Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№24 (594) 18 июня 2007 г. Визави

Кровавый вопрос

18.06.2007
Доноры грозят забастовкой

Константин ШИЯН, Антон КАШЛИКОВ

14 июня отмечался Всемирный день донора крови. Однако в этом году некоторые белорусские доноры встретили свой праздник забастовкой, выступив против отмены льгот на 50-процентную скидку на лекарства, бесплатное зубопротезирование и санаторно-курортное лечение. Отменили им и 40-процентную надбавку к пенсии. Столь существенное урезание социального пакета вынудило могилевских доноров объявить о начале 20 июня предупредительной забастовки: в течение недели они перестанут посещать областную станцию переливания крови. Представители Минздрава абсолютно спокойны: число сдающих кровь не уменьшится, а «платные доноры - опасные доноры». О том, в каком положении сегодня оказались белорусские доноры, насколько ударит по ним урезание льгот, корреспонденты «БелГазеты» выясняли у директора ГУ «Республиканский научно-практический центр гематологии и трансфузиологии» Михаила ПОТАПНЕВА и почетного донора Игоря КОВАЛЕНКО.

Михаил ПОТАПНЕВ: «ЦЕНА ВОПРОСА ОЧЕНЬ НЕЗНАЧИТЕЛЬНА»

- По отчету за прошлый год у нас активных доноров около 110 тыс. Всего в картотеке около 2 млн. - тех, кто за последние 15-20 лет сдавал кровь хотя бы раз. Существуют нормативные акты, регламентирующие использование компонентов крови для оказания медпомощи. Кровь идет для больных: для онкологических, для тех, кто пострадал в ДТП, применяется в хирургии и акушерской практике, в реанимации. Затраты на службу крови довольно серьезные. Только по нашему центру, а мы заготавливаем 25-30% препаратов крови всей страны, за прошлый год сумма компенсаторных выплат донорам составила более Br5,5 млрд.

А документа о лишении ряда льгот я не видел. Никто не видел. Все только обсуждают. Кстати, там отменяют не все льготы. Идет разговор о тех донорах, которые уже заканчивают активно сдавать кровь: та же добавка к пенсии…

- Активные доноры сетуют на то, что государство хочет у них отобрать 50-процентную скидку на лекарства…

- У нас идет жесткий отбор доноров. Вообще, во всем мире доноры - это самая здоровая часть населения. Более того, те, кто принимает лекарства, не имеют права сдавать кровь. Есть 49 позиций, на основании которых человек не допускается к донорству вообще, и еще 29, включая прием определенных лекарств, при которых доктор временно переносит срок сдачи крови. В структуре общих компенсаторных выплат донорам льготы составляют доли процентов. Проблема надумана: тех, кто принимает лекарства, мы не допустим к донорству.

Исторически сложилось так, что донор вредит своему здоровью. Якобы отдает часть своего здоровья для других. Но в последнее время появились данные, например, о том, что те, кто постоянно сдает эритроциты, имеют меньшую склонность к сердечным заболеваниям и дольше живут.

Теперь о льготах на зубопротезирование. Обмен кальция в зубной эмали и обмен кальция в крови между собой напрямую не связаны. Кальций не вымывается, просто донору добавляют цитрат, временно его связывающий. В течение 3, 5, 7 дней это восстанавливается. Никакой потери кальция нет.

Как ученый, я знаю, что эритроциты восстанавливаются два месяца. Но восстановление происходит путем замещения старых эритроцитов новыми. Так вот, если вы кровь не сдаете, организм должен ее разрушить самостоятельно. А, сдав эритроциты, вы облегчаете ему эту работу. Те, кто сдает кровь, гораздо легче переносят ДТП и прочие травмы. У них кровь восстанавливается быстрее. Это вообще философский вопрос: вредишь ты себе или помогаешь, сдавая кровь.

- Типичный белорусский донор - кто он?

- Есть доноры эритроцитной массы, есть доноры тромбоцитов, есть доноры плазмы. Для каждого из них свой режим сдачи, свои размеры компенсаций. Если говорить о среднем портрете донора, то 70% из них - мужчины, 40% - молодые люди до 30 лет. Вообще, сдают кровь до 60 лет.

