Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№32 (602) 13 августа 2007 г. Тема недели

«Я стою, и всё»

13.08.2007
Патриарх белорусской интифады раскрыл тайну Мирона

Антон КАШЛИКОВ

Живая легенда белорусского сопротивления, правозащитник и несгибаемый «солдат своего народа» Валерий ЩУКИН говорил с корреспондентом «БелГазеты» о собирательном образе Мирона, редиске и особенностях противостояния с белорусской милицией.

- Вы знаете Мирона лично?

- Нет, лично я не знаком. Я могу подозревать, кто это такой, но однозначно сказать, что он и есть Мирон, не могу. Да, они подписываются «Мирон». Но вешал-то не один человек! Это как Штирлиц - собирательный образ. Я не уверен, что стоит раскрывать этот миф. Пусть власть и дальше ломает голову…

- Кажется, вам всегда достается больше всех. Поговаривают, что вы едва ли не сами провоцируете милицию. Почему так получается? Почему вас все время бьют?

- «Бьют» будет не совсем верное слово. Я объясняю. Я - офицер военно-морского флота. Психология военного моряка несколько отличается от психологии военнослужащего сухопутных войск. Солдата могут справа бить, слева бить, и даже по нему может танк проехать, и он может остаться живым. На корабле, когда все тонут, ты независимо от должности не должен думать о себе. Еще в уставе Петра I было написано: «Всякий служивый, увидев щель на корабле, должен ее забить или законопатить». Понимаете? Увидел, где и что, бросайся туда. В чистом море ты не отсидишься. Когда корабль тонет, все тонут. Поэтому я никогда не отступаю.

Стоит толпа неравнодушных. Всех начинают вытеснять, а я-то не вытесняюсь. Меня надо или начинать бить дубинками (а за что?) или толкать, но не так просто сдвинуть с места 90 кг. Если толкает меня человек, который меньше меня по массе, по закону физики, он меня не столкнет. Их должно быть минимум двое.

- Каковы цели вашей борьбы? К чему вы стремитесь?

- Умереть с чувством выполненного долга. Сказать в конце, что я сделал все, что мог. Я не гений, я обычный нормальный человек. Но я делаю все, что могу. Раньше делал больше. В силу своего возраста сейчас делаю меньше. Для меня это принципиально важное значение имеет. Мне не больше всех надо. Я солдат. Я давал присягу - защищать свой народ. На войне можно оказаться в ситуации, когда нет начальства, некому приказать. А солдат все равно воюет. Вот и я в такой ситуации. Мне приказывать некому. Я знаю, что я должен бороться за свой народ, и я борюсь, как умею.

- Считается, что нонконформизм - это удел молодых. Каким вы были в юности? Таким же солдатом?

- Нет, конечно. Таким меня сделала армия, сочетание целого комплекса условий. Это как редиску посадили на грядку: одна уже созрела, другая только из земли вылезает. Причем дождь одинаково на всех лил, грядка одного размера, а растут они по-разному. Меня так не учили. Меня мама-белоруска учила, как и всех остальных: ударили по левой, подставь правую. Не лезь, не влазь, обойди. Я в жизнь вошел именно так, как и все белорусы. А жизнь меня сделала другим.

Годам к сорока, даже, может, чуть позже, я перестал бояться. Когда я понял, что умею и знаю не меньше, чем мои начальники, а даже больше. Естественно, это изменило ситуацию. Когда я перестал бояться начальства, стал себя уважать за то, что я умею и знаю. Естественно, отношение начальства ко мне изменилось, как и милиции сегодня. Они могут считать меня идиотом, кем угодно. Но они меня не трогают. Я стою, и все.

- А правда ли, что за последнее время вы ни разу не встречали Новый год на свободе?

- Я дважды встречал Новый год в тюрьме, в т.ч. последний. День флота встречал дважды. День рождения - однажды.

- Как ваши внуки относятся к вашей деятельности?

- Нормально. Понимаете, я свободолюбивый человек. И каждый принимает меня таким, какой я есть. Да, я приглашаю внуков с собой, чему-то учу, но рвение большое было только у одного моего внука. А остальные ходят, если дедушка их просит. Когда я выхожу утром с внуком, а меня хватают и обвиняют, что я с машин колеса снимал, - это все. Я считаю, что воспитательный момент в этом есть. Когда на глазах внука деда хватают за то, что он не делал. Он все видит.

- Почти вся оппозиция - белорусскоязычная. Трудно ли вам, русскоговорящему, быть в этой среде?

- Я вхож в любую партию, общаюсь со всеми. Уже самые ярые сторонники белорусскости давно поняли, что нужны специалисты. А язык - он нужен, я всегда за него выступал. И я рад, что кое-что изменилось. Сколько у нас было концертов, где все ведущие выступают по-русски. Теперь уже и по-белорусски говорят.

- Есть ли среди нынешних политиков тот, который бы полностью вас устроил, если бы пришел к власти?

- На этот вопрос трудно ответить, поскольку власть меняет любого, хочет он этого или нет. Я тоже командовал людьми. Естественно, не все воспринимали это нормально. Милинкевич или Козулин… Главное для меня - будут ли соблюдаться права человека. Я же не против Лукашенко выступаю. Я защищаю народ, права которого нарушаются. Я не против, я за. Я за то, чтобы соблюдались права человека. Но, естественно, если я не могу свои права защитить, то как я могу защитить чьи-то? Я показываю пример, как надо делать.

СПРАВКА «БелГазеты». Валерий Щукин родился в 1942г. во Владивостоке. Окончил Ленинградское высшее военно-морское инженерное училище, военная специальность - «корабельный инженер-механик», гражданская - «эксплуатация паросиловых установок». Трудовую деятельность начал слесарем. Офицер военно-морского флота, капитан II ранга запаса. В 1995г. избран депутатом Верховного Совета. Занимается журналистикой и правозащитной деятельностью. Установил своеобразный рекорд по сумме полученных штрафов и числу арестов за оппозиционную деятельность. Женат, имеет двоих детей и семерых внуков.
Добавить комментарий
Проверочный код