Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№20 (590) 21 мая 2007 г. Общество

Окончательный диагноз

21.05.2007
«Руки трясутся, когда подхожу к больным»

Елена АНКУДО

Хирург Минской областной больницы Юрий Кокошко обвиняется в смерти своей пациентки. В конце апреля суд Минского района и города Заславля вынес обвинительный приговор и назначил наказание 3 года лишения свободы с отсрочкой на 2 года. Рабочее место за доктором сохранили.

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Летом 2003г. в Минскую областную больницу поступила 18-летняя Е. с жалобами на ссадину на руке. Помощь Е. уже оказывали в поликлинике МВД, куда ее устроили родственники, и в Минской областной больнице. Облегчение не наступило, и при повторном обращении девушку госпитализировали. Это было в воскресенье. А в понедельник на работу пришел и.о. заведующего гнойным отделением хирург Юрий Кокошко.

Девушка жаловалась на боль в области раны и болезненность при дыхании. Кокошко поставил диагноз «гнойный бурсит локтевого сустава» и назначил лечение. Девушка находилась в состоянии средней тяжести, без осложнений.

Осложнения начались ночью: боли в грудной клетке усилились, появилась одышка, поднялась температура. Собравшись на следующий день по приглашению Кокошко, специалисты больницы предположили: у девушки сепсис - заражение крови, спровоцированное ушибом. Заболевание развивалось стремительно, и пациентку тут же перевели в отделение реанимации, где продолжили более интенсивное лечение. Через сутки пребывания в реанимации у девушки наступил шок. Она умерла через четыре дня, не приходя в сознание.

«НИКТО НЕ ПРЕДПОЛАГАЛ»

По факту смерти прокуратура возбудила уголовное дело. В УВД Миноблисполкома принялись допрашивать врачей, назначили экспертизы. Только в начале 2007г. Юрию Кокошко предъявили обвинение по двум статьям УК: «ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть пациента» и «халатность». В конце апреля суд оправдал доктора по статье «за халатность» «за отсутствием состава преступления» и посчитал возможным отправить в колонию за «недоработку».

Наказание суда первой инстанции, приговор которого пока не вступил в законную силу, считается условным - доктору дали двухлетний испытательный срок. Суд посчитал возможным не лишать его прав «заниматься определенной деятельностью», и обвиняемый продолжает лечить.

Сторона защиты не разделяет мнения суда. По словам адвоката Анны Дакутько, приговор по «делу врачей» «стал первым за мою многолетнюю практику, когда доктора обвинили в смерти пациента. Состав преступления предполагает прямую причинную связь между действиями доктора и наступившими последствиями. Чтобы установить ее, правоохранители прибегают к помощи экспертов. По данному уголовному делу было назначено три экспертизы - две в Беларуси и одна в Москве. Эксперты пришли к выводу, что причиной сепсиса явилось наличие местного гнойного очага в области левого локтевого сустава, а неблагоприятный исход был обусловлен тяжестью инфекционного процесса при неадекватном лечении на ранних этапах развития заболевания и запоздалой диагностики его осложнений. Эксперты оценивали весь период нахождения девушки в больнице, в то время как мой подзащитный наблюдал ее всего полтора дня».

Сепсис развивался стремительно: «Никто из врачей не предполагал наличие этого редкого заболевания в день поступления больной. Согласно амбулаторной карте, девушка с детства болела хроническим бронхитом с астматическим компонентом, имела аллергию ко многим препаратам. Это существенно затрудняло диагностику и лечение. О сепсисе задумались только на следующий день, когда улучшение не наступило. При появлении подозрений на сепсис были сделаны необходимые дополнительные обследования, включая рентген, и перевод в реанимацию».

КРАЙНИЙ - ВРАЧ

История создала прецедент: аналогичных уголовных дел, рассмотренных в белорусских судах, юристы не припомнят. Как отреагировали на судебное решение отечественные доктора, чего стали бояться, корреспонденту «БелГазеты» рассказал Юрий КОКОШКО.

