Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№26 (596) 02 июля 2007 г. Контекст

Бронислав Вильдштайн: «Если кто-то «стучал» на друзей, друзья имеют право об этом знать»

02.07.2007
 

Виктор МАРТИНОВИЧ

На минувшей неделе белорусские спецслужбы вновь прослыли весьма активными ньюсмейкерами: 24 июня по БТ показали сюжет о задержании пресс-секретаря «Молодого фронта» Бориса Горецкого, активиста гродненской ячейки «фронта» и двух членов партии БНФ. У оппозиционеров якобы были конфискованы ноутбуки «с электронными пособиями по терроризму». При этом, как признались впоследствии сами молодые люди, их действительно задерживали, но не в июне, а много месяцев тому назад, причем у Горецкого изъяли компьютер, который не вернули до сих пор.

27 июня на польско-белорусской границе досмотрели молодежного активиста Евгения Скрабутана, который возвращался из Варшавы, где учится по программе Калиновского. 28 июня радио «Свабода» передало сообщение о том, что «слежка» установлена» за членом пинской городской организации БНФ Дмитрием Бадевичем, которого уже приглашали на беседу в КГБ. «Проблемы теперь и у ученика 11-го класса пинской СШ Дмитрия Киселя, - констатирует «Свабода». - Во время концерта в День молодежи в Пинске он раздавал значки «За свабоду»… После этого в горисполком вызывали директора школы». «Они вынуждают меня уничтожить все свои статьи и свой личный журнал в Интернете», - жаловался Дмитрий Кисель «Свабоде».

На этом фоне особенно интересно наблюдать за истерией, в которую вот уже несколько месяцев погружена Польша после публикации в Интернете т.н. «списка Вильдштайна». Журналист и писатель Бронислав Вильдштайн предал огласке каталог архива Института народной памяти из 240 тыс. фамилий. Утверждается, что люди, указанные в списке, являлись законспирированными сотрудниками службы безопасности социалистической Польши, либо тайными агентами, либо «претендентами на тайных агентов», т.е. спецслужбы только собирали информацию на них для того, чтобы склонить их к сотрудничеству.

Нужна ли подобная люстрация Беларуси? Можно ли ожидать второй, уже постсоветской ее волны после смены власти? Какого наказания заслуживают бывшие агенты и законспирированные сотрудники спецслужб? Об этом обозреватель «БелГазеты» говорил с Брониславом ВИЛЬДШТАЙНОМ.

- Итак, почему вы решили опубликовать список?

- Хотел бы сразу же уточнить. Я не публиковал список, я только поделился им со своими коллегами, которые, в свою очередь, опубликовали его в Интернете. Я просто взял данные в Институте народной памяти (ИНП) и передал журналистам. Я подумывал о том, чтобы поместить их в Интернет самостоятельно, но в последний момент решил не делать этого. В конце концов, это ведь не список непосредственных членов советской секретной полиции. Помимо них там много случайных лиц, людей, на которых по разным причинам были заведены дела.

И потом, я знал, что в конечном итоге публикация этого списка в Сети - лишь вопрос времени. Не сделаю я, сделает кто-нибудь другой. Таким образом, моя роль в этой истории состоит лишь в том, что я взял данные из ИНП и передал их коллегам.

- Поставим вопрос по-другому: почему вы посчитали нужным передавать списки ИНП журналистам?

- Потому что противники люстрации стали предпринимать меры для того, чтобы закрыть архив ИНП. Это движение началось с публикации в «Газете Выборчей» статьи «Позор и нонсенс». Кампанию поддержали другие медиа, настаивавшие на том, что архив с делами агентов госбезопасности нужно закрыть.

Противники люстрации настаивали на том, что общество больше не заинтересовано в этой теме. В качестве подтверждения приводились данные о падении числа обращений в архив. Раз эти дела больше никому неинтересны, нужно закрыть ИНП, утверждали они. Я посчитал нужным обратить внимание журналистов на архивы, напомнить обществу об их существовании. Публикация «списка Вильдштайна» встряхнула общество, спасла архив.

