Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№36 (606) 10 сентября 2007 г. Тема недели

«Превратить монастырь в бордель»

10.09.2007
 

Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

Реконструкция исторического центра города давно превратилась в возведение на месте памятников старины в лучшем случае их «точных копий», в худшем - торговых комплексов и элитного жилья.

Об особенностях национальной реставрации корреспондент «БелГазеты» беседовала с историком Владимиром ДЕНИСОВЫМ.

- Когда началось уничтожение исторического города?

- Во второй половине 30-х гг. был уничтожен ряд памятников архитектуры, в первую очередь культовые сооружения: Петропавловский собор на пл. Свободы, православная часовня на территории бывшего Александровского сквера, современный Центральный сквер. Страшно перестроили здание Архиерейской церкви, когда шла реконструкция архиерейского дома под Дом Красной Армии, современный Дом офицеров. На месте бывшего монастыря бенедиктинок сейчас здание Генпрокуратуры.

- Другие памятники старины уничтожили немцы?

- Цели уничтожить город у немцев не могло быть: они планировали обосноваться здесь надолго. Достаточно посмотреть фото, сделанные немецкими летчиками сразу после бомбежек и пожаров. Многие здания, разрушение которых потом приписывалось немцам, на этих фото есть. Например, дом, где родился Максим Богданович. Сейчас этого здания нет, на его месте планируется построить элитный многоэтажный дом.

- Действительно ли после войны у властей возник интерес к памятникам старины?

- Еще бы, ведь планировалось, что Германия выплатит денежную компенсацию. Только на реставрацию доминиканского костела недалеко от современного Дворца Республики требовалось порядка $10-15 млн. Конечно, эти деньги пошли не на восстановление памятников, а на милитаризацию страны. Даже церкви, взорванные в 30-е гг., были аккуратно списаны на немцев.

После этого интерес властей к истории резко спал. В начале 50-х гг. почти все памятники были уничтожены. Доминиканский костел взорвали в 1952г. Был объявлен конкурс на лучший проект реставрации коллегиума иезуитов на пл. Свободы (сейчас там французское посольство), конкурс провели, премии раздали, после чего с чистой совестью взорвали коллегиум. Точно также был уничтожен дворец Сапегов. Там планировали поставить памятник Сталину. Не ставить же его рядом с дворцом Сапегов и монастырем!

- Как вы относитесь к застройке послевоенного времени?

- У меня двойственное отношение к проспекту Независимости. Как произведение соцреализма он уникален: ни в одном городе СССР нет такого целостного комплекса, застроенного за очень короткий период. Даже было предложение включить его в список всемирного наследия. С другой стороны, он возникал на костях города XIX в.

- Идет уничтожение не только дореволюционного, но и послевоенного Минска?

- Да, за десять лет полностью уничтожены интерьеры всех помещений первых этажей - магазинов, кафе, ателье. Над ними работали лучшие белорусские художники, применявшие натуральные материалы: бронзу, ценные породы дерева, лепнину, натуральный камень. Бронзовые люстры вышвыривали в металлолом, резные дубовые колонны с великолепными капителями в стиле барокко уничтожали.

На проспекте Скорины были великолепные фонари, украшенные чугунным литьем. А сейчас если вы постучите по тумбам фонарей на пл. Победы, то поймете, что они пластмассовые - выполненные из дешевого тонкого полистирола, который через десять лет разрушится. Дорогие чугунные конструкции сданы в металлолом.

- Уничтоженные здания можно было спасти?

- Коробки зданий, пострадавших во время бомбардировок, были целы. Конечно, их можно было восстановить. Когда в 50-х гг. строили будущую Парковую магистраль, Минское замчище разрубили пополам, Замковую гору срыли бульдозерами, а в центре замка построили сохранившийся павильон спорткомплекса.

Массовое уничтожение исторической стройки начинается в 60-е гг. На месте современного кафедрального собора планировалось поставить небоскреб - высотный Дом знаний. Была задумана серия новых улиц и уничтожение района древнейшей ул. Немига. Именно тогда впервые появилась статья в газете «Правда» в защиту Немиги. Появилась надежда на спасение. Точка в деле разрушения Немиги была поставлена Машеровым.

Снос возмутил общественность. Был принят ряд постановлений, направленных на сохранение исторического наследия. Большую роль сыграл первый секретарь ЦК КПБ Тихон Киселев. Благодаря ему удалось спасти Дом-музей Ваньковичей, а ведь архитектурные власти хотели построить на этом месте фонтан.

- После смерти Киселева разрушение города ускорилось?

- Да, в 1984г. чиновники решили отыграться на здании первого минского городского театра на ул. Интернациональной, 28, где в 1852г. на сцене состоялась премьера первой белорусской оперы «Идиллия». Скандал дошел до того, что на улицу впервые вышли студенты. Возмущение было подхвачено союзной прессой. Власти пообещали восстановить театр, однако сегодня на его месте построена новая гостиница «Европа». Причем новая «Европа» имеет к прежней очень смутное отношение. Этот «шедевр» - всего лишь воспоминание о «Европе» и пародия на нее. Если сравнить чертежи и фото, то можно, как в детских головоломках, найти десять отличий.

- Что произошло с историческим центром в 90-е гг.?

- В 80-х гг. была принята романтическая программа реставрации. Центр должен был превратиться в культурный центр с маленькими кафе, магазинами сувениров, камерными театрами, ресторанчиками, музеями. Но в 90-е гг. вновь пошел резкий процесс уничтожения. Через несколько лет центр Минска надо будет снимать с госохраны: он теряет подлинность. В ходе реконструкции уникальные здания попросту сносят и строят заново. Это уже не подлинники, а копии. Пустышки, «куклы»...

