Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№30 (600) 30 июля 2007 г. Экономика

Не в коня ячмень

30.07.2007
«Если цена на ячмень не будет разумной, мы проиграем свой рынок»

Марина ГУЛЯЕВА

К следующему сезону ОАО «Крынiца» планирует начать выпуск второго лицензионного бренда баварской пивоваренной компании «Кениг Людвиг Интернешнл ГмбХ&КоКГ» - «Кениг Людвиг Дункель». Запуск нового продукта обсуждался в рамках международной конференции, прошедшей в Мюнхене на минувшей неделе, куда компания собрала производителей своего основного бренда «Кальтенберг» из девяти стран. Как сказал исполнительный директор ОАО «Приорбанк» (в доверительном управлении которого находится «Крынiца») Юрий Слепич, баварцы оценили вкус белорусского «Кальтенберга»«как наиболее близкий баварскому».

Учитывая прозвучавшие на селекторном совещании последние требования президента об использовании только отечественного ячменя, у «Крынiцы» есть гарантированные шансы сохранить эту близость. В разговоре с обозревателем «БелГазеты» Юрий СЛЕПИЧ подтвердил «готовность и заинтересованность пивоваров в работе на отечественном сырье» и рассказал, кого и почему «не пускают» на «Крынiцу».

- Качество нашего пива немцы оценили очень высоко, и это был не комплимент. Когда мы только начинали проект по запуску лицензионного бренда, были сомнения: пойдет ли этот продукт на нашем рынке. «Кальтенберг» - сугубо немецкое пиво, в нем есть горчинка. У нас же несколько иные вкусы, белорусы любят более нейтральное пиво. Но «Кальтенберг» прижился, и мы рассчитываем, что к следующему сезону получим лицензию на производство темного пива «Кениг Людвиг Дункель».

Эти уже достигнутые результаты, проходящие переговорные процессы, очень важны, поскольку работают на изначально поставленную нами цель. Когда мы начинали реконструкцию «Крынiцы», нам нужно было доказать, что это не просто техническая реконструкция, что у предприятия есть потенциал не только в железе и возможностях мощностей, но и специалистах, опыте, умении. Да, «Кальтенберг» - это лицензия не широко известного бренда мирового масштаба. Но нам было интересно поработать именно с немцами, именно с Баварией, а самое главное, с королевской семьей, которая стояла у истоков знаменитого немецкого закона «О чистоте пива» (принят в 1516г. - М.Г.). И когда у нас получилось сделать суперпремиальный бренд «Кальтенберг», была удовлетворена профессиональная гордость: мы можем делать баварское пиво.

В этом году «Крынiца» начала разливать «Кальтенберг» в алюминиевую банку, и мы не ожидали, что реализация будет такой успешной. Поэтому в планах нарастить выпуск «Кальтенберга» именно в банке. На конференции обсуждался вопрос разлива «Кальтенберга» в специальную стеклянную бутылку, единую для всех стран-производителей. Понятно, что это позволит уменьшить издержки - большой заказ на девять стран снизит себестоимость. Возможно, бутылка не будет подлежать возврату, но, по крайней мере, имиджево поддержит продажи. Что касается ее производителя, то немецкая сторона обсуждает возможность объявления конкурса на разработку этой бутылки.

- Есть ли у Елизовского завода шансы победить в конкурсе?

- Если они будут в состоянии произвести бутылку требуемого качества, нужного объема и по конкурентной цене, то почему нет?

- Насколько будет увеличен объем «Кальтенберга»?

- Сегодня нас ничего не сдерживает - только объем потребления. Это суперпремиальный бренд, это продукт не массового спроса. И тем не менее конкуренция на этом сегменте рынка растет, что говорит о растущем спросе, который мы в состоянии удовлетворить. Это выгодно для немецкой стороны, выгодно для «Крынiцы»: «Кальтенберг» один из самых рентабельных ее продуктов.

- Недавно компания «Сябар» представила одноименный бренд как «уникальное» пиво, не имеющее конкурентов на белорусском рынке. Вы считаете «Сябар» конкурентом?

- Безусловно. Но, как мне кажется, это не совсем корректное сравнение: белорусское пиво и лицензионный баварский бренд. Конечно, у компании «Сябар» есть технический потенциал, и я думаю, что они сделали действительно достойный продукт.

- Фактически каждый белорусский завод выпускает «премиальный продукт». Вы позиционируете «Кальтенберг» как суперпремиальный. Можно расшифровать это определение?

