Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№24 (594) 18 июня 2007 г. Радости жизни

«Враги» хотели жить

18.06.2007
«Нина, ты есть плохо стирать»

Татьяна КАРЮХИНА

«Опять сожгли родную хату…» - коллега, куривший у входа в киностудию «Беларусьфильм», был настроен более чем скептически: очередной фильм про войну, партизан, немцев и «Бабка, курко яйко бистро!». «Партизанфильм» оправдывает свое название», - щурясь, то ли от солнца, то ли просто грустя по тем полутора часам, которые можно было бы «потратить с пользой» за пределами студии, он пускал вверх колечки дыма. Два часа спустя, когда на экране поползли титры совместного белорусско-российского фильма «Враги» режиссера Марии Можар, он развел руками: «Ладно-ладно, был не прав».

Действие картины «Враги», снятой выпускницей ВГИКа Марией Можар, разворачивается в белорусской деревеньке во время Великой Отечественной. В хатах немцы, на улицах танки. Танки проходят лишь однажды колонной (кстати, это Т-34, переделанные художниками киностудии под «тигры»). И иногда звучат выстрелы. Батальных сцен в ленте нет. Возможно, потому что немцы, в сущности, неплохие ребята. «Я добрый, я не люблю мучить, я не фашист», - уверяет главную героиню Наталью один из них.

Ну подерутся разве что разок с хозяйкой: «Нина, ты есть плохо стирать.Иди стирать снова». Так и она их мокрой тряпкой в ответ огреет: «Я хорошо стирала. Хорошо стирала!» (хотя «тетя Нина старается с немцами не ругаться, она старается все терпеть, потому что они знают про нее один секрет», как заговорщически шепчет голос деревенского мальчишки Гришки за кадром). А так они Гейне селянкам читают, в семечки с ними играют, в комплиментах рассыпаются: «Ты есть очень красиво работать, Наталья». Тетю Нину прикрывают, хотя она прячет в бане сбежавшего из плена дядю Володю, и им это известно. Даже полицай из соседней деревни признает: «Немцы с вами, как с детьми малыми - чуть ли не сопли вытирают. А вон в Филипповичах - тр-р-р с автоматом - и тишина. Но скоро и до ваших мест справедливость доберется».

Справедливость и вправду добирается быстро: «Главное немецкое начальство Отто выговор прислало, что он плохо работает. Из-за этого несколько немцев отправили прямо на войну», - продолжает свой рассказ мальчишка. И немцы сразу «от рук отбились: суровые стали», негодует дед Степан. Работать стали, партизан искать стали. А нашли мальчика. Он «взрывчатку у немцев украл, пошел в лес - партизанам отдать. А там никого не было. Решил сам рельсы взорвать».

Немцы и сами не рады, но в главный штаб уже доложили. Если отпустят сына Натальи, «тогда на фронт. А я там был, я не хочу!» «Кто родит меня опять? Чем твой сын лучше меня. Он же еще ничего не значит», - оправдывается добрый немец.

Это картина о нравственном выборе, говорят члены съемочной группы. «Вокруг ленты было много разговоров о том, что мы даем новый взгляд на войну, - комментирует второй режиссер Наталья Рыжавская. - Я вам скажу, у нас такой же взгляд на войну, как и у всех: это страшно, это больно, это разрыв между совестью и желанием жить».

Сценарий к фильму оригинальный. Еще четыре года назад он получил «Серебряного Витязя» на конкурсе сценариев кинофестиваля «Золотой Витязь». Но все тот же коллега с пеной у рта доказывал: «По Быкову!» В его голове не укладывалось, что кто-то еще способен написать «так жизненно».

Что до слухов и разговоров, то их вокруг картины ходило немало. На студии сравнивают «Враги» со «Знаком беды»: в 1986г. тоже был «шквал возмущений и недовольства». Как утверждает актер Геннадий Гарбук, Марию Можар трижды вызывали в Минкульт по поводу сценария. «Кто-то почему-то решил, что «Враги» - это любовная история белорусских женщин и немецких солдат», - говорит Наталья Рыжавская. Она вспоминает, что «уже шел съемочный процесс, когда нас попросили отснятый материал худо-бедно смонтировать и показать. На показе присутствовали высшие чины министерства, которые пытались понять, что же мы снимаем. Хотя сценарий читали не один раз и убирали все слова, которые могут быть неправильно истолкованы. И когда показывали сцену, где наша героиня приходит к коменданту и рвет на себе рубашку со словами «Кто мне даст другого сына?», кто-то из зала воскликнул: «Она хочет, чтобы немцы сделали ей ребенка».

«Но все же разум возобладал», - говорят члены съемочной группы. Худсовет и прокатчики, приглашенные на просмотр две недели назад, очень лестно отозвались о картине. «Они все говорили об адресности картины, об эмоциональной насыщенности, что меня порадовало», - замечает начальник отдела маркетинга и рекламы «Беларусьфильма» Надежда Горошевич. Журналисты тоже сошлись во мнении, что лента сделана добротно и смотрится на одном дыхании.

Последних, правда, живо интересовало, почему жители белорусской деревни говорят «на чистом русском» : «Когда снимали подобную картину «Франц и Полина», - приводили они пример из недавнего прошлого,- эти моменты были очень хорошо продуманы». «Это было категорическое требование российской стороны», - отвечал Геннадий Гарбук. Чтобы картина сделала кассу в России, нужно, чтобы речь ее героев понимал зритель. А планы на прокат у создателей картины амбициозные: скоро «Враги» поедут на международный кинофестиваль в польский Лагув. Будут участвовать в конкурсе на фестивале «Новое российское кино» в Москве, о чем «буквально на днях уведомил факсом» сотрудников студии продюсер и художественный руководитель картины Алексей Учитель. Белорусские кинопрокатные организации пожелали, чтобы картина стартовала 3 июля. 7 июля фильм будет представлен в рамках «Славянского базара». Но основная работа по продвижению «Врагов» начнется в сентябре, «когда закончится мертвый сезон», - замечает Надежда Горошевич. По ее словам, «возможности студии таковы, что не только кинотеатры смогут показать фильм зрителю: благодаря появлению DVD-техники, фильм может попасть в самый отдаленный уголок страны».

Точную сумму бюджета картины на киностудии не называют, ссылаясь на то, что могут ошибиться. Говорят только, если бы лента снималась в России, он был бы значительно выше: «Военная тема - самая тяжелая, и самая дешевая работа на эту тему только у нас, мы очень хорошо умеем снимать фильмы о войне».
Добавить комментарий
Проверочный код