Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
Количество проголосовавших: 79
это эксцесс исполнителя
 2.53%
после информобработки Украины настала очередь РБ
 31.65%
это заказ Кремля
 31.65%
атака СМИ - вымысел оппозиции
 12.66%
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
 7.59%
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
 13.92%
Заказать Газель 1 ч. - 350 руб - газель грузоперевозки .
amlog.ru
№42 (612) 22 октября 2007 г. Личный вкус

Чёрный тоннель

22.10.2007
«Столица Эраунд». Республиканский театр белорусской драматургии. Режиссер-постановщик Сара Токина.

Татьяна ОРЛОВА

Никто не верил, что из этого может получиться спектакль. Поначалу все откровенно прикалывались, извращая текст и сочиняя новый.

Но оказалось, что игра с текстом принесла пользу. Из полуабсурдных фраз не только сложился спектакль, но и случилось событие, приводящее молодых зрителей в полный восторг. Но не всех, не всех. Диапазон чувств - от возмущения до радости.

Зрители легко окунаются в общее творческое буйство узнаваемого соприкосновения с реальностью и делают для себя почти стопроцентные открытия. Первая поставленная в театре пьеса молодого автора Сергея Гиргеля. Первая режиссерская работа выпускницы Академии искусств Сары Токиной. Два молодых актера: Денис Паршин и Максим Паниматченко. Первый уже засветился в мюзикле «Пророк», к тому же хорошо поет и песни сочиняет (одна из них украшает спектакль). Второй запомнился участием в многочисленных рекламных роликах.

Зрителям постарше, наверное, мешает традиционность ожиданий. Они ждут сюжета, логики, законов, которые нельзя нарушить. А здесь все не так. Не по-привычному.

…Все погружается в темноту не менее чем на пять минут. Зрители начинают гадать: в городе повреждение электросетей, в театре досадная накладка осветителей? Самые нетерпеливые затянувшееся начало спектакля пытаются комментировать. Хохоток прекращается, когда при слабом свете запасных фонарей в кубике из металлических штанг обнаруживаются двое: один - нервный, взрывной, агрессивный, другой - вялый и «абыякавы».

История развивается в вагоне метро ночью. Поезд никуда не идет. Он застрял в тоннеле. Два случайных пассажира. Всю жизнь прожившие один в минском Сухарево, другой - в Кунцевщине. И фамилии у них соответствующие - Сухаревский и Кунцевич. Но этого они пока не знают и продолжают молчать, импровизационно обыгрывая сложившуюся ситуацию. У актеров это называется «играть первый план» (второй, третий…). Самое трудное - третий. Если играть мимо нот, получается какофония. В нашем случае меломаны с избыточно «высоким» вкусом скажут «фи». А изначально эмоционально заряженные зрители в восторге станут чепчики бросать.

Актеры играют двух современных особей в ситуации глобальной потери смысла и любви. Эти потери такие болезненные и о них так искренне рассказывается, что невозможно не войти в текст. Это художественное высказывание молодых создателей спектакля содержит сущностную информацию. И, осмелюсь заметить, попытку вернуться в эпоху сильных чувств. Пространство античной трагедии.

С одной стороны, смешно. Случайные попутчики, у которых на станции метро «Пушкинская» есть одна общая знакомая, которая… Никакого морализма, зато много движений в крохотной металлической коробке. Страсти рвутся в пластические этюды. Словно дух хочет разорвать форму. Артисты вспоминают какие-то универсальные вещи, знакомые людям их поколения. И зрители их охотно себе присваивают. Они уже готовы кричать: это про меня!

Любой хороший спектакль - это воображаемое путешествие за границы реальности. Но мы-то к этой реальности прикованы железными цепями. Ночью в тоннеле метро двое оказываются не случайными попутчиками, как казалось вначале, а, возможно, братьями, и кому-то из них предстоит отступиться от любимой женщины. Если бы не метро, не застрявший поезд… Хотя, по большому счету, при чем тут метро?.. В современном мегаполисе мы не задумываемся о том, кто может оказаться рядом с нами. Именно эта мысль и делает спектакль «Столица Эраунд» современным.

Налив вино в бокал и подойдя к развязке, хочется перед глотком обласкать слух смелым сравнением. Спектакль напоминает коньяк с бархатистым ванильным вкусом, нотками грейпфрута, оттенками корицы и едва уловимым ароматом кураги. Одним словом, отличное послевкусие.
Добавить комментарий
Проверочный код