Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Маркетинговое исследование рынка подборщиков
techinvest.co.ua
Детский интернет магазин игрушек. Уникальное предложение. Звони
kras-toys.ru
№40 (610) 08 октября 2007 г. Накоротке

Мария Дорошевич: «Они стараются ухватить свой кусок знаний»

08.10.2007
 

Татьяна КАРЮХИНА

№ 40 [610] от 08.10.07 - 5 октября в ходе онлайн-конференции на сайте Белтелерадиокомпании министр образования Александр Радьков высказался против международных обменов школьниками, сообщив, что ученик должен получить системное общее среднее образование в своей стране. Будущий преподаватель истории, студентка-первокурсница Мария ДОРОШЕВИЧ с ним в корне не согласна. Успев дважды по обмену посетить Францию, она возражает: «Мир такой большой, нельзя отгораживаться от других стран».

«Обучение по обмену полезно как для учеников, которые едут за рубеж, так и для тех, кто общается со сверстниками-иностранцами здесь: наши преподаватели много расспрашивали французских школьников, приезжавших сюда, о том, на чем строится их система образования, и вводили новые методы. А мы постигали разговорный французский: ведь нашим школьникам преподается классический язык, и, оказавшись во Франции, мы не сразу понимаем носителей языка».

Министр Александр Радьков признался, что в свое время был противником программы американских общественных организаций «Флэкс» и «не дал добро на то, чтобы ученики 10-11-х классов поехали учиться в американские школы, поскольку не было прописано, какие у них программы, где они будут жить, кто будет заниматься их воспитанием, к чему их готовят». «Так не бывает, - возражает Мария. -Практика обменов такова, что если я еду на стажировку за границу, то я точно знаю, в какой семье буду жить. Мы обычно ездили во Францию в конце октября, а подготовка начиналась еще в сентябре: высылались анкеты, согласовывались программы».

ОБ ИДЕОЛОГИИ И ЛИЧНОСТИ

Конечно, система обучения на Западе отличается от отечественной. «У нас, - говорит Мария, - преобладает идеологический аспект: еще на подходе к классу видишь красно-зеленый флаг, заходишь - над доской герб, в рамочке под стеклом текст гимна. У французов тоже не без этого, но все завуалировано. Только однажды в классе по рисованию я видела рисунки, выполненные в цветах французского флага».

Когда Марию спрашивают, правда ли, что программа обучения за границей упрощена донельзя, она возражает: «Их программы действительно проще: учеников не загружают специальными знаниями, которые им не понадобятся в будущем. Для того и существует университет, чтобы получать глубинные знания. Но в этом подходе есть резон: западная система принимает за аксиому, что каждый человек - пусть он еще школьник - личность и сам отвечает за себя: не хочешь - не учи, ты в ответе за свое будущее».

«Есть жестко фиксированный перечень обязательных учебных предметов (необходимыми для работы и дальнейшего образования считаются, например, математика, французский язык и литература, иностранные языки). А все остальные курсы можно добирать, как бусинки, нанизывать их на свою индивидуальную программу. И в этом есть свои плюсы: не каждому нужен греческий или латынь, но некоторые хотят связать свою жизнь с филологией или медициной».

Для Марии большим шоком стало «отношение французских сверстников к учебе». «Они усердно работают, чтобы устроить свою жизнь. Я поймала себя на мысли, что отношусь к учебе проще: мы привыкли думать, что ходим в школу для кого-то другого. А они стараются ухватить свой кусок знаний и, хотя никто не заставляет их делать домашние задания, их почти не проверяют, старательно занимаются: наверное, потому, что им самим это нужно.

Французские сверстники могли после уроков сходить в школу на дополнительные занятия, вернуться домой и после часового перерыва снова взять сумку и отправиться грызть гранит науки. Я понимала, что не способна на такие подвиги»
.

О НЕВОЗВРАЩЕНЦАХ И ПЕРСПЕКТИВАХ

Некоторые государственные мужи высказывают мнение, что возможность учиться за границей способствует «утечке мозгов», но Мария Дорошевич считает иначе. «Да, там иногда кажется, что ты умнее всех: в пятом классе ты знаешь больше, чем они в одиннадцатом. И думаешь: «Ух, я бы тут таких высот добилась!» Но не многие наши соотечественники поступают во Франции в университет. И даже далеко не все французы. Это только кажется, что ты знаешь больше».

