Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№32 (602) 13 августа 2007 г. Sexus

Признание из тысячи бриллиантов

13.08.2007
с Вандомской площади

Татьяна КАРЮХИНА

«Paris, je t’aime», - прошептали они шестнадцать раз его узким, закутавшимся в барочное кружево, центральным кварталам и широким, натянувшим на себя уютный casual «спальникам».«Paris, je t’aime», - прокричали двадцать два режиссера маленьким кафе на Рю де ла Пе, где по утрам подают «самые свежие круассаны в Париже»… «Лучшее признание в любви, которое слышал этот город», - отпускали комплименты авторам ленты «Париж, я люблю тебя» критики. Но город… Париж, словно юная кокетка, едва уловимым жестом поправил любимую шляпку, подаренную мсье Александром Густавом Эйфелем, чуть потупил взгляд и повернул блистающую золотом головку в сторону других воздыхателей.

С’est la vie: этот город слышит тысячи признаний в день. Последнее подготовил к своему столетнему юбилею ювелирный дом Van Cleef & Arpels. Une Journee a Paris - haute joaillerie - путеводитель по «столице мира», где каждый пункт маршрута отмечен россыпями бриллиантов, медовых сапфиров, зеленых гранатов и кроваво-красных рубинов. Коллекция из 74 украшений Une Journee a Paris, или же «День в Париже», увидела свет в прошлом году: в конце октября дом Van Cleef & Arpels презентовал в павильоне садов Тюильри в Париже, но в знаменитом бутике на Вандомской площади она появилась несколько позже. Оказавшись в Париже, корреспондент «БелГазеты» не преминула воспользоваться драгоценным путеводителем от знаменитых ювелиров.

Мой ювелирный день от Van Cleef & Arpels начался в садах Тюильри, там, где в начале июня еще упоительно пахнут травы: здесь, как на кольце из белого золота, желтых сапфиров и зеленых гранатов, переливается блестящей зеленью листва. И доносится пение птиц. Их не видно, но ювелиры Van Cleef & Arpels представляют их в белом золоте, рубинах и бриллиантах. Длинный хвост-перо броши-птицы можно снимать и носить отдельно.

Из сада Тюильри бегу, минуя остров Сите (в маршруте Une Journee a Paris он отмечен колье и подвесками-водопадами из бриллиантов и сапфиров, огромными бриллиантовыми кольцами-кувшинками и браслетами и подвесками, арабески которых повторяют арки моста Pont des Arts), бегу на авеню Монтень. Когда-то «авеню бутиков» (здесь был открыт первый бутик дома Dior), как именует ее знакомый корреспондента «БелГазеты», была покрыта трущобами и притонами и называлась «аллеей вдов». Не смея выйти в город, пока продолжался траур, они приходили сюда в поисках утешения и галантных приключений. Van Cleef & Arpels советует искать здесь изысканные наряды, такие, под которые можно было бы надеть бриллиантовое колье в виде галстука или банта. Кроме колье в коллекции Une Journee a Paris есть также кольцо-бант, которое носят на два пальца, серьги и браслет.

У подножья Эйфелевой башни маленький арапчонок нашел кольцо из белого золота, несколько секунд подумал и предложил его грузному туристу в мятых шортах. Это кольцо за один евро он только что сам подбросил веселому канадцу в надежде выманить из благодарного «владельца пропажи» две, а то и три хрустящие бумажки. Но старый фокус уже не работает. Сегодня чтобы заставить туриста раскошелиться, придется предъявить колье из белых и желтых бриллиантов, напоминающее иллюминацию башни.

Une Journee a Paris плавно движется к закату: зажглась огнями Гран де Опера, и балерины, столь же грациозные, как воздушные танцовщицы-броши из белого золота, с бриллиантами, сапфирами и рубинами, поспешили на сцену. Рубиновые складки тяжелого бордового занавеса (у Van Cleef & Arpels занавес обыгран в шикарном колье), перевязанные тонкой бриллиантовой лентой, дрогнули и подались в сторону.

День завершился на Вандомской площади, возле открытого в 1906г. бутика Van Cleef & Arpels. К столетию марки дизайнер Патрик Жуан полностью переделал дизайн бутика, чтобы тот напоминал «плод воображения маленькой девочки»: перламутровые стены, люстра, напоминающая столб из мыльных пузырей, фарфорово-матовые кресла. Этакая маленькая шкатулка с секретом - такая же изящная, как драгоценный несессер Etincelles из белого оникса и бриллиантов, складывающихся в черные перья-фейерверки - маленькие признания в любви и благодарности большому Парижу.
Добавить комментарий
Проверочный код