«ЗНАТЬ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭЛИТ И КАПИТАЛОВ»

- СССР пал много лет назад, и вероятность того, что любой из этих бывших агентов по-прежнему работает на спецслужбы, ничтожна. Почему так уж важно было раскрывать их имена?

- Было две причины. Во-первых, СССР действительно «пал», но его преемником стала Россия. Возможно, эти люди продолжают работать на Россию. Не исключено, что ФСБ России станет шантажировать людей, дела на которых есть в архивах ИНП. Ведь очевидно, что копия архива ИНП есть на Лубянке. И, используя темные страницы советской карьеры тех или иных нынешних крупных чиновников, можно склонить их к работе в интересах России.

Во-вторых, нам нужно знать происхождение элит и капиталов. Есть, например, такой человек Ян Кульчик. Его называют самым богатым бизнесменом Польши. На вопрос о том, откуда у него взялся стартовый капитал для начала бизнеса, он всегда отвечал, что свой первый $1 млн. получил от отца. И вот когда становится известным, что его отец был коллаборационистом, сотрудничал с советской госбезопасностью, это позволяет взглянуть на состояние Кульчика совсем в другом свете.

«РОССИИ НУЖНЫ АГЕНТЫ В ПОЛЬШЕ»

- Вы утверждаете, что с помощью списков бывших сотрудников госбезопасности РФ путем шантажа может вербовать агентов для своих спецслужб. Россия по-прежнему заинтересована в повсеместном контроле над деятельностью польских элит?

- Это смешной вопрос. Мы очень важная страна для России. В последнее время Кремль активно использует свои природные ресурсы для того, чтобы оказывать давление на другие страны - Литву, Беларусь, Украину, Польшу. Россия не отказалась от своих имперских амбиций. Особенно с Путиным во главе. Этот человек пытается возродить империю. Естественно, для этого России нужны агенты в Польше. Мы ведь имеем влияние на Украину, являемся своего рода «двигателем», тянущим ее в ЕС. Как говорил Збигнев Бжезинский, «без Украины Россия - не империя». Если России нужна Украина, ей нужна и Польша.

- А вам не кажется, что, предавая огласке списки, вы нарушили определенные права граждан, бросили тень подозрения на многих невинных?

- В опубликованных данных указаны лишь инициалы, фамилия и номер дела. Совпадение имени и фамилии не является доказательством причастности кого бы то ни было к спецслужбам и ни на кого не бросает тень. К тому же, это наша история, один из источников информации о коммунистической Польше. До сих пор эта история была сокрыта от польских граждан. И я не понимаю почему. Кто может решать судьбу нашей истории, кроме самих нас?

«ЛЮДИ ИМЕЮТ ПРАВО ЗНАТЬ, ЗА КОГО ГОЛОСУЮТ»

- Что происходит с людьми, имена которых присутствуют в списках? Есть ли случаи увольнений с работы, лишений государственных постов?

- Таких случаев не было. Люди, которые невинны, но есть в списке, могут запросить в ИНП файлы на себя. Если в списке присутствуют их имена, им разрешен доступ к этим данным. Получив папку, они могут доказать свою непричастность к органам.

- Что вы лично предлагаете делать с теми, кто сотрудничал с советской госбезопасностью?

- Первое и самое главное - мы должны знать об этом. Дальнейшая судьба зависит от того, о ком идет речь. Если он или она является публичной фигурой, членом парламента, крупным чиновником, мы должны знать об этой странице его прошлого. Люди имеют право быть в курсе, за кого голосуют. Они могут голосовать за бывших агентов, но они должны знать об этом. Это важный элемент их решения.