Среди знакомых Марии нет тех, кто бы сознательно стремился остаться в другой стране - любой ценой, пусть даже нелегально. Несколько ее приятельниц живут за границей, «но это те, кто вышел замуж за иностранца».

Она считает, что студенты-невозвращенцы чаще встречались среди тех, кто впервые побывал за границей 10-15 лет назад: Запад был закрыт для них, и все было в новинку: «А я знала, куда еду, -я имела представление о том, как устроена жизнь во Франции, для меня ничто не стало сюрпризом».

«Там можно устроиться на работу и без диплома, но что это за работа будет? В ресторане заказы принимать и еду разносить я и тут могу. Остаются и нормально устраиваются там те, у кого есть возможность платить за обучение в вузе. Есть авантюристы, которые оседают на заправках, работают официантками и продавцами мороженого. Во Франции находят себя художники и люди науки: им там проще проявить себя».

О РАСХОДАХ И ЭЛЕКТРОННЫХ ДНЕВНИКАХ

Вопрос «Во сколько обходится родителям обучение ребенка за рубежом?» на несколько минут заставляет Марию замолчать. Считает. «Довольно дорого: не менее 280 евро на дорогу (кормят студентов обычно семьи, в которых они живут), а там - сколько дали: хоть пара сотен, хоть тысячи - все до последней копейки тратится на сувениры, на одежду в магазинах (к примеру, юбка в среднем стоит 20-30 евро). Все девушки из нашей группы оставили свои карманные деньги в бутике Ives Rocher».

Если ее как будущего преподавателя истории спросить, какую методику преподавания она предпочла бы внедрить в школах, западную или советскую, она сделает выбор в пользу эклектики. «От Запада я взяла бы индивидуальный подход к ученику: не стоит подводить всех под один стандарт, у всех разные способности и потребности. От нашей системы - контроль: если ученик не чувствует за собой контроля, он позволяет себе лениться и перестает учиться».

Узнав, что столичные школы начинают внедрение в практику электронных дневников, спецпрограмм, которые предоставляют возможность родителям ежедневно получать информацию об оценках и поведении их детей-школьников посредством SMS-сообщений или через интернет-сайт, она возмущается: «Я не хотела бы чувствовать за собой око родителей. Они, как правило, преувеличивают роль оценки: отметка - не всегда показатель знаний (на Западе к оценкам относятся проще). У меня в классе человека четыре просто стеснялись отвечать вслух».

ТОП-ТЕСТ

На прошлой неделе Марии Дорошевич пришлось столкнуться с «небольшим разочарованием» при подготовке к семинару по истории краеведения: «Не думала, что такой проблемой будет найти учебники - даже в университетской библиотеке не было необходимых книг». Ее не удивило, но разочаровало «поражение БАТЭ в матче с испанцами». Самым волнительным событием стало «интервью «БелГазете».

ПРОГНОЗ

Институт обязательного распределения выпускников просуществует еще не один десяток лет: и Марии, и ее «детям придется ехать по распределению». Многие студенты будут соглашаться работать в глубинке, «если будут хорошая зарплата, собственный дом, хорошие ученики или хотя бы просто ученики: в некоторых деревнях уже сегодня детей нет». Но «30% вернется в город».

БЛИЦ

- Вы поедете после университета в глубинку, если вас туда распределят? - А как же, у меня ведь не будет выбора: я учусь бесплатно. - Какая зарплата устроила бы вас? - Для начала - Br800 тыс. - Вы согласитесь работать за Br650 тыс., за среднюю зарплату учителя? - Я бы попыталась устроиться в лицей или гимназию, где платят больше.

- Сколько денег у вас уходит на карманные расходы? - Br10 тыс. в неделю. - Что может делать дипломированный историк, если не работать преподавателем?

- Устроиться экскурсоводом.

- Какой белорусский политик не вызывает у вас отторжения? - Я не знаю их. - Какая историческая фигура пришлась бы сегодня ко двору? - Моя любимая фигура - князь Витовт, при котором Великое княжество Литовское достигло пика своего развития. - Что такое гламур по-белорусски? -Я антигламуристка: розовые бабочки, блестки - не по мне. - Как отреагируете, если преподаватель начнет оказывать вам знаки внимания и делать недвусмысленные намеки? - Мне будет очень неприятно: очевидно, оценка по этому предмету не будет «отлично» или «хорошо».
Добавить комментарий
Проверочный код