Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№38 (608) 24 сентября 2007 г. Тема недели

«Дохлые крысы - это смешно!»

24.09.2007
 

Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

Запланированное открытие в Минске посольства Грузии вселило в представителей этой нации, проживающих на территории Беларуси, слабый оптимизм. О том, насколько сложно грузину обосноваться в Беларуси, о запое как особенности белорусского менталитета, о бобруйской «Хванчкаре» и замороженных голландских драниках в качестве блюда национальной белорусской кухни корреспонденту «БелГазеты» рассказала директор ресторана грузинской кухни «Натврис Хе» Лия ГАХАРИЯ.

«ЗАЧЕМ ВАМ ТАК МНОГО ПОВАРОВ-ГРУЗИН?»

- Налаживание дипломатических контактов с Грузией скажется на посещаемости ресторана?

- Не думаю. Мы работаем 4,5 года, мои клиенты - это на 90% белорусы, на 5% - иностранцы, еще 5% - лица кавказской национальности, которые любят национальную кухню, но из-за материального положения не так часто ходят в ресторан. Поток клиентов вряд ли изменится. От представительства Грузии потребуется решение других проблем.

- Каких?

- Здесь все прекрасно, но в отдельных вопросах грузинам очень тяжело. Так, все мои повара приглашены из Грузии, это называется привлечением иностранной рабочей силы. В связи с этим у меня были проблемы с первого дня. Когда я предоставила документы на четверых поваров, мне задали вопрос: «А зачем вам так много поваров-грузин? Возьмите одного грузина, а остальных белорусов, у нас очень хорошие повара». Я ничего не имею против ваших поваров, но хачапури должен делать грузин, драники - белорус, пиццу - итальянец. Я официально просила разрешения отнюдь не на какие-то сомнительные действия: это ресторан высокого уровня в столице государства, само правительство, казалось бы, должно быть заинтересовано в том, чтобы кухня была настоящая, т.е. повар должен принадлежать к той национальности, кухню которой представляет.

Обычно же происходит так: настоящего повара приглашают на полгода. В основном т.н. «национальное» меню составляется с помощью Интернета, откуда скачиваются названия и рецепты «национальных» блюд. Его изготавливают 18-20-летние ребята, выпускники соответствующих училищ, которые даже не видели, не нюхали и не пробовали, что это за блюдо.

- А трудно ли грузину зарегистрироваться в Беларуси?

- Очень трудно. Возможно, это неплохо, когда государство тщательно проверяет приезжих, опасаясь криминала, однако бандиты и аферисты есть среди любой национальности.

Мои повара сейчас живут в одном месте, зарегистрированы по другому адресу, и это головная боль. Милиция требует прописки по месту жительства, однако хозяйка заявляет: у меня прописано пять человек, не могу! При этом никто ведь не скрывает их присутствия и вида деятельности: они работают здесь более четырех лет из года в год.

Только один повар у меня сбежал: к нему приехали жена и двое маленьких детей, которые сидели не на иждивении белорусского государства, а на иждивении мужа, однако за год я так и не смогла их зарегистрировать. Когда они уехали, оказалось, что он имел право свободно держать здесь жену и детей. Индивидуально подойти к каждому иностранцу невозможно, но надо, чтобы грузинский народ не чувствовал себя здесь бездомным.

«У ВАС НЕ ХВАТАЕТ ХОРОШИХ МАСТЕРОВ ИЗ-ЗА ЗАПОЕВ»

- Когда Москва ввела визовый режим с Грузией и развернула настоящие зачистки против грузин, их наплыв в Беларусь увеличился?

- В разы. Люди прощупывали почву: остаться здесь или уехать на Украину. Когда обратились ко мне, я ответила, что здесь очень сложно, разрешения придется получать каждый год. Нашему народу нужна поддержка. Они стучатся в двери, чтобы узнать, где здесь что-нибудь грузинское, а грузинского почти ничего нет. Таксисты обычно указывают им наш ресторан. Приезжие просят у меня работу, но без регистрации я не могу их принять.

- И какой выход вы предлагаете?

- Я не хочу, чтобы грузины были третьесортными, но если они не хотят жить и работать дома, то должны осознавать: в другой стране они сразу не станут респектабельными. Им, вероятно, придется идти на ту работу, на которую не идут белорусы. Так пусть белорусы используют людей, которые готовы заниматься черной работой.

- Белорусы не готовы заниматься черной работой?