- Многие доноры говорят, что наши компенсаторные выплаты копеечны…

- Я слышал, что они говорили, будто в Испании за одну кровосдачу платят 1470 евро. Я мог бы промолчать, но скажу, что это чистое вранье. При мне в Вене - это далеко от Испании, но тоже в развитой стране - молодым людям за сданную плазму дали по 15 евро на руки. Давайте будем честны: наши компенсаторные выплаты выше, чем в России и Польше. И доноры это знают.

Компенсаторные выплаты и льготы - это не то, что необходимо донору, это то, что может предоставить государство. Знаете, какие льготы в большинстве западных стран? Один день освобождения от работы - и все. За рубежом нас ругают. Они говорят: «Вы предоставляете слишком много льгот для доноров ».

- Почему же тогда доноры грозят забастовкой в Могилеве?

- Знаю, что многие недовольны и будут высказывать свой протест. Но для меня самое главное - выйти в зал и посмотреть, есть ли те, кто сегодня будет сдавать кровь. Сейчас они есть - и будут в дальнейшем. Протестуют же люди потому, что им трудно отказаться от старых условий. Но это реальность: надо приспосабливаться к тому, что есть. Подчеркиваю, льготные преимущества в сравнении с теми выплатами, которые предоставляет государство, ничтожны. В конце концов, компенсаторные выплаты оставляют доноров в обществе полноценными, не ущемляя их прав.

Вопросы в отношении льгот для доноров мы обсуждали с парламентариями несколько лет. Но сейчас разговор идет о том, чтобы сделать помощь государства адресной. Вопрос касается очень большого количества социальных групп. Выделять в отдельности доноров - это даже неэтично. Они априори должны быть самой здоровой частью населения страны. У нас донор становится почетным уже в 28 лет. Молодые люди много денег тратят на лекарства и зубопротезирование? Я понимаю, что с годами проблемы появляются, но для людей старше 60 лет, для тех, кому льготы действительно нужны, будет разработана другая, адресная помощь.

Люди все равно будут сдавать кровь. Ведь очень много доноров и среди медиков. Во время моей стажировки в Америке я был удивлен тем, что при заполнении CV увидел вопрос: «Вы - донор?». Западный мир - мир индивидуалистов. Чувство плеча там не развито. То, что ты часть себя отдаешь государству в буквальном смысле, для них является верхом социальности.

У меня часто спрашивают: «Может, к вам идут люди, которым не на что жить? » Я могу успокоить: средняя зарплата нашего донора - $300-1000, т.е. некоторые получают больше меня. Четверо из пяти сдающих кровь делают это уже не в первый раз. Есть, конечно, здесь материальный компонент. Но все же преобладает желание помочь. Для некоторых это уже вообще стало образом жизни.

- Потребность Беларуси в донорской крови полностью обеспечивается нашими гражданами?

- Да, кровь мы не закупаем. И слава Богу. По законодательству мы имеем право помогать другим странам на основании решения Совмина. Знаю, что после землетрясения в Армении мы им помогали с донорской кровью. Только в конкретных, индивидуальных, оговоренных законодательством случаях мы оказываем разовую помощь. На экспорт кровь не идет. А зачем нам продавать? Наша служба рассчитана на то, чтобы обеспечивать наши собственные потребности. Более того, это требование ВОЗ: национальные службы крови созданы для обеспечения потребностей своей страны.

СПРАВКА «БелГазеты». Михаил Потапнев родился в 1950г. в Гомеле. Окончил школу с золотой медалью, Минский мединститут в 1974г. Два года работал в Институте туберкулеза, два года служил в армии, 20 лет проработал в НИИ гематологии и переливания крови, где стал кандидатом и затем доктором наук. Год стажировался в США. По возвращении семь лет работал в Детском центре онкологии и гематологии в Боровлянах. С 2004г. - директор Республиканского центра гематологии и трансфузиологии.

Беседовал Константин ШИЯН

Игорь КОВАЛЕНКО: «ДЕНЕЖНАЯ КОМПЕНСАЦИЯ - ЭТО СЛЁЗЫ»

- Правда ли, что большинство белорусских доноров сдают кровь исключительно ради заработка?

