Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№30 (600) 30 июля 2007 г. Архив БГ

Цензура в БССР: у последней черты

30.07.2007
«Зачем советскому человеку рация? Он что, шпион?»

Василий МАТОХ

«Совершенно секретно. ЦК КПСС. 16 декабря 1988г. Постановлением ЦК КПСС N177/77гс от 7 марта 1961г. на Главлит СССР возложено осуществление негласного контроля за информацией, передаваемой иностранными корреспондентами за границу для получения необходимых сведений и своевременной организации контрпропаганды. В этих целях спецслужба Главлита СССР параллельно подключена к линиям связи ряда иностранных корреспондентов. В последнее время в связи с переходом все большего числа западных информационных агентств на передачу материалов с помощью быстродействующей компьютерной техники и других современных средств связи (например, «телефакс») работа спецслужбы Главлита СССР, оснащенной устаревшей аппаратурой (телетайпами), значительно осложняется. Без соответствующего обновления технической базы эта спецслужба вскоре не сможет в полном объеме выполнять возложенные на нее функции. Зав. идеологическим отделом ЦК КПСС А. Капто».



ВИА ПОЮТ ПО-СОВЕТСКИ

В начале 80-х гг. в связи с нарастанием социально-экономического кризиса в СССР и неспособностью справиться с ним партийные идеологи кинулись крепить пропагандистскую работу. Об этом свидетельствует ряд постановлений ЦК КПСС: «О мерах по усилению защиты населения от антисоветского радиовещания» (декабрь 1983г.); «О дальнейшем развитии и усовершенствовании периодической печати для детей и юношества» (октябрь 1985г.); «О работе с кадрами в ТАСС» (декабрь 1985г.).

Кидаясь из крайности в крайность, советские идеологи взялись даже за рок-музыку. В 1983г. ЦК КПСС издал постановление «О регламентации деятельности вокально-инструментальных ансамблей и дискотек». На дискотеках не должно было звучать более 20% иностранных песен, остальные 80% должны были быть произведениями членов Союза писателей. Все ВИА также должны были исполнять советские песни. Первым отчитался по этому указанию Минкульт БССР. Результатом стало расформирование первой успешной белорусской рок-группы «Сузор’е», имевшей к тому времени статус филармонической.

ОТ БЫКОВА ДО СКОБЕЛЕВА

Деятельность органов цензуры этого периода можно рассматривать как часть механизма торможения общественного развития, пытавшегося хотя бы внешне сохранить лакировочно-благополучный стиль СМИ и официальной культуры. Это требовало все больших усилий - число замечаний, сделанных цензорами по содержанию просмотренных материалов, к середине 80-х гг. возросло в несколько раз.

При подготовке к печати через предварительную цензуру Главлитбела в 1981-86гг. проходило в среднем 41.540 учетно-издательских листов в год. Ежегодно просматривалось на экране в среднем 104.100 м кинопленки, 9320 единиц печатных экземпляров, отправляемых за рубеж по почте. По результатам проверок в среднем более чем 1000 (тысяча) раз в году снимались сведения, запрещенные к открытому опубликованию. За 1981-86гг. Главлит БССР отклонил 473 материала, уже подготовленных к печати, и 2549 раз вмешался в материалы белорусских издательств, редакций газет, журналов и радиостудий.

Расширение издательской деятельности в республике в первой половине 80-х гг. только увеличивало объем работы Главлитбела. Многие литературные произведения после рецензирования задерживались и возвращались на доработку. Наиболее характерные обвинения цензоров - неверное освещение авторами явлений советской действительности; искажение правды о партизанском движении на территории БССР в годы Великой Отечественной войны, одностороннее освещение колхозной деревни и т.п.

Советская цензура умудрялась разглядеть крамолу в произведениях писателей с диаметрально противоположными идеологическими взглядами: на доработку были возвращены и роман Эдуарда Скобелева «Шаги за твоей спиной», и повесть Василя Быкова «Круглянскі мост». Та же судьба постигла роман Ивана Чигринова «Апраўданне крыві», книги Владимира Колесника «Парусы Адысея. У.Жылка і рамантычныя традыцыі ў беларускай паэзіі», В.Коваленко «Агульнасць лёсаў і сэрцаў. Беларуская паэзія аб Вялікай Айчыннай вайне у кантэксце рускай і іншых літаратур». В книге

Н.Сташкевича «На защите идей Октября» правился текст, в котором содержались некритические, по мнению цензоров, оценки деятельности белорусских писателей, публицистов, национально-культурных деятелей Антона Луцкевича, Язэпа Лёсика, Алеся Гаруна, Вацлава Ластовского.