- Я, например, не могу найти нормальных сторожей. Меня не интересует ни возраст, ни длина ног, ни цвет глаз: я всего лишь хочу, чтобы человек работал. Если у тебя два выходных, пей сколько влезет, но на работу после этого приходи. Иногда мне приходится разговаривать с мужиками по-мужски: «Тебе не стыдно, что женщина тебя отчитывает?» А он отвечает: «Лия Юрьевна, вы не знаете, что такое запой!» Я говорю: «Я знаю, что такое запой, но как тебе не стыдно?» Для таких охранников-сторожей выдается в качестве формы национальная одежда. И вот проблема: есть форма и все, что нужно, но нет нормальных мужиков. Один Адамович, которому мы недавно справили 70-летний юбилей. Скажу ему лишний раз подмести - тоже не может.

Приобретя это здание, я привела прорабов и спросила, смогут ли они сделать ремонт за три месяца, к июню. Они отвечают: не вопрос, все будет сделано. Я еле открыла ресторан к 25 декабря. Три дня работаем, четыре пьем или наоборот. С плиточниками был просто какой-то кошмар: они ничего не делали, а суммы запрашивали астрономические. Начали класть плитку с $3, закончили $10, но так и не доделали. Когда приехал мой шеф-повар, ему был задан вопрос: «Что вы умеете?» - «Как что - я повар!» - «А фуговать плитку умеете?»

- Грузины работают качественнее, чем белорусы?

- Мои повара мне заявили: «Если бы ты привезла, кроме нас, еще и рабочие руки из Грузии, грузины ночевали бы здесь, все сделали бы в десять раз быстрее и в десять раз дешевле». Рабочих рук в Беларуси не хватает. Я два года не могу добиться толку от плотников и сделать у ресторана детскую площадку.

Так пусть на эту работу идет грузин! Он не будет у вас ничего просить, просто дайте ему время на регистрацию. Не надо встречать по одежке и внешности: он может выглядеть не ахти, но мужчины у нас с руками. Ведь грузин вынуждают прятаться и действовать подпольно: приехав, многие из них пытаются «где-нибудь и как-нибудь». Дайте им выплыть наверх! У вас не хватает хороших мастеров из-за запоев.

- А вы согласны с тем, что в сознании белоруса грузины - это прежде всего не очень честные рыночные спекулянты?

- Когда я училась в пединституте им. Горького, грузин здесь было «ты да я, да мы с тобой». Первое впечатление белоруса: раз грузин, значит, торгует на Комаровке. Однако нет такой национальности - «спекулянт» или «аферист». У грузин есть корни и в Италии, и в Испании, и во Франции. Грузины всегда умели по-рыцарски подойти к женщине. Когда мой брат впервые приехал в Минск, его реакция была: «Боже, сколько красавиц!» Он был в шоке. Белорусские ребята, сытые красотой, вряд ли ценят, что имеют рядом такой бриллиант. Грузин же голоден до такой красоты.

ГОЛЛАНДСКИЕ ЗАМОРОЖЕННЫЕ ДРАНИКИ

- Насколько качественны грузинские вина и специи, которые продаются на наших рынках?

- Все специи я везу из Грузии. Я даже не смотрю, что представлено в белорусских магазинах. А о винах расскажу такую историю. Начну с того, что на собраниях я всегда говорю больше всех. Белорусский народ только сейчас начал что-то говорить. В основном происходит так: все внимательно слушают, кивают, потом выходят и давай возмущаться. Это меня убивает: скажи вслух, тебя не посадят, ты ведь не говоришь о политике, в которую я вообще не суюсь! На собрании начали говорить о спиртном: дескать, обязательно должен быть представлен белорусский товар. В ресторанах должна продаваться белорусская водка, вы же продаете дорогой алкоголь. Несколько сотен людей сидит в тишине, ни у кого нет вопросов. Тогда я встаю и говорю: у меня есть дешевая белорусская водка «Кристалл», а есть хорошая белорусская водка из Бреста. Клиенты всегда могут ее заказать, но если у меня грузинский ресторан, то должны быть представлены грузинские вина! Хуже всего, когда молчаливые белорусы начинают аплодировать, если кто-то выскажет их мысли вслух.

В супермаркетах вы можете найти шесть-семь наименований «Хванчкары», из них два-три будет разливаться в Грузии, остальное разливается в Борисове или Бобруйске. Я была на виноградниках в Грузии и могу сказать: «Хванчкары» так мало, что в таком количестве в супермаркетах ее быть не может. Поэтому я приобретаю вино из Грузии: «Хванчкара» «Хванчкаре» рознь. Или возьмем сыр. У вас продается сулугуни, но это не грузинский сулугуни, это одно название.

- Какое блюдо грузинской кухни наиболее популярно среди белорусов?

- В меню столько незнакомых блюд, что мужчины предпочитают шашлык: знают, что это мясо. Остальное боятся пробовать, но я их постепенно приучаю.

- А как вам белорусские рестораны?

- Вам не стыдно, что в Беларуси нет ни одного аутентичного ресторана белорусской кухни? Прихожу как-то в одно заведение. Название в меню «Блюдо для патриотов и гостей столицы». Представляете, каково?

