Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№22 (592) 04 июня 2007 г. Тема недели

«Это обмен политзаключенных на большие деньги»

04.06.2007
 

Виктор МАРТИНОВИЧ

22 мая два белорусских политика, отправленные на «химию» в 2005г., Николай Статкевич и Павел Северинец, получили условно-досрочное освобождение. Статкевич - с формулировкой «за отсутствие нарушений дисциплины в течение 22 месяцев», Северинец - «за примерное поведение».

Как ни странно, меньше всего эйфории по поводу освобождения - у самих освобожденных. Павел Северинец полагает, что освободили его отнюдь не за идеальное поведение, а за торговые преференции, вопрос о лишении Беларуси которых сейчас активно решает для себя ЕС. По мнению Северинца, благодаря преференциям к середине июня в РБ освободят вообще всех «политических». Но ликовать рано, т.к.«на свободу в Беларуси в принципе выйти невозможно» и в любой момент каждого из выпущенных вновь могут поместить в СИЗО, тюрьму или на «химию».

О происходящей «большой амнистии» с Павлом Северинцем говорил обозреватель «БелГазеты».

- Что испытывает человек, когда к нему приходят на «химию» и говорят: «Вы свободны. Можете ехать куда хотите» ?

- Ощущение очень двойственное. Когда только узнаешь о том, что освобожден по УДО, вдыхаешь полной грудью, и кажется, что даже воздух имеет другой вкус. С другой стороны, когда осознаешь, что тебя просто обменяли на торговые преференции, вспоминаешь, что в то же самое время судят твоих товарищей из «Молодого фронта», и ликование уходит.

Конечно, быть на свободе значительно лучше, чем на «химии», в тюрьме или СИЗО. Но надо помнить, что это за свобода. Ведь на дворе тот же самый режим. Говоришь что-то, делаешь и понимаешь, что в любой момент за это можешь быть помещен обратно. В Беларуси в принципе невозможно выйти на свободу. Можно лишь получить временное облегчение в режиме содержания.

- Почему вас отправили на «химию» в мае 2005г. и отчего отпустили именно сейчас?

- В 2005г. была потребность изолировать тех, кто мог возглавить уличные протесты. Была проведена соответствующая кампания, в рамках которой на «химию» были отправлены Николай Статкевич, Андрей Климов. После «оранжевой революции» на Украине режим боялся повторения киевского сценария, наши приговоры были попыткой защититься. Сейчас режим меньше боится акций оппозиции, больше - социальных потрясений. Потеря торговых преференций может сильно ударить по экономике. Именно это толкнуло режим на переговоры с Западом и привело к нашим массовым, «конвейерным» освобождениям.

Амнистия - политический торг в духе «холодной войны», вроде обмена военнопленными на мосту. Но это уже не та советская схема, о которой шутили в известной пословице «обменяли хулигана на Луиса Корвалана», это обмен политзаключенных на большие деньги. Произойди подобное в Нигерии или Чечне, и мировое сообщество подняло бы шум. Когда аналогичное происходит в центре Европы на межгосударственном уровне, никто не обращает внимания. Думаю, к середине июня, когда будет рассматриваться вопрос о лишении Беларуси преференций в рамках Генеральной системы преференций (ГСП), на свободу выйдут вообще все политзаключенные, будут прекращены все политически мотивированные дела.

ПОЧЕМУ ЗАПАД ОЖЕСТОЧИЛСЯ

- Вам могут возразить: поводом рассмотрения белорусской ситуации в Международной организации труда (МОТ) являются нарушения прав профсоюзов. Почему ЕС, принимая решение об отмене ГСП, может выйти за рамки этой темы?

- Действительно, вопрос преференций не касается политзаключенных, но дипломатия допускает и расширение рамок переговорного процесса. Если трудно проконтролировать улучшения в сфере прав трудящихся, нужно договариваться о политзаключенных, которые всем известны и освобождение которых является простым и очевидным фактом.

У нас очень много информации о том, что наиболее активные переговоры на эту тему вели США и их союзники в Европе. Позиция стран т.н. «старой Европы» (Франция, Германия и др.) более предметная: они настаивают на том, что запрос МОТ все-таки не касается политзаключенных.

- Еще Зянон Пазьняк обвинял Европу в недостаточной принципиальности при работе с белорусским режимом. Звучали самые разные упреки, например в том, что нас давным-давно «сдали» России. Почему вдруг ЕС стал «дожимать» вопрос политзаключенных?

- В первую очередь изменилось отношение Европы к России. Канал Euronews, несмотря на значительное присутствие в нем российского капитала, подает новости о России совершенно в новом ключе. Он обращает внимание и на проблемы с правами человека, и на возрождение империи. Просто поражаюсь: вспоминается эпоха 80-х, та же риторика! Причем как со стороны Запада, так и со стороны России. Европа поняла наконец, что с Москвой шутки плохи, что там действительно есть большие любители советского прошлого, что Путин и его преемники из госбезопасности настроены не просто защищать свою территорию, но и осуществлять экспансию на Запад. Боязнь этой новой русской угрозы и толкнула ЕС на пересмотр политики по отношению к ближайшему союзнику России.