- Милицейский прессинг настолько выбил из колеи, что руки трясутся, когда подхожу к больным. Анализируя события, все чаще задаюсь вопросом: почему расследование длилось четыре года? Долго тянулись экспертизы. Две из них, проведенные в Беларуси, не установили причинно-следственной связи между моими действиями и гибелью девушки. Но отец пациентки вдруг заявил, что не доверяет нашим экспертам, и попросил привлечь московских. Каким образом он настоял на назначении новой экспертизы, которая стоит RUR44 тыс.? Мне остается лишь строить догадки и искать деньги: по решению суда Br3724110 надо взыскивать с меня.

- Часто ли в больнице умирают люди?

- Конечно. Тем более в нашей, куда со всей области привозят тяжелых больных. Каждую смерть переживаем: как говорили в древности, врач умирает с каждым пациентом.

- Уголовные дела возбуждают по факту смерти каждого пациента?

- Об аналогичных историях слышать не приходилось. Следствие вменило мне в вину ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Я категорически не согласен, поскольку честно выполнял свой долг. Разве можно судить за это врача даже в случае наступления смерти пациента? Как сказал в ходе суда профессор Николай Чур, он бы выполнил тот же объем лечения и вполне мог оказаться на моем месте. Почему суд не прислушался к мнению профессионалов?

- Много людей умирает из-за неправильного диагноза?

- Выздоровление пациента говорит о профессиональном авторитете, к которому стремятся все доктора. Никто не хочет допускать ошибок. При этом верный диагноз может появиться только через некоторое время после начала лечения. Сразу установить правильный диагноз удается далеко не всегда. Между предположением доктора и подтверждением диагноза проходит время.

- Как в случае с Е.?

- У нее было редкое заболевание - сепсис. Сориентироваться сразу было очень сложно. Как показала история болезни, не только мне. Отец Е. возил ее в поликлинику МВД, где ее лечили нелегально, без карточки, затем она поступила к нам. Ранку посчитали несерьезной, врачи с большим опытом работы не увидели показаний для обследования. Я занимался больной под наблюдением ее отца, приглашал специалистов на консультации, назначил антибиотики. О какой халатности вело речь следствие? К сожалению, и родственники, и милиционеры мыслят стереотипами, считая хорошей работой количество визитов в палату больной. Однако в поисках правильного лечения доктор анализирует симптомы заболевания круглосуточно, где бы он ни находился.

- Кто несет ответственность за больного?

- Лечащий врач. Другие специалисты вряд ли могли помочь в первый день. Осматривая девочку, доктора с большим опытом говорили, что «в легких чисто», не видя оснований для рентгенограммы. Сепсис развивался быстро; было очевидно, что девушка привезла его из Крыма, где провела каникулы.

- Был бы у нее шанс, попади она к другому доктору или в другую больницу?

- Думаю, что нет, как ни горько это звучит. На стадии госпитализации у нее был сепсис. Обвиняя меня, следствие не задалось вопросом: почему лечение не было пройдено в Крыму, о чем думали в поликлинике МВД? Между тем никто из докторов, осматривавших девушку, не подумал о сепсисе. Когда больную доставили к нам, болезнь уже начала прогрессировать. Девушка была обречена. По заключению московских экспертов, «даже при своевременном распознавании данного заболевания нельзя было бы гарантировать выздоровление больной, т.к. сепсис - угрожающее жизни состояние, часто заканчивающееся смертельным исходом».

- Что думают о приговоре ваши коллеги?

- На стадии следствия высказывали возмущение. А потом испугались. Коллеги боятся работать. Их можно понять: на моем месте может оказаться любой. Это, кстати, сказалось на лечебном процессе. Некоторые реже подходят к больным, стараясь написать как можно больше отчетности о сделанном в течение рабочего дня. Как выяснилось на моем примере, милиция тщательно проверяет все записи врача. И вместо лишнего визита к больному доктор садится за письменный стол. Разве это нормально?

Врачи беззащитны перед пациентами. Жалобу на высококлассного специалиста может написать любой. Виновным, как правило, оказывается врач. Складывается странная ситуация: врачей наказывают и за недоработку, и за излишнюю активность. К примеру, проводить лечение современными и дорогими препаратами проблематично: их стараются заменить более дешевыми отечественными. В то же время, врач не имеет права рекомендовать больному приобретать их за свои деньги. Устаревшими лекарствами трудно добиться желаемого эффекта. Но если с больным что-то случится, крайним окажется лечащий врач.
Добавить комментарий
Проверочный код