Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№40 (610) 08 октября 2007 г. Sexus

Первое без второго

08.10.2007
Не верь глазам своим

Маша АРСЕНЬЕВА

Людей вдруг могут объединить неожиданные вещи. Я ехала в «Уголок Парижа» на маршрутном такси. Кресло было старым, неудобным, машину трясло, две женщины напротив ели руками морковку по-корейски. Обволакивали волны пряных ароматов, на дне которых тонула мысль: влюбленность - это в некоторой степени прозрение. И наоборот, отсутствие ее - слепота.

Достала Тома Вулфа, но начала засыпать. Рядом сидел мужчина, он был большой, ему не хватало места, и он все время сползал на мое кресло - тоже засыпал. Мы спали вдвоем в этой неспящей маршрутке, как будто плавали в специально для нас здесь и сейчас созданном море - сне. Может быть, наши сны иногда встречались, но чтобы не разбудить, тихонько расходились каждый по своей комнате-душе. Мне не хотелось его рассматривать. Мы оказались вместе во сне, как незнакомые прежде люди встретились в чужом городе - волны сна прижали нас друг к другу на полчаса, а потом выбросили на разные берега.

Память, как еще не спившаяся торговка, вынимает из кучи событий почему-то именно этот сюжет и выдает его за оскаровский фильм - из кучи фильмов этого года, месяца, дня. И я точно знаю, что при титрах «понедельник, осень, маршрутка» вспомню очертания обтянутого белой рубашкой живота, вздрагивающее на ухабах плечо и наш почти интимный сон.

Еще был суп. И Тамаркина сакраментальная фраза, адресованная еще одной нашей приятельнице: «У таких, как мы с тобой, влюбленность заканчивается рабством!» Повод собраться был критический: Наташка не могла принять решение - идти или не идти на свидание с мужчиной, в которого она не была влюблена?

Побывать в «Уголке Парижа» можно уже в 9.00, но мы решили, как праздные парижанки, появиться там к обеду. Было пусто, на меню в обложке из кожзама таинственно мерцала Эйфелева башня.

Обеденное предложение приятно радовало и сразу возвращало на родину: салат из помидоров с чесноком, гороховый суп, тефтели, компот - почти за $3. При очень большом желании и в простой, без изысков, еде можно увидеть нечто удивительное, размышляла я, слушая, как Тамарка убеждает Наталью пойти на свидание.

«Ты же не пробовала! - с энтузиазмом возмущалась Тамарка. -А вдруг…» «Гороховый суп никогда не станет буйабесом! (марсельская уха. - М.А.)», - вставила я, пытаясь поддержать уныло молчащую Наталью.

- Да, - оживилась она, - я хочу буйабес!

- А что делать, если его нет? Откуда в этой стране может взяться суп из свежих морепродуктов и рыбы?!. Ешь, что дают! -
торжествующе заключила Тамарка и углубилась в изучение меню.

Ешь, что дают, люби, что придется, полюби шницель, как телячий медальон в брусничном соусе, и вообще, протри глаза или хотя бы попробуй прищуриться: вдруг ты все-таки увидишь «Ш» и «Б».

В «Уголке Парижа» буйабес как раз был. Мы заказали по супу, салату с интригующим названием «Лувр» и графинчик настойки. Мне никогда не нравилась водка. Возможно, в этом виновата фонетика - уж очень бедное звучание слова, не говоря уже о вкусе. Всегда хочется услышать вкус напитка, который, как не раз убеждали меня ценители водки, у нее есть. Но я не слышу.

«Лувр» был построен из печени трески, зеленого горошка, яблока, салатных листьев и обильно скреплен майонезом. В некоторых случаях это удачная маскировка - ты не видишь, что там на самом деле. А если майонеза чересчур много, то можно вообще не понять, что ты ел. В жизни так тоже бывает. Самого себя можно убедить очень во многих вещах, спрятав под ворохом аргументов «за» барахтающееся изо всех сил честное «против». Но, может, в самом деле, пусть оно лучше помолчит? Хотя бы чуть-чуть.

В меру сладковатая, ароматная настойка восхитительно пошла под французский морской суп. Как после только что произошедшего кораблекрушения, в нем много всего плавало: и приличные куски семги, и мидии, и креветки, опутанные кольцами лука. В жизни всегда найдется уголок для Парижа. Правда, это может быть не совсем Париж, и не совсем буйабес. Хотя… Как захотеть посмотреть.
Добавить комментарий
Проверочный код