- Что власти подразумевают под реставрацией?

- То, что в других странах называют вандализмом. Реставрация - это комплекс мероприятий по сохранению подлинности памятника и улучшение технического состояния объекта, а не его разбор и разнос. В РФ, чтобы получить право работать с объектом XVIII в., нужно сначала сделать несколько проектов реставрации XIX в., они должны быть одобрены специальным советом. Лет через двадцать реставратор получит доступ к объектам XII в. У нас выпускник БНТУ может сразу приниматься за самое древнее здание. В ходе земляных работ уничтожается уникальный культурный пласт, причем без исторических исследований. На месте здания возводятся примитивные декорации.

- Какие здания были «отреставрированы» таким образом?

- Например, знаменитая автостоянка на Немиге. С т.з. архитектуры это полный кошмар. Как сказал руководитель Белорусской академии архитектуры Вольмен Аладов: «Если ты, профессиональный архитектор, посмотришь на это здание и тебя не стошнит, значит, у тебя хороший иммунитет». На месте этого гаража находился один из древнейших храмовых комплексов: в XVI в. - Петропавловский православный женский монастырь, а позднее был построен комплекс еврейской синагоги.

Страшное благоустройство проведено вокруг кафедрального собора. Акт вандализма - уничтожение старой гостиницы «Беларусь» (современная «Свислочь»), которую турки перестроили под новый отель. При этом полностью уничтожены уникальные интерьеры и сталинские номера.

При реставрации ратуши вырыли котлован и уничтожили все сохранившиеся подлинные компоненты городской ратуши. Более того, были уничтожены минский Соборный сквер и фонтан.

- Какие объекты в очереди на «реставрацию»?

- На территории каждого квартала Немиги планируется соорудить новое громадное здание. Целый ряд монастырей будет перестроен под коммерческие объекты. Так, в монастыре бернардинцев решено разместить современную гостиницу. Под монастырем будет сделан подземный гараж, бассейны, сауны, казино. Несколько лет назад на месте монастырского кладбища построен пивной ресторан. Останки монахов были вывезены и неизвестно где выброшены.

На территории старейшего базилианского женского монастыря на ул.Энгельса, 1 планируется построить еще один торгово-развлекательный комплекс с бассейнами, саунами, казино. Ни в одной европейской стране было бы невозможно превратить монастырь в бордель или в казино.

Интересен парадокс с кварталом, примыкающим к Троицкому предместью, где был расположен дом Богдановича. Там проходит улица имени академика архитектуры Заборского, который после войны проектировал комплекс суворовского училища. Новое элитное здание должно пройти по территории суворовского училища, на ул. Заборского планируется снести памятники архитектуры, построенные по его проекту.

Головной институт «Минскградо» на территории квартала на Немиге, древнейшей шляхетской усадьбы, проектирует себе новое высотное здание с пристройкой усадьбы, со сносом исторических зданий внутри квартала.

На пл. Свободы согласованы два варварских объекта. Первый - фонтан рядом с кафедральным собором на месте монастыря бернардинок и здания малого гостиного двора. Кстати, восстанавливая ратушу, снесли старый городской фонтан и сделали на его месте эту пирамидку в стиле «зависть к проектировщикам Лувра». На территории пл. Свободы полностью сохранились подземные конструкции взорванной в 30-е гг. церкви Св. Духа. Теперь на месте этого памятника решили построить каменную часовню, уничтожив подлинные фрагменты уникального памятника VII века.

А что сделали со зданием бывшего Института физкультуры? Сломали часть фасада и построили этот кошмар - ресторан «Лидо». Здание обсерватории тоже в опасности: сейчас вплотную к нему строится новый элитный микрорайон.

Ко всем памятникам применяется прием исключения из списка историко-культурного наследия. Если Минское замчище до этого являлось историко-культурной ценностью I категории, то теперь превратилось в объект без категории. Категория понижена в три раза! Это противозаконно!

- Если это противозаконно, можно ли подать в суд?

- В суд подать можно, но можно ли выиграть процесс? Этим должна заняться прокуратура. Идет массовое коммерческое освоение территорий. Мы уже на 70-80% потеряли исторический город, который существовал в 80-е гг. Через несколько лет он исчезнет.

Несколько лет назад представители интеллигенции обратились с письмом к президенту. Оно рассматривалось в администрации, и мы были уверены, что это не повторится. Прошло два года, но ситуация не изменилась. Идет варварское коммерческое освоение территории как пустой площадки: кто хочет, тот и строит.

- Чиновники утверждают, что некоторые здания настолько повреждены, что спасти их невозможно…

- Зданий, которых невозможно спасти, нет. Но задача спасти не стоит. Делают по принципу «быстрее, дешевле, выгоднее». Конечно, дешевле снести, а на этом месте построить фальшивку. Хотя во всем мире сохраняют именно подлинные вещи. Те же русские эмигранты жалуются: «У меня квартира в Париже, я бедный и несчастный: без разрешения инспектора не могу забить гвоздь: памятник архитектуры!»

- Есть ли в Минске объекты, отреставрированные качественно?

- С натяжкой можно назвать один объект - здание католического кафедрального костела, отреставрированное поляками и белорусами.

СПРАВКА «БелГазеты». Владимир Денисов родился 1955г. в Минске. Окончил Белгосуниверситет культуры, аспирантуру Института искусствоведения, этнографии и фольклора. Работал в реставрационных мастерских Минкульта, затем в реставрационном проектном институте. Долгое время руководил минским городским отделением Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры. Входил в президиум белорусского комитета Международного совета по памятникам и историческим местам. Советник Белорусской академии архитектуры. Почетный архивист РБ.
Добавить комментарий
Проверочный код