- Люди по разным причинам приходят на станцию переливания крови. Гуманность присутствует там в первую очередь. Разумеется, кто-то в первый раз приходит из-за тяжелого материального положения, думая, что платят огромные деньги. Потом оказывается, что деньги эти совсем не огромные. Донор должен быть здоров. Чтобы восстановить здоровье после сдачи крови, надо потратить приличное количество денег. Нужно хорошо питаться, покупать витамины. Так что все эти деньги приходится тратить на себя. И порой их не хватает. Судите сами: за сдачу крови человек получает Br64 тыс. На восстановление ему дается два месяца. У донора плазмы - только две недели на восстановление. Компенсация за сдачу плазмы составляет Br106 тыс.

- А каков портрет среднестатистического белорусского донора?

- В 90-х годах на станцию переливания шли все кому не лень. Шли, чтобы получить какую-то копейку, шли даже алкоголики. Сегодня доноры есть среди совершенно разных слоев населения: рабочие, учителя, врачи, студенты. Правда, ни одного чиновника за десять лет я не видел. Довольно много молодых людей. К стипендии им, правда, не доплачивают, хотя по закону положена прибавка 25%. Да и многие доноры не знают о том, что им положено. Информированность населения практически на нуле. Простейший пример: заседание Госдумы РФ показывают по ТВ, а заседание нашего парламента нигде не показывают. Бог его знает, как они там принимают решения.

- Министр труда и соцзащиты Потупчик считает, что лишь незначительная часть доноров «что-то потеряла» в связи с отменой льгот. Говоря о планируемой забастовке доноров, министр отметил, что «многие эти вещи получаются в связи с тем, что люди не до конца знают права, которые они имеют». Все ли доноры знают свои права?

- Нет. Поэтому мы сейчас заняты созданием общественной организации доноров крови и плазмы. Будем проводить разъяснительную работу, чтобы каждый донор мог узнать, что ему положено, какими правами он может воспользоваться.

Люди привыкли к тому, что о них заботится государство. А государство пользуется этим моментом, и некоторые вещи просто не доводит до сведения людей. Они есть на бумаге, официально узаконены, но мы лучше промолчим про это - вдруг кто-нибудь не вспомнит! И тот же самый Потупчик отвечает, как обычный чиновник. Надо, мол, проводить разъяснительную работу. А почему не проводили до сих пор? Со стороны чиновников идет определенное замалчивание.

Донорство - это очень серьезная вещь. В законе о донорстве и компонентах крови, есть пункт, согласно которому кровь и компоненты, изготовленные из донорской крови, можно продавать за рубеж, если есть на то лицензия Минздрава. Там не указано, кто может этим заниматься. Но где гарантия, что у тех же станций переливания крови или у того же Института переливания крови в Минске нет такой лицензии? Может быть, кровь и плазма куда-то экспортируются? А если она идет на экспорт - она идет за очень большие деньги. А те деньги, которые выплачивают нам в качестве компенсации, - это слезы.

- Вы предполагаете, что, возможно, на вас еще и зарабатывают?

- Возможно. Раз в законе есть такая статья, значит, кто-то этим пользуется. Причем из последнего закона об отмене льгот ее не убрали. Значит, кому-то она нужна. Просто так в законы не вписывают такие вещи.

- Что потеряли доноры в результате отмены льгот?

- Потеряли бесплатное зубопротезирование, санаторно-курортное оздоровление, 50-процентную скидку на лекарства и прибавку к пенсии по достижении пенсионного возраста. В первой редакции закона о донорстве она составляла 10% от пенсии, которую получает человек. Есть люди, которые получают и Br300-350 тыс., так что прибавка составляла Br30-35 тыс. Потом в законе была поправка: написали 40% от минимальной республиканской пенсии. А на самом деле это получается всего Br16 тыс. на сегодняшний день! Но человеку, который выходит на пенсию, даже эти Br16 тыс. порой очень могут пригодиться. Но об этом никто не думает…

В Могилеве есть донор с 35-летним донорским стажем. Ему 58 лет. Два года может еще работать, но на работу не берут по состоянию здоровья: у него сегодня восемь серьезных диагнозов. Группу инвалидности тоже не дают. Сейчас у него еще отбирают эти льготы. Совершенно больной человек выброшен на обочину жизни, никому не нужен - 35 лет государство пользовалось им, а потом выбросило. Если мы не побеспокоимся сегодня, мы все окажемся на этой обочине. Будем ходить с протянутой рукой и просить у государства адресной помощи. А они еще будут думать, давать или нет.

- Но какие-то права у доноров все же остались?

