Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Сбережем кузов вашего авто от сколов. Оклейка защитной пленкой. Звоните
vilex.com.ua
№40 (610) 08 октября 2007 г. Радости жизни

Муза с мордобоем

08.10.2007
«Высокодуховная форма токсикомании»

Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

Тихо распиваемый в задних рядах «коньяк десятилетней выдержки», драка в перерыве и тревожное ожидание «подлянок» на выходе. Никто не мог предположить, что поэтический фэст «Порядок слов-2007», состоявшийся на минувшей неделе, станет настолько непредсказуемым по части зрелищ.

«НЕ МЕШАЙ ВИСКИ С МАРИХУАНОЙ»

«Мы - бригада! А это наш Белый», - самодовольно выкрикнул один из российских литераторов, когда на сцену вышел поэт Игорь Белов. Под декламацию строчки о поезде, который «несется на всех парах самогона», бригада предпочла самогону коньяк. Его запах щекотал ноздри остальной части зала, завистливо ерзавшей на стульях. «Потрясающе, даже дрожь пробирает, - сдавленно произнес парень в полосатом шарфе. - Особенно строка «я футболку с тебя сниму - это все проблемы снимает сразу». «Или «бог моего сновидения - он ни хера не прост», - добавил его приятель.

Позже напиток пригодился в лечебных целях. В перерыве один из российских поэтов «не сошелся во взглядах на поэзию» с белорусским журналистом, после чего оба «помахали кулаками». Пока литератор приходил в себя, его отпаивали коньяком и предлагали с помощью спиртного «продезинфицировать» палец, пораненный кольцом. Тот снять кольцо отказался: «А вдруг еще придется кулаками махать?» «Мы познакомились с этим журналистом пять лет назад, - тихо поясняла спутница поэта. - С тех пор он разыскивал на нас в Интернете компромат-фотографии, где поэт пьян: мол, нечего мешать виски с марихуаной». «Не обращай внимания, это зарождение желтой белоруской журналистики», - утешали литератора. «Я теперь боюсь всех людей в зале, - признавалась его спутница. - Давай пересядем в первый ряд. На выходе могут быть подлянки».

Просивший «не наливать» московский поэт Александр Кабанов сразу объявил: «Я у вас люблю эту реку - как она хоть называется? Ах да, Свислочь». Раньше ему доводилось расспрашивать минчан, «какие здесь есть ночные боулинг-клубы», поэтому писателя порадовало появление в городе новых «злачных мест». Какая-то старушка оскорбленно надулась после строки: «Патефон заведешь - и не надо тебе ни б…дей, ни домашних питомцев». «Зачем пихать в стихи всю эту нецензурщину?» - брезгливо спросила она вслух. Ей предстояло еще не раз задаться этим вопросом во время фэста.

СВАБОДА З БУТЭЛЬКАЙ ВIСКI

«Однажды я решил наколоть «свободовскую братию», которая попросила меня написать «стихотворение на конъюнктурную тему свободы», - поведал залу белорусский бизнесмен и литератор Адам Глобус, - и прочесть ей стихотворение поэта Валентина Тавлая, написанное в тюрьме». Правда, в последний момент поэт передумал и написал-таки «политизированное стихотворение про свободу»: «У цiхiм парку, ля светлай рэчкi, з бутэлькай вiскi адпачываю».

Окрещенный «самым скандальным из молодых поэтов» Виктор Жибуль рассказал драматичную историю о толстом лысом контролере, задержавшем несовершеннолетнюю девочку. Ее просьбы о пощаде ни к чему не привели: он не знал, что она еще несовершеннолетняя, а она не знала, что он контролер. Все произошло в лесопарковом массиве в десятом часу вечера в километре от Логойского шоссе.

