Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№28 (598) 16 июля 2007 г. Тема недели

Письмо царю и в КГК

16.07.2007
Призрак попа Гапона

Виктор МАРТИНОВИЧ

Рабочие МПЗ написали в администрацию президента и в Комитет госконтроля письмо, в котором жалуются на низкие зарплаты и условия труда, на то, что руководство якобы купило автомобиль представительского класса, а в цехах во время дождей приходится прикрывать станки пленкой. Эта история - повторение ситуации, сложившейся месяц назад на «Гомсельмаше», где трудящиеся заявили о занижении им зарплаты. И интересно даже не то, против чего они протестуют, а то, как протестуют эти люди.

Оба этих случая - изнанка полемики, которая звучала три недели назад, перед решением ЕС об отмене торговых преференций для Беларуси. Можно сколько угодно клясться Европе, что с защитой прав трудящихся и их возможностью для объединения в профсоюзы в нашей стране все o‘кей, но если для получения спецодежды, спецобуви и инструмента рабочие вынуждены писать президенту, у Международной организации труда (МОТ) определенно есть повод если не для беспокойства, то для интереса.

Очевидно, что, будь у белорусских рабочих инстанция, которая бы эффективно отстаивала их права, необходимости беспокоить президента и контролеров не было бы. Но в стране, где наниматель (государство) и защитник твоих прав (государство) - одно и то же лицо, европейские способы решения вопросов не срабатывают. И пока огромные цеха промышленных гигантов отапливались дешевым российским газом, спецодежды, спецобуви и инструмента хватало на всех. Руководство заводов могло спокойно покупать автомобили представительского класса, не вызывая классовой ненависти трудящихся. Отсутствие у рабочего класса институциональных защитников было незаметно, ведь рабочий класс не от чего было защищать. Но ситуация в стране изменилась. И есть все шансы, что отмена торговых преференций станет самым слабым последствием той ситуации, которая сложилась в сфере обеспечения прав трудовых коллективов в Беларуси.

Сама философия обращения трудящихся к президенту отсылает к истории, случившейся в 1905г. в Петербурге. Тогда наниматели тоже не могли обеспечить трудящимся нормальные условия труда. Рабочие Путиловского завода, например, добивались повышения зарплаты мужчинам с 60 коп. до 1 руб. в день, а также бесплатной медпомощи. Но руководство завода сказало, что повысить им зарплату «означает пустить завод по миру».

Для того чтобы направить недовольство питерских рабочих в конструктивное русло, царской охранкой (по версии коммунистической историографии) было создано «Собрание русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга», во главе которого стал священник пересыльной тюрьмы Георгий Гапон. Роль организации Гапона состояла в том, чтобы предотвращать проникновение в рабочую среду социалистов, исключать ее радикализацию. Как и у нас, права петербургских рабочих защищались примерно теми же, кто их нарушал, а МОТа, который мог бы скорректировать действия царизма в отношении своих подданных, тогда еще не существовало.

Итог этой истории хорошо известен: после того как некий мастер Тетявкин уволил с Путиловского завода четырех рабочих, а владелец фабрики отказался их восстановить («Я - хозяин, что хочу, то и делаю»), началась общегородская забастовка, которую конструктивно мыслящему Гапону удалось обратить в нужное, государственное русло. Он предложил просить заступничества у доброго царя. Когда 9 января 1905г. 140-тысячная толпа с хоругвями и портретами самодержца двинулась к Зимнему дворцу, в ней поговаривали о том, что в одном из его потаенных залов для своего обиженного народа царь накрыл стол со сказочными яствами…. События 9 января вошли в историю как «кровавое воскресенье». В результате стрельбы по толпе 1,2 тыс. человек было убито, 5 тыс. ранено (статистика советской историографии. - Ред.).

Письмо белорусских рабочих президенту - это чистая гапоновщина, основанная на вере в то, что где-то в коридорах здания на ул. К.Маркса, 38 заставленный кушаньями стол дожидается и их. Но проблема в том, что, как и в случае с русским царем, от нынешнего белорусского руководства ситуация на лишившихся дешевых российских энергоносителей промышленных гигантах уже зависит не вполне. Оно может отреагировать формально: уволить мастера, посадить директора, но ведь денег в кошельках трудящихся от этого больше не станет! И инвестиционные ресурсы на ремонт кровли в цехах не появятся! Тем более что предыдущее руководство МПЗ уже сидит…

Пожаловавшиеся президенту и КГК рабочие предупреждают, что, если ситуация на предприятии не изменится, они выйдут на улицы Минска и даже перекроют движение, как в 2005г. это сделали рабочие мотовелозавода. Тогда кризис удалось локализовать и ликвидировать. Однако нынешняя ситуация, когда сходные претензии к нанимателям начинают возникать децентрализованно в разных уголках Беларуси - от Минска до Гомеля, принципиально иная. И когда рабочие удостоверятся, что чиновники, обязанные наказать разъезжающее на представительских автомобилях руководство их предприятий, - то же самое, что и само руководство, когда поймут, что никакого стола с яствами и напитками для них нет ни в КГК, ни в администрации президента, ни в Доме правительства, когда их престарелых родителей, лишенных льгот, заставят заплатить за «коммуналку» и проезд без скидок, своя специфическая ситуация может возникнуть и в Беларуси…

Спустя 12 лет после январского похода к Зимнему случилась революция, и многомиллионный народ, отчаявшийся ждать яств и угощений с чьего-то стола, отобрал их силой и начал строить собственную утопию, которая оказалась куда более жестокой, кровавой и несправедливой, чем царский режим, с которым он боролся.
Добавить комментарий
Проверочный код