То, о чем я говорю, - составляющая еще большей проблемы. Нам нужно знать о своем прошлом. Прошлое не умирает. Я могу здесь повторить вслед за Уильямом Фолкнером:«Прошлое не прошло. Прошлое - это наше настоящее». Если кто-то «стучал» на своих друзей, его друзья сейчас имеют право об этом знать. Ведь это и есть демократия! В Польше нет закона о люстрации, предусматривающего наказание за членство в тайной советской полиции. Но знание соседей и друзей и есть такое наказание.

- А другие бывшие советские республики и страны Варшавского договора, например Беларусь, нуждаются в публикации аналогичных списков?

- Очевидно, что в Беларуси сейчас не может быть аналогичных списков, т.к. у вас нет организации, аналогичной ИНП. Очевидно и то, что и Беларусь, и все остальные постсоветские страны нуждаются в подобных архивах.

ОН ЗАПРЕТИЛ «ЧЕТЫРЁХ ТАНКИСТОВ И СОБАКУ»

- Правда ли, что, будучи руководителем Польского общественного телевидения, вы сняли с эфира популярные фильмы советских времен - «Четыре танкиста и собака» и «Ставка больше, чем жизнь»?

- Да, я сделал это и до сих пор считаю свое решение правильным. Эти фильмы - историческая ложь. Они предлагают фальшивую историю. И не дело общественного телевидения ретранслировать сфальсифицированную историю. Пусть это делают частные или кабельные каналы, если им так это нравится. Мне кажется, целью общественного ТВ является предоставление правдивой, неискаженной информации, в т.ч. о прошлом. Массовая культура имеет большее влияние, особенно на умы молодых, нежели школа. Давать детям доступ к такой неправдивой истории войны было бы преступлением.

- Но ведь любое произведение искусства является «ложью»… Не было такого персонажа, как спилберговский рядовой Райан, как не было в реальности и тех парней, которые в фильме пытались его спасти…

- Нет, художественный вымысел - совсем другое. Были великие советские режиссеры - Сергей Эйзенштейн, Всеволод Пудовкин, Александр Довженко. И, конечно, они не могли реконструировать прошлое во всех его деталях. Но они снимали прекрасные фильмы, в их творчестве не было пропаганды, чего не скажешь о «Четырех танкистах». Это пропаганда и только пропаганда.

О ЛЮСТРАЦИИ В БЕЛАРУСИ

- Часто можно услышать сравнения коммунистической Польши и современной Беларуси, особенно относительно деятельности спецслужб. Как вам кажется, можно ли ожидать «второй люстрации», публикации списков агентов КГБ в оппозиции после смены правителя у нас?

- Я в этом уверен. Единственное, в чем я не уверен, - в том, когда это случится. Невозможно закрыть прошлое. Помню, в 90-х гг. во Франции была оживленная дискуссия о том, что делать с теми, кто участвовал в деятельности коллаборационистского режима Виши во Франции в 1940-44гг. Заметьте, вопрос был поднят спустя 50 лет после падения режима Виши! Люди хотят знать свою историю. Это случается во всех европейских странах. То же самое рано или поздно случится и в Беларуси после Лукашенко.

- Вы уже упомянули о том, что Путин имеет намерение восстановить СССР…

- Я не говорил «восстановить СССР», я говорил «восстановить империю»

- Так вот, полагаете ли вы, что эта новая Российская империя будет столь же опасной и агрессивной на внешнеполитической арене, как когда-то СССР?

- Я не думаю, что уровень опасности аналогичен. России никогда не набрать столько сил, сколько было у нее в советские времена. Она куда слабее, чем СССР. И тем не менее это не значит, что она совсем не опасна.

СПРАВКА «БелГазеты». Бронислав Вильдштайн родился в 1952г. Работал в различных газетах и журналах колумнистом. С мая 2006г. по апрель 2007г. - председатель правления Польского общественного телевидения. В настоящее время работает обозревателем Rzeczpospolita. Считается одним из наиболее непримиримых борцов с «российским империализмом» в Польше.

Перевод с англ. - автора
Добавить комментарий
Проверочный код