КРАСНО-ЗЕЛЁНЫЙ ЭКРАН

Очень тщательно проверялись материалы такого мощного средства пропаганды, как телевидение. Еще в 1960г. вышло постановление ЦК КПСС «О дальнейшем развитии советского телевидения», в котором ТВ провозглашалось «важным средством коммунистического воспитания народных масс в духе марксистско-ленинской идейности и морали, непримиримости к буржуазной идеологии».

Советское ТВ через трансляции бесчисленных партийных съездов, разных заседаний, награждений одними партийными бонзами других неожиданно для самих партийных руководителей правдиво показало все их убожество и отсталость, неумение вести себя. Этот эффект прямого телевещания не был сразу понят, поэтому советский телезритель довольно долго был обречен на просмотр видеостенограмм партийных и государственных событий, нередко служивших затем базой для народного фольклора и анекдотов.

К середине 80-х гг. технические возможности советского телевидения позволяли практически все передачи вести в записи, что упрощало предварительную цензуру. Прямые репортажи были сведены к минимуму. Наиболее массовые передачи - «Голубой огонек», «КВН», «Пресс-центр» и др. - выходили на экран после тщательного монтажа, в ходе которого все, что казалось сомнительным с точки зрения партийной цензуры, убиралось.

Передача «Эстафета новостей» вообще была закрыта. Структура информационных программ была сведена к шаблону и строго регламентирована определенными блоками сообщений: партийная «светская» хроника (выступления членов политбюро ЦК КПСС, их визиты, награждения и т.п.), экономическая парадная хроника, международные новости с тенденциозным подбором фактов (рассказ о событиях в странах соцлагеря, борьба рабочих на Западе за свои права и т.п.), спортивная информация и прогноз погоды.

ЦЕНЗУРА ПЕРЕСТРАИВАЕТСЯ

В феврале 1986г. прошел XVII съезд КПСС, на котором была принята программа перестройки, предусматривавшая, помимо прочего, расширение информирования населения по актуальным вопросам социально-экономического развития страны и усиление гласности в борьбе с бюрократизмом и другими негативными явлениями. В связи с этим Главлиту было поручено внести необходимые изменения в «Перечень сведений, запрещенных к опубликованию», исключив из него сведения политического характера, а также ряд сведений по экономике и промышленности. Теперь Главлит должен был заниматься (по крайней мере, формально) исключительно своими прямыми обязанностями - охраной государственных и военных тайн в печати.

Но политическая цензура не исчезла. Ответственность за идейно-политическое содержание материалов печати должны были нести руководители органов печати, радио и телевидения, учреждений культуры и искусства. Теперь органы цензуры не вмешивались напрямую в материалы, а информировали о них соответствующие парткомы, причем количество информирований постепенно сокращалось - этому способствовали изменившиеся критерии оценки. Значительно сократилось число ограниченной для общего пользования литературы, почти вся научно-техническая, научно-популярная, справочная и др. литература была снята с контроля Главлита, начали рушиться спецхраны библиотек, музеев, архивов.

Однако старая машина еще продолжала работать в прежнем режиме: идеологическая цензура осуществлялась в СМИ, прежде всего на радио и телевидении, в спецхраны библиотек и на утилизацию отправлялись теперь уже произведения Л.Брежнева, К.Черненко и др.

Продолжалось глушение западных радиостанций, которое с начала «холодной войны» велось практически непрерывно. Но для сколько-нибудь эффективного подавления «вражеских голосов» мощностей советских радиоустановок уже не хватало, и поэтому в сентябре 1986г. секретарь ЦК КПСС Лигачев и председатель КГБ Чебриков внесли предложение сосредоточить все мощности советских «глушилок» лишь на наиболее «враждебных» радиостанциях - таких, как Радио «Свобода», которое с 1954г. вело регулярное радиовещание на белорусском языке. С 30 ноября 1988г. СССР прекратил радиоглушение всех западных радиостанций.