-
Самое важное, как говорят немцы, «наше отличие от известных компаний заключается в том, что нам не надо придумывать историю бренда». «Кальтенберг» живет уже шесть столетий, сегодня это самое дорогое пиво в Германии.

- В Беларуси оно не самое дорогое…

-
Здесь есть своя специфика, согласованная с немецкой стороной. При выводе продукта в той или иной стране исследуются цены; чтобы получить цену, адаптированную к конкретному рынку, чтобы продукт продавался, он должен продаваться в конкурентной среде по конкурентной цене.

- Успехи лицензионного баварского бренда и оценки самих баварцев опровергают распространенное мнение о низком качестве белорусского ячменя?

- Объем «Кальтенберга» очень небольшой по сравнению с массовыми брендами, и при его производстве мы выбираем самый лучший ячмень. Сегодня технологии продвинулись так далеко, что компании, имеющие новое оборудование, могут практически из любого сырья сварить качественный продукт. Но нужно понимать, что все это увеличивает затраты производителя. И потому нужно улучшать качество ячменя: ячмень высшего класса фактически не вырастает. Сегодня одна из основных задач - обеспечить приход фирмы-производителя солода, которая знает технологии выращивания ячменя. Общаясь с сельхозпроизводителями, можно четко сказать, что экономически они заинтересованы в выращивании ячменя. Но, пытаясь каждый год достичь валовых показателей, они не получают качества. Лучше год от года наращивать выпуск хорошего ячменя, чем все время жить в ожидании чуда: а вдруг вырастет хороший ячмень.

Тем более что все есть: программа, разработаны сырьевые зоны, производители экономически стимулируются. Нужно всего лишь не увеличивать экстенсивно объемы. И когда пивоваров все время упрекают, что они заинтересованы в импорте ячменя, а не в его внутреннем производстве, это не так. Мы хотим работать на своем ячмене! Но сельское хозяйство должно нам гарантировать качество, потому что каждый год пивзаводы оказываются в заложниках экстенсивной технологии: вырастет ячмень или нет.

- А также в заложниках цены на ячмень, которая выше, чем на соседних рынках...

- Мы давно говорим о конкурентных, разумных ценах на ячмень. Речь идет о том, что каждый на своем месте должен качественно выполнять свою работу. В противном случае за нее платим мы все: от производителей в сопутствующих отраслях до потребителей. Пивовары заинтересованы в одном - работать на качественном сырье. Сегодня жесткая конкуренция с российским пивом, цена которого абсолютно конкурентна на белорусском рынке. Если цена на ячмень не будет разумной, мы проиграем свой собственный рынок. А упреки сельхозпроизводителей пивоваров в чрезмерной рентабельности несправедливы - мы выполняем госпрограмму по развитию отрасли. Кстати, а какова рентабельность выращивания пивоваренного ячменя?

Хочется надеяться, что в лице сельхозпроизводителей у нас есть серьезный партнер, и нужно просто еще чуть-чуть подождать и много поработать, чтобы начать получать продукт стабильного качества по конкурентной цене. Мы не можем наращивать мощности, как того требует госпрограмма, постоянно находясь в неведении: на каком сырье будем работать завтра. У компании есть тренд развития, четкие планы на будущее, а мы зависим от самого важного - сырья. Не будет ячменя - не будет пива. Нельзя сварить пиво из фуража. Некоторые хозяйства так и говорили нам: ну не будет пивоваренного ячменя, получите фуражный - как-нибудь разберетесь. Но это не наш бизнес! Этим должна заниматься компания - производитель солода. Почему пивовары должны брать на себя все риски сельхозпроизводства? Мы и сегодня работаем с белорусским ячменем, но хотелось бы работать на системной основе.

Или тогда надо все объединять в один бизнес. Пивовары должны все делать сами: выращивать ячмень, производить солод, потом освоить производство этикетки, бутылки, выпуск автомобилей, на которых мы будем развозить свое пиво…

- Может, стоит попробовать?

- Может. Но тогда нужно понимать, какой будет цена конечного продукта - ведь все ляжет на себестоимость.

- По информации «БелГазеты», глава мирового производителя солода компании Souflet Мишель Суфле после изучения ситуации на ОАО «Белсолод» принял решение заниматься инвестиционным проектом. Как вы полагаете, насколько этот проект перспективен?

