Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
Количество проголосовавших: 58
от призыва в армию
 41.38%
от бедных родственников
 15.52%
от оплаты коммунальных услуг
 12.07%
от вредных привычек
 6.90%
от прохождения флюрографии
 24.14%
№32 (602) 13 августа 2007 г. Sexus

Признание из тысячи бриллиантов

13.08.2007
с Вандомской площади

Татьяна КАРЮХИНА

«Paris, je t’aime», - прошептали они шестнадцать раз его узким, закутавшимся в барочное кружево, центральным кварталам и широким, натянувшим на себя уютный casual «спальникам».«Paris, je t’aime», - прокричали двадцать два режиссера маленьким кафе на Рю де ла Пе, где по утрам подают «самые свежие круассаны в Париже»… «Лучшее признание в любви, которое слышал этот город», - отпускали комплименты авторам ленты «Париж, я люблю тебя» критики. Но город… Париж, словно юная кокетка, едва уловимым жестом поправил любимую шляпку, подаренную мсье Александром Густавом Эйфелем, чуть потупил взгляд и повернул блистающую золотом головку в сторону других воздыхателей.

С’est la vie: этот город слышит тысячи признаний в день. Последнее подготовил к своему столетнему юбилею ювелирный дом Van Cleef & Arpels. Une Journee a Paris - haute joaillerie - путеводитель по «столице мира», где каждый пункт маршрута отмечен россыпями бриллиантов, медовых сапфиров, зеленых гранатов и кроваво-красных рубинов. Коллекция из 74 украшений Une Journee a Paris, или же «День в Париже», увидела свет в прошлом году: в конце октября дом Van Cleef & Arpels презентовал в павильоне садов Тюильри в Париже, но в знаменитом бутике на Вандомской площади она появилась несколько позже. Оказавшись в Париже, корреспондент «БелГазеты» не преминула воспользоваться драгоценным путеводителем от знаменитых ювелиров.

Мой ювелирный день от Van Cleef & Arpels начался в садах Тюильри, там, где в начале июня еще упоительно пахнут травы: здесь, как на кольце из белого золота, желтых сапфиров и зеленых гранатов, переливается блестящей зеленью листва. И доносится пение птиц. Их не видно, но ювелиры Van Cleef & Arpels представляют их в белом золоте, рубинах и бриллиантах. Длинный хвост-перо броши-птицы можно снимать и носить отдельно.

Из сада Тюильри бегу, минуя остров Сите (в маршруте Une Journee a Paris он отмечен колье и подвесками-водопадами из бриллиантов и сапфиров, огромными бриллиантовыми кольцами-кувшинками и браслетами и подвесками, арабески которых повторяют арки моста Pont des Arts), бегу на авеню Монтень. Когда-то «авеню бутиков» (здесь был открыт первый бутик дома Dior), как именует ее знакомый корреспондента «БелГазеты», была покрыта трущобами и притонами и называлась «аллеей вдов». Не смея выйти в город, пока продолжался траур, они приходили сюда в поисках утешения и галантных приключений. Van Cleef & Arpels советует искать здесь изысканные наряды, такие, под которые можно было бы надеть бриллиантовое колье в виде галстука или банта. Кроме колье в коллекции Une Journee a Paris есть также кольцо-бант, которое носят на два пальца, серьги и браслет.

У подножья Эйфелевой башни маленький арапчонок нашел кольцо из белого золота, несколько секунд подумал и предложил его грузному туристу в мятых шортах. Это кольцо за один евро он только что сам подбросил веселому канадцу в надежде выманить из благодарного «владельца пропажи» две, а то и три хрустящие бумажки. Но старый фокус уже не работает. Сегодня чтобы заставить туриста раскошелиться, придется предъявить колье из белых и желтых бриллиантов, напоминающее иллюминацию башни.

Une Journee a Paris плавно движется к закату: зажглась огнями Гран де Опера, и балерины, столь же грациозные, как воздушные танцовщицы-броши из белого золота, с бриллиантами, сапфирами и рубинами, поспешили на сцену. Рубиновые складки тяжелого бордового занавеса (у Van Cleef & Arpels занавес обыгран в шикарном колье), перевязанные тонкой бриллиантовой лентой, дрогнули и подались в сторону.

День завершился на Вандомской площади, возле открытого в 1906г. бутика Van Cleef & Arpels. К столетию марки дизайнер Патрик Жуан полностью переделал дизайн бутика, чтобы тот напоминал «плод воображения маленькой девочки»: перламутровые стены, люстра, напоминающая столб из мыльных пузырей, фарфорово-матовые кресла. Этакая маленькая шкатулка с секретом - такая же изящная, как драгоценный несессер Etincelles из белого оникса и бриллиантов, складывающихся в черные перья-фейерверки - маленькие признания в любви и благодарности большому Парижу.
Добавить комментарий
Проверочный код