Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№40 (610) 08 октября 2007 г. Личный вкус

Книги

08.10.2007
 

Александр ГРИЦАНОВ

* А.Щеглов. «Фаина Раневская. Вся жизнь» * М.Н.Эпштейн. «Амероссия. Избранная эссеистика»

А.ЩЕГЛОВ. «ФАИНА РАНЕВСКАЯ. ВСЯ ЖИЗНЬ». - М.: «Захаров», 2007

Великая российская актриса Фаина Раневская, включенная рядом авторитетных изданий в десятку лучших в ХХ в., прожила почти 88 лет. Для представителей поколения, несколько раз проутюженного временем и властью, - безусловное везение. Но, вопреки аббату Сийесу, современнику и участнику Великой французской революции, счастье заключается не только в том, чтобы «оставаться живым». Раневская так и не простила одного своего гостя, предположившего, что ее «жизнь в кино» удалась.

Первый сборник личных воспоминаний о Раневской, изданный автором в 1996г. тиражом 500 экземпляров, разошелся моментально. Следующая книга - «Раневская. Фрагменты жизни» - впервые увидела свет в марте 1998г. и выдержала семь дополнительных тиражей общим объемом более 60 тыс. экз. Потом было второе издание - «Раневская. Вся жизнь», удостоившееся четырех тиражей. Это - третье.

История книги говорит сама за себя. Но основная заслуга в этом читательском успехе принадлежит, разумеется, самой актрисе. Ее умение быть преданной друзьям, когда власть и ее прихлебатели их ненавидят, ее жесткие оценки записных гениев и сильных мира сего, ее свобода и решимость в любой ситуации ответить за свой выбор всегда поражали современников.

«У меня хватило ума глупо прожить жизнь», - как-то произнесла она. Не «глупо», а неумело. Ибо умело прожить жизнь в условиях тех (да и этих) времен способны не люди, а, скорее, хамелеоны-перевертыши, готовые в каждый момент предать всех и каждого. Начиная с себя.

Киносъемки Раневская квалифицировала так: «Представьте, что вы моетесь в бане, а туда пришла экскурсия». Она знала, что такое духовный стыд. Хотя не была ханжой: некогда молодой Ростислав Плятт в поезде рассмешил ее тем, что вошел к ней в купе совершенно голым, с пустыми руками, нацепив на себя только мыльницу.

Именно Раневской вдова Михаила Булгакова как-то поведала, что ее супруг ночью плакал, говоря: «Почему меня не печатают? Ведь я такой талантливый…»

Актриса тоже могла бы сказать о своей судьбе словами старой православной монахини, которая, получив свои десять лет лагерей, молвила: «Я уже давно на тот свет собралась, но если правительство велит жить, то уж придется».

М.Н.ЭПШТЕЙН. «АМЕРОССИЯ. ИЗБРАННАЯ ЭССЕИСТИКА». - М.: «Серебряные нити», 2007

Михаил Эпштейн - представитель русско-американской культуры, которую, как принято полагать, представляют имена Набокова, Стравинского, Баланчина и Бродского. Но, по меткому замечанию Александра Гениса, больше всего для квалификации этого творческого деятеля подходит та редкая специальность, которую критики придумали специально для гениального немца Вальтера Беньямина, - «мастер поэтической мысли».

Автор решился на публикацию своей книги параллельно на двух языках. Его мысли располагаются синхронно-параллельно: слева - на английском, справа - на русском.

Зачем такая экстравагантность? Это объяснил сам Эпштейн - как в самом тексте, так и в посвященных ему публичных выступлениях: «Русская и американская культуры долгое время воспринимались как полярные, построенные на несовместимых идеях: коллективизма и индивидуализма, равенства и свободы, соборности и «приватности». Необходимо конструировать (хотя бы пока духовно) страну, «вроде той Амероссии, которая изображается в романе Владимира Набокова «Ада»».

Необходимо «сочетать российскую культуру задумчивой меланхолии, сердечной тоски, светлой печали - и американскую культуру мужественного оптимизма, деятельного участия и сострадания, веры в себя и в других... Случайно ли, что великая русская литература была создана людьми, владевшими по меньшей мере двумя языками? Двуязычие - это фактор интеллектуального раскрепощения; не зная другого языка, нельзя по-настоящему знать и свой… Пока Московская Русь была исключительно русскоязычной… не было и великой русской литературы - она зародилась только с реформами Петра I, с освоением других языков, благодаря чему и русский язык приобрел выпуклость, объемность в сознании своих граждан. Пушкин, Тютчев, Толстой, Достоевский пользовались всеми преимуществами русско-французского двуязычия, как Набоков и Бродский - русско-английского. Пока мы не знаем другого языка, мы находимся во власти родного… это он говорит нами, бессознательно навязывая нам свои правила и ритуалы».
Добавить комментарий
Проверочный код