- В Могилеве у доноров остался бесплатный проезд на городском транспорте. В 1998г. доноры добились этого от городских депутатов. В законе есть формулировка, согласно которой городские власти могут на свое усмотрение донорам что-то добавить. Это существует только в Могилеве. Больше никаких льгот не будет.

- Сколько всего доноров в Беларуси?

- Эсфирь Свирновская (замдиректора Республиканского научно-практического центра гематологии и трансфузиологии. - А.К.) сказала, что в Беларуси всего 40 тыс. доноров. У чиновников есть характерная черта. Они всегда недоговаривают. Она забыла добавить слово «активных» - в Беларуси 40 тыс. активных доноров. А всего по республике 119 тыс. почетных доноров. Но льготы потеряли 119 тыс. человек, а не 40 тыс.

- Почему из всех 119 тыс. доноров бастовать намерены лишь 150 могилевских дарителей крови?

- Нет, не 150. Нас уже значительно больше. Все началось с I группы крови, в которую я вхожу. Может, я просто больше других интересуюсь общественной жизнью. Я довел до людей информацию, что получается такая ситуация. Люди возмутились: «Как так? Мы же писали в парламент, наверное, нас послушали, не могли нам отменить льготы». Я дал почитать им закон, они услышали высказывания чиновников.

Мы подумали, что дети до трех лет никак не могут повлиять на чиновников, пенсионеры тоже не могут. Тем более, у нас есть бабушки, которые говорят: «А что делать, наверно, президенту нужны деньги. На хлебушек дает, и ладно, как-нибудь проживем». Понимаете? Пассивность нашего общества в этой ситуации просто поражает. Мы, доноры, можем повлиять на ситуацию. Государство от нас полностью зависит. Поэтому оно пытается сейчас словоблудием отвадить нас от забастовки, как-то утихомирить. Но раз процесс пошел, он должен завершиться.

- Что будет представлять собой акция протеста?

- С 20 по 27 июня включительно мы не будем выходить на сдачу крови и плазмы. Чтобы нас не обвинили в том, что мы бесчеловечны, мы будем в обязательном порядке являться на срочные вызовы. Мы же понимаем, что жизнь людей зависит от нас. Могилевские, гомельские и минские доноры оповещены, что будет проводиться забастовка. Это уже их личное дело - участвовать или нет. Мы не можем заставить их, мы же не чиновники, не милиция. Это тихая забастовка.

- И сколько человек уже готовы в ней участвовать?

- В Могилеве оповещено 1500 человек. Они согласны принять участие в забастовке.

- Перерастет ли это в республиканскую акцию протеста?

- Когда это коснется каждого человека, то выльется в очень большую акцию. Сейчас мы проведем предупредительную забастовку. Возможно, в ней примет участие не так много людей. С Витебском, Гродно у меня связи нет. Мне важно, чтобы Минск поднял голову, осознал, что отмена льгот уже произошла. Люди до конца еще не верят. Они говорят: «Не может быть, чтобы у нас отняли льготы». Я людям показываю: вот что сказала Свирновская, вот что сказал Потупчик. Тогда наступает понимание и возмущение людское.

- Уменьшится ли количество людей, желающих сдавать кровь в связи с отменой льгот? Отразится ли это на запасах крови и плазмы в стране?

- Для того чтобы никто не пострадал, мы заранее поставили в известность врачей на станции переливания крови. Надо сделать запас. Как мы говорим среди доноров, «на холодильник сработать». А количество доноров, конечно, уменьшится. Минимум в два раза.

- Правда ли, что донор со стажем испытывает потребность в сдаче крови? Как происходит эта ломка?

- Это зависит от особенностей организма. Во время длительных перерывов, по два-три месяца, донор испытывает некий дискомфорт. Восстанавливая организм, донор поднимает гемоглобин. Высокий гемоглобин, как и низкий - это плохо. У меня это вызывает головокружение. В общем, определенное привыкание есть. Люди не ходили бы просто так по 30 лет сдавать кровь.

СПРАВКА «БелГазеты». Игорь Коваленко родился в 1971г. в Могилеве. Окончил Могилевский политехникум. Занимался предпринимательством. В 1997г. в первый раз пришел на станцию переливания крови. В настоящее время не работает. Почетный донор.

Беседовал Антон КАШЛИКОВ
Добавить комментарий
Проверочный код