Не буду здесь вспоминать энергетические проблемы, права человека, обмены ударами в информационной сфере - все это стало дополнительными факторами, приведшими к новой европейской политике.

ТОРГ С ПОВЫШЕНИЕМ СТАВОК

- На сегодняшний день остаются в тюрьмах, СИЗО или на «химии» Александр Козулин, Андрей Климов, Артур Финькевич, Дмитрий Дашкевич. Почему вас со Статкевичем выпустили, а их нет? Тот же Климов представляет большую угрозу, чем Статкевич или вы?

- Тут возможна следующая логика: тех, кому осталось меньше, тех, у кого самые легкие приговоры, отпускают в первую очередь. Более тяжелые случаи откладываются на потом. Это такие вполне традиционные законы торга с повышением ставок. Первый обмен произошел, второй будет сложнее, надо еще что-то утрясти, следующий - еще сложнее, а самым тяжелым случаем будет Александр Козулин. Мы ждем, что вот-вот выйдет с «химии» Артур Финькевич. Наверняка отпустят Автуховича и Леонова, которые сидят не за политику, а за экономические преступления (хотя все понимают, что и политика там была). Будет прекращено уголовное дело в отношении молодофронтовцев по Минской области и Барановичам (Иван Шило и Ярослав Грищеня, которых подозревали еще в одном уголовном деле по МФ). Все будет идти от легкого к более тяжелому, и, возможно, скоро мы будем ожидать уже выхода Козулина.

10 МИЛЛИОНОВ ЗАЛОЖНИКОВ

- В том, как вы говорите о происходящей «большой амнистии», в том, как сравниваете ее с торговлей людьми, чувствуется пренебрежение. Почему вы недовольны? Ведь на свободу выходят люди…

- Любая торговля людьми, в т.ч. обмен политзаключенных на преференции, аморальна. Для меня моральность - наивысший критерий в политике. Не прагматизм, а именно моральность. Ведь, если мы сейчас согласимся с этим торгом, то где гарантия, что после завершения разговора о преференциях, после того, как нам их сохранят, не будут взяты в заложники другие политзаключенные? И при очередном обострении ситуации не начнется аналогичный торг?

Безусловно, нельзя допускать такого конвейера, такой глобальной торговли. Конечно, это нужно останавливать! Западу нужно акцентировать внимание на том, что происходящее - одноразовый процесс, повторения не будет.

«СЕЙЧАС ДЛЯ ТАКОЙ КРУТИЗНЫ УСЛОВИЙ НЕТ»

- На каких условиях возможно освобождение Козулина и к чему это приведет? Ведь Козулин - не Милинкевич и даже не Климов. Он завтра же вновь начнет «буянить»!..

- В марте 2006г., когда Козулина посадили, еще существовала инерция «горячей весны», еще возможны были крупные массовые выступления. А именно в них Козулин чувствует себя как рыба в воде. Сейчас же общественное оживление идет на спад, социальных же потрясений, которые могли бы вывести людей на улицы, не предвидится. Если даже снимут льготы, сохранение торговых преференций позволит поддерживать стабильность в стране и дальше.

В этой ситуации у Козулина не много возможностей для маневра. Тем более что сейчас очень сложная ситуация внутри оппозиции, мобилизовать даже своих ближайших союзников Козулину будет трудно. Там уже есть неформальное лидерство Сергея Калякина, есть европейское лидерство Александра Милинкевича, глобальная раздробленность на оппозиционную «бюрократию» и оппозиционное «сопротивление».

Вся эта ситуация поглотит Козулина, блокирует попытки действовать так же активно, как в 2006г. Думаю, вести себя в ней он будет продуманно и осторожно, так, как начинал свою президентскую кампанию. Ведь только в кульминационных событиях марта 2006г. он повел себя круто. Сейчас для такой крутизны условий нет.

СПРАВКА «БелГазеты». Павел Северинец родился в 1976г. в Орше. Один из создателей незарегистрированной организации «Молодой фронт», с 1997г. ее сопредседатель, с 1999г. - председатель. В феврале 2004г. оставил этот пост, передав бразды правления двум сопредседателям - Дмитрию Дашкевичу и Сергею Лисичонку. В мае 2005г. суд Центрального района Минска признал Северинца виновным в организации массовых выступлений в Минске в октябре 2004г. против официальных итогов референдума. Осужден на три года ограничения свободы, с августа 2005г. отбывал наказание, работая в Полоцком районе. 22 мая 2007г. освобожден по УДО за «примерное поведение».
Добавить комментарий
Проверочный код