РОДИНА СЛЫШИТ

К концу 80-х гг. на организацию эффективного глушения «вражеского радио» СССР тратил ежегодно сотни миллионов долларов. Беларусь, как и другие страны социалистического блока, стала ареной ожесточенных эфирных войн. Специально для Беларуси вели белорусскоязычное вещание несколько западных радиостанций: радио Ватикана, Испанское Национальное Радио, Радио «Свобода». Белорусы могли слушать русскоязычные радиопередачи ВВС, «Голос Америки» и др. Если, конечно, им удавалось пробиться сквозь невидимый занавес радиопомех - электронный шум, продуцируемый специальными радиопередатчиками.

Иногда советское радио организовывало трансляции своих передач на частотах западных радиостанций, заглушая таким образом их сигнал. В конце 70-х гг. опробовали новинку - «речеподобный сигнал», смонтированный из коротких (0,5-5 сек.) и произвольно перемешанных фрагментов мужских и женских голосов дикторов Всесоюзного радио. Его звучание напоминало громкое невнятное бормотание или рокот толпы. По сравнению с монотонным ревом «глушилок» «речеподобный сигнал» сильнее раздражал слушателей и не поддавался отфильтровке.

В СССР все эфирные радиоприемники для населения конструировались таким образом, чтобы их нельзя было настроить на частоты «вражеских голосов». Вкладывались большие средства в развитие проводного радио, во всем мире считавшегося убыточным. Строились мощнейшие центры радиоподавления, насчитывавшие десятки передатчиков, объединенных в единую цепь.

В Минске на ул.Козлова были построены две радиовышки («радиостанция N3»), накрывавшие глушением город и его окрестности (одна из них сохранилась и используется для мобильной связи). Действовали они довольно эффективно - по свидетельству современников, поймать западные радиостанции в столице было очень трудно. Для людей эти вышки стали символом советской цензуры.

В 1963г. минчанин Сергей Ханженков с несколькими своими товарищами организовал антисоветскую группу и приступил к подготовке теракта: он хотел взорвать одну из радиовышек-глушилок, которые рассматривал как «символ советской власти», и тем самым показать, что в стране есть люди, желающие от этой власти избавиться, «пробудить общественное сознание». Но КГБ быстро арестовал Ханженкова и его товарищей, все они были приговорены к различным срокам заключения.

ВАНДЕЯ ПЕРЕСТРОЙКИ

С началом перестройки стали постепенно пересматриваться советские концепции истории Октябрьской революции, нэпа, индустриализации, репрессий, ведущей роли партии и т.д. Но процесс этот шел медленно: в советской идеологии продолжали существовать своего рода «священные коровы», посягательство на которых резко пресекалось. Вторая мировая война, партизанское движение, история Великого княжества Литовского - все это пересмотру не подлежало. В 80-е гг. не была издана отдельной книгой повесть Василя Быкова «Круглянский мост», которая в журнале «Полымя» публиковалась еще в 1968г. Герои этой повести - советские партизаны, которые для подрыва важного моста используют мальчика - сына полицая. Мальчик при взрыве погибает.

Редактор журнала «Полымя» Павел Ковалев предварительно заручился поддержкой ЦК КПБ - секретарь ЦК по пропаганде, бывший партизан Пилотович повесть одобрил. Редактор газеты «Літаратура і мастацтва», бывший политработник Леонид Прокша, даже опубликовал в своей газете хвалебную статью о повести. Но после выхода «Круглянского моста» на русском языке в журнале «Новый мир» на Быкова обрушился шквал критики со стороны чекистов и партизанских генералов. Главный редактор «Нового мира» Александр Твардовский вскоре был вынужден покинуть место работы. Своих должностей лишились Пилотович, Прокша и Ковалев.

