Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№26 (596) 02 июля 2007 г. Тема недели

Народ полон льгот

02.07.2007
На самом деле

Янка ГРЫЛЬ

Одна пожелавшая остаться неназванной сотрудница Минтруда и соцзащиты, ранее работавшая в Институте этнографии и фольклористики, рассказала автору этих строк нижеследующее социально значимое народное предание.

...Когда Господь в своей небесной канцелярии раздавал преференции народам Центральной и Восточной Европы, белорус припоздал: во-первых, колорадские жуки на картофельной грядке всежучиный конгресс насекомократических сил устроили, пришлось урезонивать; во-вторых, плодово-ягодный напиток «Натхненне» в сельпо завезли; в-третьих, просто так памяркоўна задумался, какую свитку идеологически правильнее надеть перед визитом к высшему должностному лицу. Короче, пришел он в небесный собес аккурат тогда, когда соседи уже набивали багажники автомобилей дарами Творца: кому баночка икры, «Энергетический атлас Сибири» и пара баллистических ракет достались, кому - чемоданчик с сантехническими инструментами, CD с полонезами и факсимильное издание карты Речи Посполитой 1792г., кто-то затарился салом, апельсинами, вышиванками и шароварами, а сверху плюхнул увесистый бочонок ядреной перцовки… «Во люди живут! - подумал белорус, но тут же утешил себя. - Зато у меня в хате прибрано, пристойно, новый «Горизонт» в красном углу».

Нахмурился Господь, сидевший за столом горнего собеса перед фолиантом директив небесной еврокомиссии. Предъявил ему белорус карту соцстраха и присел на краешек стула. «Чего опаздываешь?» Вздохнул белорус виновато, но смолчал, только перекрестился справа налево, потом слева направо, затем на всякий случай - по диагонали. «Проси, что нужно. Вот, пара газовых скважин еще осталась. Не интересует?» Брезгливо поморщился белорус: «Газ вонюч. Экология от него портится, мне кума рассказывала… Мы лучше АЭС построим». - «Тогда руды урановой?» Отрицательно замотал головой белорус, схватился за штаны и еще на всякий случай к ним нательный крестик приложил. «Может, демократии? Есть полкоробка, конфискат, говорят, здорово забирает», - предложил Творец. «Ня трэба. У меня своя демократия в хлеву закопана, чуть что - откопаю и в лес», - махнул рукой белорус. «А может, Дженифер Лопес? - подмигнул Господь и внимательно посмотрел на белоруса. - Конечно, мне по должности так говорить грех, но женская красота - это правильно организованный целлюлит».

Покраснел белорус, неровно задышал, сплюнул: «На что мне, Господи, эта вертигузка? Бураки полоть - жена есть, а в плане духовном - Ирина Дорофеева, лицо Беларуси. А у той Лопес ни лица, ни духовной красоты, одна жожоба. Хай с кем-нибудь другим консенсус ищет». «Гордые вы, славяне, - задумчиво произнес Господь и протянул утвержденный небесной еврокомиссией ассортиментный перечень благ. -Посмотри сам, что еще осталось».

Долго листал белорус перечень, умело слюнявя трудовой палец. Не нужны ему были ни редкоземельные металлы, ни оксигенные нанотехнологии, ни плантации батата и папайи, ни патенты на переработку кизяка в шоколад. Хата в центре Европы, все под рукой: хочешь - в Париж езжай за шоколадом, хочешь - в Кызыл за кизяком, а еще лучше - в Белосток на рынок, где и то и другое в пять раз дешевле.

Отложил белорус ассортиментный перечень, скромно посмотрел Творцу в глаза и произнес: «Знаешь, Господи, дай мне эту… Ну как ее… Привилегию… Преференцию… Льготу». - «В смысле, дотацию? На какую сумму?» - «Что ж мы, вайнштоки какие, считать все будем? Без цифр. И чтоб не в деньгах, а по-людски!» - «Конкурентное преимущество, что ли?» - переспросил Господь. «Не, какое там преимущество! Чтоб как у людей, но троху лепш», - пояснил белорус, рассудительно почесывая мозолистой рукой натруженный затылок. «Дисконт по накопительной системе?» - «Не, накапливать не хочу, а то опять по весне все сгниет, а остальное разворуют». - «А, промо-акция! Пять картофелин покупаешь - шестую, несвежую, бесплатно?» - «Нет, Господи, бульба у нас и так родит».

Озадаченно повертел Творец в руках свой Parker, по-отечески заглянул славящемуся трудолюбием белорусу в глаза: «Халявы хочешь?» Помялся белорус, но халяву отверг: «Не, Господи. Чтобы понемногу… Как бы дешевле, но не задаром… С тюнингом, но б/у… Чисто, но скромно… Как в Европе, но без понтов… Чтобы все, как у людей... И обязательно - по-честному. И непременно - на всё… Выпиши мне бумагу на льготу такую, чтобы от нее типа легче было», - пояснил белорус.

Улыбнулся Господь добро, по-отечески, словно председатель Рене ван дер Линден, вставил в принтер бланк небесной канцелярии и напечатал на нем: «Льгота. На все. По-честному. Чтобы типа легче было», грохнул гербовую печать и похлопал просителя по плечу: «Держи».

Поблагодарил белорус высшее небесное должностное лицо, раскланялся на пороге, но вдруг замешкался: «Тут еще с цементом у нас напряг. Поможешь?» Посуровел Творец: «Это не ко мне. Это по принципу одного окна - пятый этаж налево, одиннадцатая дверь перед турникетом, пропуск возьмешь, запишешься на прием - седьмая среда каждого нечетного месяца, от зимнего солнцестояния до летнего кроветворения, с десяти до девяти. Там замглавы моей небесной администрации цементом рулит. А ты пока с льготой разберись. Как только легче станет - приходи, такую же выпишу».

Много с той поры утекло плодово-ягодных напитков. Часто видели в небесной канцелярии соседей белоруса. Придут - и ну себе рвать на груди фраки, спенсеры, фофудьи и жупаны, трясти калькуляторами, инвойсами и картами аэрокосмической съемки границ. Кричат, грозятся, торгуются, в лыч друг друга пихают: то нефть не так на сало поменяли, то сало из нефти без лицензии произвели, то смешали нефть с салом, переработали в своих силиконовых долинах в оружейный плутоний и вдувают кому попало втридорога…

Склочники, конечно, но белоруса уважают, очень ему завидуют. Жирует, говорят, он у себя в центре Европы: ломит за обе щеки льготные драники с социально ориентированной сметаной, ездит на льготном транспорте до льготной картофельной грядки и обратно, а в свободное от картошки и колорадских жуков время Ириной Дорофеевой любуется для стимуляции выделения духовности - на льготных условиях. Потому-то, говорят, после раздачи льгот никто в небесной канцелярии белоруса не встречал: пока соседи шкурничают, белорус льготами кормится - от них и сыт, и пьян, и в льготном местном табачке по самое жожоба. Без всяких преференций небесной еврокомиссии.

Поэтому, заключает пожелавшая остаться неназванной работница Минтруда и соцзащиты, она горячо поддерживает линию главы государства в области социально-экономической политики: от дотаций отказаться, льготы - напротив, упорядочить. По-честному, по-людски. Типа чтоб легче было, а не как в Институте этнографии и фольклористики.
Добавить комментарий
Проверочный код