Ноту трагизма усилил поэт Змитер Вишнев, озвучив фрагмент романа, где фигурировала последовательно расчленяемая тушка. Он подчеркнул, что наши чиновники убивают именно так: медленно и начиная с лапок. А Сiрошка Пiстончык (Сергей Прилуцкий) прочел очень близкое слушателям стихотворение о том, как «тебя имеют, тебя постоянно имеют, продавцы и чиновники - всегда, друзья и любимые - время от времени».

«Когда она читает, как будто впадает в транс, как и все, кто ее слушает. Это наваждение, гипноз. Я пришла только ради Джэццi и ее надрывного чтения-пения»
, - поделилась впечатлениями девушка после выступления Веры Бурлак (Джэццi). В телепередаче «Контуры» Бурлак и Жибуль однажды были названы «нашими Ахматовой и Гумилёвым». Зал расхохотался, услышав переосмысленную классику: «I зноў у кут. Мой родны кут, як ты мне мiлы! Я столькi прастаяла тут! Забыць цябе не маю сiлы».

Пообещавший быть кратким Андрей Хаданович читал стёбное стихотворение о том, как хорошо и гопнице, и эстетке в Национальной библиотеке. По рингтону определив марку мобильного телефона, бард Алесь Камоцкий попросил отключить аппарат. «Нет человека», - развел руками какой-то мужчина, кивая на лежащий в стороне телефон. Камоцкий отнесся к этому философски: «Нет человека - нет проблемы».

КАК КАСТРИРОВАТЬ КОТА

На следующий день, презентуя сборник молодых поэтов «In Вiльня veritas», Хаданович заявил: «Если кто-то хочет почувствовать, как пахнет свежая типографская краска, покупайте и нюхайте: это самая высокодуховная форма токсикомании».

Устроившись на полу и став невидимым для большей части зала, Сяржук Медведев справедливо задался вопросом: «А зачем вам меня видеть?» Когда на пол уселся еще один выступавший, Змитер Плян, из зала прокомментировали: «Не поэзия, а половой акт. В хорошем смысле». Часть публики разделила желание Насти Манцэвич «быць маленькiм i лёгкiм, i, вашу маць, шчаслiвым». Трагическое для одного из представителей животного мира стихотворение «Кастрировать кота» Виктора Ыванова было посвящено Жибулю.

«Баю-бай, не бухай» - эту колыбельную Власика Смаркача зал также встретил с пониманием: чувствовалось, что публика знает предмет. Поэзия, в которой «все ясно и без дурных заморочек», вызывала менее экзальтированную реакцию. В перерыве молодые литераторы энергично брали друг у друга автографы, а после презентации были уведены Кабановым на пиво.

«ТЕРПЕТЬ НЕ МОГУ ТАКИЕ ЗАПАХИ»

Не обошлось без небольшого скандала и выступление знаменитого русского поэта Тимура Кибирова. Он прочел стихотворение, сплошь состоящее из запахов: в частности, выяснилось, что его дело пахнет «неподмытым общаговским блудом и бензином в попутке ночной». Из второго ряда на поэта в упор уставился дедушка в шапке, бормотавший что-то себе под нос. «Молодой человек, - обратился к нему Кибиров, -давайте прекратим наш с вами диалог». «Молодой человек» тут же подхватился со стула, стянул шапку с головы, сделал вид, что натягивает ее вместо респиратора, и выскочил из зала, брюзжа: «Терпеть не могу такие запахи. Забыл дома противогаз».

Правое крыло зала взрывалось хохотом при остроумных выпадах поэта, хотя общее впечатление так и осталось довольно унылым. Некоторые отметили, что «поэт стал рифмоплетом». Группа молодых людей, стоя в стороне, чокалась конфетами с ликером. «Он похож на Илью Олейникова», - шепнула подружке студентка. «Пошли тогда лучше «Городок» посмотрим, - весело отозвалась та. - Белорусы вчера и позавчера отожгли по полной, после этого на Кибирове уже неинтересно».
Добавить комментарий
Проверочный код