- Мы не можем комментировать несостоявшиеся сделки, но нам известно, что компания заявляла о своих планах работать на белорусском рынке. Самое важное, что эта компания имеет мировой опыт в производстве солода. И если она придет на белорусский рынок, одно из основных ее преимуществ будет заключаться в том, что она имеет возможность применить успешный опыт работы с сельхозпроизводителями из других стран. Большинство международных пивоваренных компаний, уже работающих или желающих прийти в РБ, являются покупателями солода Souflet. Если «Белсолод» будет куплен одной из пивоваренных компаний, то, безусловно, остальные игроки рынка будут в некоторой степени зависеть от игрока, владеющего единственным солодовенным производством.

- Каким вы видите нынешний сезон для «Крынiцы»?

- Довольно удачным. Но, к сожалению, экстенсивное уменьшение доли рынка связано только с тем, что еще в прошлом году «Крынiца» полностью освоила свои мощности, поэтому в нынешнем сезоне мы просто ограничены физическим объемом производства. Кроме того, в разы вырос импорт, осваиваются новые мощности конкурирующих компаний.

- «Крынiца» теряет рынок не только из-за отсутствия мощностей и роста других компаний. У завода падают объемы реализации, что говорит о системных проблемах…

- Это абсолютно не так. Речь идет о падении реализации пива в стеклянной бутылке, что характерно для всех компаний. К сожалению, тенденция рынка такова, что растут продажи пива в ПЭТ-таре. Наши мощности по ПЭТу использованы на 100%. А стекло сегодня, и не только у нас, у всех компаний, - самый падающий сегмент. Поэтому снижение реализации связано только с тем, что у нас нет возможности разливать пиво в самую востребованную тару. Хотя рост ПЭТа лично для меня - чудовищная тенденция. Она во многом вызвана объективными причинами: у покупателя нет выбора, кроме как купить двухлитровую бутылку ПЭТа, сесть на лавочку, потому что больше негде, и выпить. Государство абсолютно правильно ставит вопрос о культуре потребления пива, но все должно быть соотнесено с развитием соответствующей инфраструктуры.

- Предложение рабочей группы продать весь пакет государства в «Крынiце», «Белсолоде» и «Брестском пиве», подержанное Совмином и сейчас находящееся на рассмотрении в администрации президента, - более чем знаковый шаг для отрасли, учитывая, что вначале речь не шла даже о продаже контрольного пакета. Что произошло?

- Логика такова, что количество акций, которое необходимо было продать, определялось очень просто: у каждого завода есть объем по привлечению инвестиций в соответствии с планом развития. Обсуждали, какой пакет государства в «Брестском пиве» выставить на продажу - 51% или 85%. Продав 51%, государство оставляет около 24%, которые не составляют блокирующего пакета. Выгоднее продать крупный пакет за хорошие деньги, чем им владеть. У государства все равно остаются все рычаги регулирования и рынка, и деятельности компании. Задача государства - создавать наиболее благоприятные экономические условия для развития отрасли и собирать налоги.

- Пивоваренная компания «Сябар», характеризуя атмосферу накануне возможных торгов, сетует на непрозрачность и откровенно заявляет, что их «не пускают на «Крынiцу», хотя другие компании смогли ознакомиться с документацией завода. Складываются неравные условия для потенциальных покупателей?

-
Пока это совершенно оправданно. Мы не можем допустить к полной финансовой отчетности «Крынiцы» только потому, что кто-то хочет поучаствовать в конкурсе. Компания «Сябар» сегодня конкурент N1 для «Крынiцы», это компания N2 на белорусском рынке, и поэтому сегодня невозможно предоставить ей всю информацию, открыв все конкурентные преимущества. К информации были допущены те компании, которые абсолютно не присутствуют на белорусском рынке, например SABMiller. «Сябар» и BBH присутствуют на рынке, это основные и ближайшие конкуренты «Крынiцы», поэтому со стороны государства, которое мы представляем, было бы просто неразумно открыть всю информацию. Они имеют право и возможность ознакомиться с общедоступной информацией. Да, они подписывают меморандум о конфиденциальности, но с юридической точки зрения конфиденциальность имеет смысл, когда информация не разглашается третьим лицам, а здесь речь идет о внутреннем использовании информации, что проконтролировать невозможно.

А самый главный аргумент заключается в том, что решение по «Крынiце» еще не принято. Мы понимаем стремление компаний-претендентов стать первыми на рынке. Но мы представляем разных собственников и поэтому до конца существующего договора доверительного управления будем представлять интересы государства как основного акционера. И вся логика наших действий будет направлена на защиту этих интересов.
Добавить комментарий
Проверочный код