Я обожаю драники, смотрю - они имеют цвет дубового стола. Я спрашиваю: какого года эти драники? Мне отвечают: мы их готовим утром, а потом греем! Иду в другое заведение в центре Минска незадолго до закрытия. Девушка говорит: мы не успеем приготовить вам драники, они долго размораживаются. Я прихожу в ужас: «Драники - размораживаются?!» А вы в курсе, что в Минске продают голландские замороженные драники? Для иностранцев, которые хотят попробовать белорусскую кухню…

- Решились бы вы открыть ресторан белорусской кухни?

- Если бы мне не ставили палки в колеса, я бы сделала это. Взяла бы поваров с Полесья. Не буду брать дипломированных поваров, которые никогда не приготовят блюдо так, как деревенские женщины. Но только представьте: привезти еще четырех поваров! Да еще и найти им квартиры. Есть возможности и идеи, но нет желания.

«БЕЛОРУСЫ - ПОЧТИ КАК ГРУЗИНЫ»

- В белорусском бизнесе невозможно сделать большие деньги?

- В других странах легче делать деньги, поэтому бизнесмены бегут туда. Мне, например, пришлось вложить немало денег - так дайте же мне заработать! Мне стыдно ездить на развалюхе-машине, которая уже не заводится по утрам. Такую, как я, устраивает Беларусь, но человека, который готов вложить большие деньги и рассчитывает на большую отдачу, она может не устроить.

Я имею на хлеб, а летом, когда прибыли больше, и на икру, но машину позволить себе не могу. У меня очень много посетителей, деньги должны литься рекой, но их мало. При этом я должна хорошо одеваться и отлично выглядеть: ко мне ходят очень представительные люди. Единственный, кто у меня не был, это Александр Григорьевич.

Доходит до курьезов. Как-то я выбирала телефон и оплатила его из собственного кошелька. Другие бизнесмены покупают себе за государственные деньги мебель на дачу, а я туалетную бумагу для ресторана приобретаю за свой счет. Но ведь в свой карман надо положить, чтобы покупать! В Беларуси невозможно сделать большие деньги, ничего не нарушая.

Я действую честно, и моему сыну непонятно, почему хозяйка ресторана не может купить машину. Как-то у меня была проверка: пять человек в кожанках, заблокировав выходы, два часа проверяли все «от и до». Уходя, они заявили: у нас такого еще не было, чтобы мы ничего не нашли.

- Налоговая нагрузка серьезна?

- Она невыносима. Вчера бухгалтер посчитала налоги - Br9 млн., - и я у нее спрашиваю: почему так мало? «Вам мало?!» - изумляется она. «Так в прошлом месяце было Br12 млн.», - отвечаю я. И это только основной налог на прибыль. Я всего лишь прошу не ставить мне палки в колеса: моя выдержка, как и мой Mercedes, ненадолго. Если сегодня придет хороший покупатель, я продам ресторан и больше в общепит не пойду.

- Всерьез намерены уйти из этого бизнеса?

- Я устала. Я уже два года нигде не была и устала от белорусской зимы длиной в полтора года. К тому же очень важно чувствовать благодарность со стороны посетителя и государства. По крайней мере, для женщины. Мужчинам «спасибо» не обязательно: им бы скопить себе на какой-нибудь самолет.

- Но вы же говорите, что в целом в Беларуси вам комфортно?

- Конечно. Я приехала сюда, когда мне было шестнадцать. Здесь стабильность и спокойствие, тишина, чистота. Эта страна спокойная и мирная. Если бы мне предложили сменить Минск на Москву, я бы не поехала: тяжелый город и народ. Когда сюда приехали мои родители, они пришли в восхищение: «Белорусы - почти как грузины: такие гостеприимные!»

«СЕГОДНЯ РАССКАЖУ ОБ ЭТОМ ВСЕМ ГРУЗИНАМ»

- В этой мирной стране в марте прошлого года были задержаны подготовленные в Грузии террористы, которые якобы намеревались отравить городской водопровод с помощью дохлой крысы…

- Первый раз слышу об этом. Я не интересуюсь политикой. Меня приглашали организовать диаспору, но я ответила, что не хочу пустых разговоров: можешь делать - делай, не можешь - не трать время. Внутри этих организаций все время идет война. Как они хотели отравить воду? С помощью дохлой крысы? Это смешно. Сегодня расскажу об этом всем грузинам.

Справка «БелГазеты». Лия Гахария родилась в Сухуми. В 1980г. переехала в Минск, поступила в педагогический институт им. Горького. В 2002г. открыла собственный ресторан грузинской кухни «Натврис Хе». Замужем, двое сыновей.
Добавить комментарий
Проверочный код