - единственный в мире город с рекой, которая не течет. Вязкая неторопливость Свислочи (таким образом, родственной чуть ли ни Стиксу) порождает специфический тип мышления. Не случайно одна моя очень мудрая знакомая, бегло, но глубоко ознакомившись со здешней атмосферой, отметила, что «в этой стране очень полезно взрослеть, но дальше - лучше уезжать». Иначе засосет безвременье.

В борьбу с этой вязкой монотонностью поначалу включаешься с азартом, и только потом понимаешь, что водоворот событий, в котором ты себя ощущаешь значимым элементом, - всего лишь парад призраков: скандалы из блогосферы становятся информационным поводом для статей в СМИ, которые потом со скандалом обсуждаются в блогосфере и параллельно превращаются в изящные темы для бесед в контексте того, что теперь называют «реальной жизнью» (область общения, в котором участвуют белковые тела, материя, голосовые связки). Нехватка точек отсчета, событий, которые могли бы помогать чувствовать биение времени, порождает апокалиптическое мышление - о местных реалиях большинство моих знакомых выражается либо с чудовищной иронией, которой позавидовал бы сам Вуди Аллен, либо в фантасмагорическом деструктивном духе: напалм, только напалм!

Вербальная тяга к разрушительной эксцентрике и стремление превращать любое событие, попахивающее абсурдом, в истинный абсурд трансформирует повседневное светское общение в кинематографически безупречный бурлеск. Друг уезжает в Чехию на ПМЖ и устраивает две восхитительно дурацкие прощальные вечеринки - приглашаются все желающие (даже случайные незнакомцы, которым посчастливилось прочитать соответствующее приглашение в ЖЖ) - родные люди и пришельцы смешиваются в искреннем рыдающем хоре, с руганью разбирают диски отъезжающего, ломают на прощанье микроволновку и в каждом своем ЖЖ-посте теперь вспоминают, какой хороший, замечательный был этот самый N. Еще один друг собирается ехать работать в Европу и уверен, что назад не вернется. «Меня посадят, - говорит он, озираясь по сторонам. - Я точно знаю. Всех сажают». Нет, не наркоторговля - журналистика плюс паранойя. Еще один никуда не уезжает - звонит среди ночи, восторженно крича: «Я решил основать группу - это будут белорусские Queen!» Ни больше ни меньше. Страх перед раскинувшимся здесь небытием заставляет молодых талантливых людей заниматься странными вещами - «мутить движуху». Они каждую неделю звонят мне и рассказывают о том, какую «придумали движуху», чтобы ее «замутить». Кстати, они и правда что-то мутят, а потом уезжают жить в Москву и оттуда элегантно стебутся над неофитами, которые мутят что-то после них. «Движуха» и ныне там - в очередной раз в пафосном клубе в центре города удивительным образом проходит концерт андеграундных рок-групп. Так накурено, что невозможно дышать, вокалист «Петли Пристрастия» падает со сцены и разбивает голову («А в прошлый раз со сцены падал Пукст!» - махнет рукой кто-то из поколения постарше, поопытнее), а организатор концерта после шоу пишет в своем ЖЖ: «Сегодня позвонила шокированная администрация и сообщила, что в конце концерта кто-то на***л в клубе. Прям на первом этаже около дивана. Когда публика разошлась, стал резко чувствоваться запах г***а». Когда у сценаристов «Южного парка» закончится вдохновение, они могут рвануть в Минск - здесь происходит точно такой же мультфильм, только на порядок циничнее. В любом случае, это всего лишь мультфильм, и все совпадения, разумеется, случайны.

Поколение, которому за 25, предпочитает коммуницировать в основном с катаклизмами и экстремумами. «Было бы здорово вернуть работорговлю! - говорит один из моих друзей во время кухонных посиделок. - Представьте, как было бы весело: министр работорговли докладывает о том, что планы по работорговле нынешней осенью перевыполнены!» Он же предлагает «гениальное решение проблемы с нефтью» - радикальное сокращение населения планеты. Голодомор, цунами, война - сгодится что угодно. Тут же придумываем новую концепцию Ноева ковчега: каждой твари по паре. Разумеется, парочка программистов, парочка журналистов («Журналистов не надо!» - протестует кто-то), два писателя, два сантехника, два дантиста и т.д. Предельно гуманная версия, надо сказать. А когда возникает вопрос: «Что надеть на Хэллоуин в британское посольство?», ответы прекраснее потенциальных костюмов: «Птичий грипп! Коровье бешенство! Ку-клукс-клановец! Российский футболист!»

Тяга к игрушечным катастрофам украшает реальность - на концерте стареньких Nazareth, проходящем в Ледовом дворце, мне неумолимо представлялся идеальный сценарий: лед, на котором находится танцпол, с грохотом проваливается, все захлебываются в ледяной воде, и только Nazareth, подобно тому самому гиблому айсбергу, уплывают вместе со сценой куда-то далеко, в светлое прошлое. Увы, под ногами все стабильно - ничего не происходит, выбора нет. И на Хэллоуин мы можем одеться самими собой. Главное, не смотреться в зеркало.
Добавить комментарий
Проверочный код