Похожая судьба постигла и повесть Быкова «Знак беды», опубликованную на белорусском языке в журнале «Полымя» в 1983г. Это произведение обсуждалось на самом высоком уровне - в Политбюро ЦК КПСС. Бывший пресс-атташе генсека Горбачева в своих воспоминаниях писал, что на заседании Политбюро развернулась дискуссия между председателем КГБ СССР Чебриковым, который требовал повесть запретить как «подкоп под коллективизацию», и Горбачевым, считавшим повесть «знаком весны, обновления, демократизации». Повесть разрешили публиковать на русском языке в журнале «Дружба народов», но предварительно из нее были вычищены почти все острые места. Когда повесть была подготовлена к публикации отдельной книгой, Главлит по указанию секретаря ЦК КПСС Лигачева наложил на нее вето. Книга вышла лишь после того, как из нее вообще выкинули сцены раскулачивания. В 1986г. Лигачев потребовал переснять и фильм «Знак беды» Михаила Пташука, но режиссер отказался.

В Беларуси цензура медленнее сдавала позиции, чем в России. Во второй половине 80-х гг. журнал «Огонёк» становится одним из самых популярных изданий СССР, он публикует полемические и остросоциальные статьи. Именно в «Огоньке» в 1988г. году была опубликована статья Василя Быкова «Дубинки вместо перестройки», посвященная минским событиям 30 октября 1988г., когда местные власти с применением дубинок и слезоточивого газа разогнали на Восточном кладбище шествие, организованное национально-демократической оппозицией и приуроченное к Дзядам.

В Беларуси продолжали снимать с печати даже произведения нацдемов, например Алеся Гаруна. Недаром секретарь ЦК КПСС Егор Лигачев ставил БССР в пример другим, не столь «стабильным» республикам, а Алесь Адамович с горечью называл Беларусь «Вандеей перестройки».

КОНЕЦ «ПРЕКРАСНОЙ ЭПОХИ»

Закручивание гаек в одних сферах жизни в 80-е гг. компенсировалось послаблениями в других. Например, под патронажем комсомола организовываются многочисленные рок-фестивали. Еще в 70-е гг. комсомол пытался возглавить советское рок-движение, чтобы таким образом взять его под контроль - ведь подпольные рок-группы проконтролировать было невозможно. Кроме того, на рок-группах можно было заработать: организация концертов и фестивалей приносила неплохие доходы.

В 80-е гг. развернулась кампания по дискредитации музыкальных стилей, набиравших популярность в СССР: heavy metal, hard rock, new wave. В этой ситуации советские рокеры, которые не увлекались тяжелой музыкой, воспринимались комсомолом едва ли не как союзники в деле воспитания молодежи. В 1985г. в Минске под патронажем горкома комсомола был создан первый белорусский рок-клуб «Няміга», объединивший белорусскоязычные рок-группы «Бонда», «Блізьняты», «Магістрат», «Рэй». Правда, клуб просуществовал недолго: рокеры не вписывались в формат советской системы, в т.ч. цензурной.

Все рок-группы, выступавшие на официальных концертах, должны были проходить комиссию по литературной проверке текстов. Песни, не прошедшие «литовку», не разрешались к исполнению. Естественно, чиновники выискивали крамолу даже там, где ее не было. Например, на прослушивании песни группы «Бонда» «Тата мае рацыю» чиновники задали недоуменный вопрос: «Зачем советскому человеку рация? Он что, шпион?» После долгих объяснений значения слова «рацыя» комиссию все же удалось пройти. А вот «Мроя» ту же комиссию не прошла: ее песни были объявлены «слишком мрачными».

В июне 1990г. Верховный Совет СССР после продолжительных обсуждений принял закон СССР «О печати и других СМИ», который законодательно закрепил отсутствие какой бы то ни было предварительной цензуры. Один из последних руководителей Главлита СССР Владимир Солодин в своем интервью рассказывал, как еще в 1968г. рассматривался проект «Закона о печати», в котором предусматривалась отмена цензуры. При обсуждении проекта в Политбюро секретарь ЦК Михаил Суслов сказал: «От отмены цензуры в Чехословакии до ввода наших танков прошел год. Чьи танки и когда мы будем вводить в Москву?» Проект был похоронен. В июне 1990г. цензура в СССР была отменена. Спустя год в Москву вошли танки…
Добавить комментарий
Проверочный код