Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№30 (600) 30 июля 2007 г. Тема недели

Коней на переправе не меняют

30.07.2007
Отсрочка всё равно потребуется, но уже по стабилизационному кредиту

Сергей ЖБАНОВ

Александр Лукашенко довольно неожиданно отреагировал на слухи, распространяемые российскими СМИ о грядущей отставке премьера Сергея Сидорского, сменив руководство сразу в двух энергетических монополиях - «Белтрансгазе» и «Белнефтехиме». Теперь у отечественных и зарубежных знатоков белорусской действительности появился отличный повод для нового цикла аналитических размышлений.

Подумать есть над чем. Ведь когда в августе 2004г. президент решил освободить от исполнения обязанностей министра энергетики Эдуарда Товпенца и назначить Дмитрия Казакова на пост гендиректора «Белтрангаза» вместо Петра Петуха, то напутствовал эти кадровые перестановки следующей фразой: «Нам нужны кристально чистые и надежные люди, которые способны работать на государство». К чему это было сказано, сказать трудно, поскольку Товпенец и по сей день весьма успешно работает в качестве первого замминистра энергетики, и без него не обходятся ни одни белорусско-российские газовые переговоры. А Дмитрий Казаков спустя три года уволился по собственному желанию и, в отличие от бывшего гендиректора «Белнефтехима» Александра Боровского, ни в чем предосудительном замечен не был.

Персон этого ранга назначают для реализации конкретных экономических задач. Например, для избавления страны от «огромной энергетической зависимости от одного государства». И обычно не увольняют, словно нашкодивших школьников, за нарушение служебной дисциплины. Видимо, грандиозный масштаб задачи, поставленной президентом в 2004г., оказался не под силу Казакову. И вряд ли бывший зампредседателя Гомельского облисполкома Владимир Майоров, сменивший Дмитрия Казакова на посту главы «Белтрансгаза», есть тот самый былинный богатырь, которому суждено избавить белорусскую землю от газовой зависимости. До сих пор это удавалось только самому президенту. Да и то на один день.

Эксцесс произошел три года назад, но оказался очень болезненным. И исключить его повторение со 100-процентной вероятностью, когда на стране висит долг за газ в сумме более $500 млн., невозможно. В такой ситуации отправлять премьера в отставку было бы весьма опрометчиво. В республике не так много специалистов, имеющих опыт ведения переговоров с российским правительством. Энергетическая безопасность страны - это не шутка. Так же как и ее финансирование. Поэтому именно Сергею Сидорскому предстоит на этой неделе провести в Москве очередной раунд бесед об отсрочке выплаты долга, сохранении газовых цен на уровне первого полугодия и предоставлении Беларуси кредита на $1,5 млрд. От этих денег зависит слишком многое.

С начала текущего года нефтеперерабатывающая отрасль Беларуси перестала быть надежным поставщиком валюты, в то время как другие отрасли к выполнению этой задачи оказались не готовы. Иностранных инвесторов, вкладывающих деньги в новые виды производства и одновременно продвигающих готовый продукт на рынки развитых стран, в Беларуси ничтожно мало. Этому не способствует инвестиционный климат, установившийся в республике, где хозяйственное законодательство не отличается стабильностью, полноценная приватизация еще и не начиналась, а суверенного кредитного рейтинга и вовсе нет. А избыток белорусских рублей, образовавшийся в бюджете за I полугодие, объясняется не только возросшими доходами от экспортных пошлин на нефтепродукты, но и тем, что расходы на газ не были пересчитаны на новые цены.

В этих условиях правительство решило отложить структурные реформы и покрывать возросшие потребности экономики в валюте за счет внешних заимствований. И белорусские банки неплохо справляются с этой задачей, привлекая синдицированные кредиты. Их рейтинги известны западным агентствам, и риски их дефолта оцениваются профессиональными кредиторами. В рамках взятой на вооружение концепции заимствований не справляется со своей задачей только правительство, которое так и не выпустило своих облигаций на международный финансовый рынок. На долю органов госуправления приходится всего лишь 7% внешних заимствований. Поэтому никакой серьезной угрозы суверенного дефолта пока не существует. Но существует проблема экономического роста.

Продолжая сохранять экономическую динамику, правительство из-за возросших цен на энергоносители автоматически ускоряет темпы роста пассивного внешнеэкономического сальдо. Административные методы сдерживания импорта в такой ситуации становятся бесполезными, поскольку белорусские рубли в качестве средства оплаты российского газа и нефти пока не принимают. Брешь в платежном балансе страны растет, а вместе с ней и потребность в валюте, которую банки не в состоянии удовлетворить в полном объеме. К тому же часть валюты, привлекаемая из-за рубежа коммерческими банками в виде кредитов, давно уже конвертирована и осела в виде золотовалютных резервов Нацбанка. Поэтому без большого российского кредита правительству никак не обойтись.

К этому его подталкивает стратегическая задача структурной модернизации реального сектора экономики. Нефтеперерабатывающая промышленность Беларуси обречена на поглощение российским капиталом, и нужно в кратчайшие сроки создать новые отрасли индустрии, которые могли бы поставлять продукцию на экспорт. Однако без участия иностранного капитала решение этой задачи крайне затруднено. Конечно, можно, как в советские времена, даже закупить новое технологическое оборудование, но продукция, произведенная на нем, все равно не будет востребована рынками развитых стран. Вот тут и проявляется главное преимущество иностранных инвестиций, которые приносят не только новую технологию, но и продвигают на развитые рынки новый продукт, экспортная выручка от продажи которого позволила бы покрыть потери нефтеперерабатывающей отрасли. При этом правительство было бы избавлено от кредитных рисков и получило бы возможность относительно быстро уменьшить размер пассивного внешнеторгового сальдо.

И все было бы хорошо, если бы в правительстве или Нацбанке нашелся человек, способный убедить президента, что настало время для начала приватизации и радикального изменения белорусского инвестиционного климата. Но Александр Лукашенко еще не потерял надежду на то, что новое руководство «Белтрансгаза» добьется отсрочки выплаты газового долга, а правительство все-таки получит российский кредит под обещания грядущей приватизации нефтеперерабатывающих предприятий и выиграет время для торга.

Ставки в этой игре были высоки. И Москва оправдала ожидания президента, своевременно решив помочь Беларуси. Выделение кредита предварительно одобрено, что существенно облегчает задачу Сидорскому на предстоящих на этой неделе переговорах в Москве и вносит большую ясность в перспективы его дальнейшей карьеры госслужащего. Теперь премьеру остается согласовать условия кредита и его окончательную сумму. Этих денег должно хватить, чтобы суверенная и процветающая Беларусь смогла оплатить и долг, и штрафные санкции. Хотя отсрочка по возврату долга стране все равно потребуется, но уже по стабилизационному кредиту.
Добавить комментарий
Проверочный код