Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№28 (598) 16 июля 2007 г. Радости жизни

«Лукашенко - славянский Че Гевара»

16.07.2007
 

Антон КАШЛИКОВ

№ 28 [598] от 16.07.07 - Один из наиболее интересных русскоязычных авторов последнего времени Михаил Елизаров, живущий ныне в Берлине, выпустил роман «Библиотекарь» и обсудил с корреспондентом «БелГазеты» персону президента Беларуси, современную Украину и свои планы по возвращению на родину.

- Есть некий миф, созданный благодаря кинематографу: писатель, работающий в кафе, где бесплатный Wi-Fi и вкусный кофе. Какие места в Берлине облюбовали литераторы?

- Возможно, немецкие литераторы где-то и тусуются, но для меня это неподходящее место для работы. Это совсем другая тусовка, которую я совсем не знаю и знать не хочу.

- В каких условиях вы пишете? Какую обстановку нужно создать, чтобы текст легко и быстро писался?

- Это необъяснимая штука. Роман у меня пишется около двух лет. Главное, знать, о чем писать. Но еще должно быть и время свободное. На книге нельзя заработать так, чтобы на это жить, ничем другим не занимаясь. По крайней мере, в моей ситуации.

Кроме литературы, у меня есть несколько занятий. Я оператор, монтажер, режиссер. Я занимаюсь этими делами, чтобы обеспечить себе несколько часов в выходные дни, когда я сажусь поработать. Да и пишется далеко не всегда. Можно работать, когда другие проблемы в голову не клюют. Но с «Библиотекарем» было несложно. У него была хорошая платформа, на которой можно было что-то высаживать, растить.

Я очень люблю, когда совсем никого нет, когда тихо. Очень хорошее время с 6 до 9 утра. Когда голова еще не очень хорошо соображает, когда мозг не контролирует текст, не включается критический редактор. Просто идет сама история. Иногда ночью работаю. Но это все не имеет отношения к вдохновению. Вдохновение - это полторы секунды, когда ты вдруг понимаешь, о чем ты дальше будешь писать. Все остальное - элементарная усидчивость.

- Ваши издатели называют вас «берлинским затворником харьковского происхождения». В чем заключается ваше затворничество?

- Москва - очень жесткий и недешевый город, и, чтобы часто кататься туда, нужно много денег. Я живу в Берлине, потому что Украина сейчас такая паскудная страна. Лучше уж сидеть в Германии, чем в теперешней Украине. Если бы Украина развалилась пополам, и Харьков вместе с Крымом отошел бы к России, я бы ни дня тут не сидел.

А что делать в этой стране, где в моем родном русском Харькове начинают на домах вешать доски с именами каких-то ублюдков из УПА (Украинская повстанческая армия Степана Бандеры. -А.К.)? Нормальный русский город превращается в поганое бандеровское убожество. Про Ивано-Франковск я просто молчу. Я был там недавно - это Атлантида. Вроде дома знакомые, просто рыбы вокруг плавают. Все, что было дорого и приятно, ушло. Остались стены. Стены любить трудно…

- Писатель Владимир Козлов - белорус. Вы - с Украины. Не странно ли, что нынешнюю русскую некоммерческую литературу продвигают авторы из республик экс-СССР?

- В принципе, страна-то была одна. Мы любили ее больше, чем те, кто жил в Москве - в этом развалившемся сердце, которое разложилось еще году в 70-м. Был какой-то замечательный образ. А сгнила она давно, вместе со всей своей идеологией. Владимир - из Беларуси, но он просто классный писатель. Беларуси-то, в общем, повезло. У вас не так все плохо. У вас появился Лукашенко, на Украине Лукашенко не появился. Если бы я жил в Беларуси, может быть, я никуда бы не уезжал.

- Вам кажется, что Беларусь далеко ушла от Украины?

- У вас сохранился советский оазис со всеми позитивными и негативными сторонами. Страна не легла ни под Америку, ни под Европу и как-то выстаивает в этой среде. К тому же, она не отгородилась от России. Я не был в Беларуси, но если бы мне в руки попал секретный план вечной нефти, я принес бы его Лукашенко. Внешне он вызывает у меня больше уважения, чем все чуваки с Украины. Он наш славянский Че Гевара. Мне он визуально приятен. Хотя, возможно, так кажется со стороны…

- Большинство книг, даже ваш «Библиотекарь», сейчас раскручивают и продвигают через Интернет, через ЖЖ. Как вы относитесь к мнению, что современная литература рождается в блогах?

- Это отдельная медиа-структура. Я целенаправленно не слежу за этим. Это просто отдельное место для общения. Для многих людей это выход, где есть возможность быстро показать какое-то свое творчество. На мне это никаким образом не отражается. Книги продаются, их читают, в журналах вышли отзывы. Мне от этого ни холодно ни жарко. Какая-то глупая баба из «Коммерсанта» увидела в моих книгах ностальжи по совку! В гробу я видел эту ностальгию!

Меня интересует проблема человека, поставленного перед выбором. Когда ты всю жизнь думаешь, что ты бухгалтер или инженер, а на самом деле оказывается, что ты солдат. И какой ты солдат? Главный герой «Библиотекаря» никем не хочет быть. Он просто попал в такую ситуацию, где либо ты герой, либо труп. Способен ли человек принести себя в жертву ради общества? Герой этого категорически не хочет, но его заставляют.

Мне интересно, можно ли придумать некий ментальный механизм, чтобы заставлять людей жертвовать собой ради того, чтобы делать общество сильным. Меня ведь беспокоит то, что происходит сейчас в России. Это ведь моя страна, я ее люблю.

- Вас часто сравнивают с Владимиром Сорокиным. Не раздражают эти сравнения?

- Сорокин - чудесный, дивный писатель. Если от этого вкусовые рецепторы лучше работают - ради бога. Хоть горшком назови, только в печку не ставь. А тут не горшок, а Сорокин. Хотя я написал первую книгу, еще не прочитав Сорокина.

- Сорокин говорит, что «Россия для писателя - это Эльдорадо». Это, наверное, даже в большей мере относится к Украине и Беларуси. Вы планируете вернуться на родину?

- Я бы хотел вернуться в Россию. Но вернуться в какую-нибудь Тверь не имеет смысла. У меня там никого нет. А Москва - город жесткий. Да, я попробую приехать, найти работу. Я - гражданин Украины со всеми своими проблемами, которые вытекают из этого. Россия устроила так, что человек не может спокойно приехать. Я очень хочу приехать и получить российское гражданство, но знаю, что столкнусь с кучей бюрократических проблем. Но я попытаюсь - украинский паспорт меня не интересует. Хотя если бы мне дали просто фантик, с которым можно было бы ездить по всему миру, я бы лучше ездил с фантиком. Лишь бы была свобода передвижения.

Москва - город, где всегда что-то происходит. Я прожил шесть лет в Германии и ни одной темы для себя отсюда не вынес. И ни одна тема немецкая никогда не была реализована. Я иногда пишу публицистику для журналов, но это не художественное творчество.

СПРАВКА «БелГазеты». Михаил Елизаров родился в 1973г. в Ивано-Франковске. Окончил филологический факультет Харьковского университета. Учился в Харьковской академии культуры. С 2001г. живет в Германии. Рассказы Елизарова переведены на несколько европейских языков. Повесть «Ногти» выходила на немецком языке. В московском издательстве Ad Marginem вышли сборники «Ногти», «Красная пленка», романы Pasternak и «Библиотекарь».
Добавить комментарий
Проверочный код