Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№20 (590) 21 мая 2007 г. Экономика

Будут хищать

21.05.2007
Расклад недели

Сергей ЖБАНОВ

После того как концерн «Белнефтехим» во исполнение распоряжения правительства 14 мая поднял (второй раз с начала года) на 5% цены на нефтепродукты, население республики лишний раз убедилось в верности белорусского руководства своему слову.

Как и следовало ожидать, падение темпов развития экономики не стало самым большим несчастьем для Беларуси в 2007г. Темпы прироста ВВП за январь-апрель как раз-таки выглядят очень неплохо - 8,7%. Куда большую неприятность для обывателя представляет частота, с которой власти объявляют об очередном повышении «свободных» цен на бензин. Оба предположения, высказанные «БелГазетой» еще в декабре 2006г., оказались куда точнее прогнозов правительства и руководства концерна «Белнефтехим», божившегося, что в текущем году цены на нефтепродукты не вырастут более чем на 5%.

В начале года вице-премьер Андрей Кобяков сказал, как отрезал: «Рост внутренних цен на нефтепродукты в Беларуси, несмотря на изменение условий поставки российской нефти, в 2007г. не превысит прогнозного уровня инфляции - 6-8%». Ему вторил зампред «Белнефтехима» Михаил Осипенко: «На 5% планируем поднять цены на нефтепродукты на внутреннем рынке, и, если не случится форс-мажорных обстоятельств до конца года, цены трогать не будем». Прошло четыре месяца как цены на бензин уже «тронули». Выходит, с ценами (а заодно и со всеми потребителями автомобильного топлива) обошлись, как c девушкой, на которой в случае чего обещали жениться.

Повышение цен произошло в соответствии с указом президента от 19 мая 1999г. «О некоторых мерах по стабилизации цен (тарифов)» и в связи с ростом цены на нефть после введения вывозной таможенной пошлины Россией с января т.г. Видимо, указ, датированный прошлым веком, и пресловутая российская пошлина и есть то самое «форс-мажорное» обстоятельство, на которое контора, монопольно устанавливающая рынку «свободные цены», будет ссылаться вечно, как на чуму, поразившую Европу в средневековье, перед тем как вновь вздуть цены.

Под этим соусом только в декабре 2006г. цены увеличились (в два приема) на 8,6%. И еще на 9,8% - с начала 2007г. В общей сложности за последние полгода темп прироста розничных цен составил почти 20%, и его скорость, согласно данным статистики, нарастает, в то время как средняя цена импортируемой нефти возросла по сравнению с прошлым годом на 15%. Но снизились и средние экспортные цены на белорусские нефтепродукты - на 2,5-3%. Вот правительство и покрывает убытки НПЗ за счет внутренних потребителей без оглядки на обещания. Бюджет же страны от увеличения экспортных пошлин остался только в выигрыше. Объем получаемых бюджетных доходов еще быстрее пошел в гору, после того как 1 марта акцизы на нефтепродукты были вновь повышены в 2,4 раза.

После этого дискуссию о путях реформирования белорусской экономики можно считать завершенной. Руководство страны решило не искушать себя структурными реформами и отдать предпочтение восстановлению оффшора или условий по бесперебойному функционированию временно прохудившегося старого аппарата по перегонке нефти. Разница лишь в том, что теперь (в отличие от прошлого года) правительство за счет налогоплательщиков ублажает российских поставщиков и отечественные НПЗ, регулярно повышая им размер премии за каждую тонну переработанной нефти.

Но к вершинам подлинного экономического иезуитства правительство подошло, когда первый вице-премьер Владимир Семашко объявил о том, что Беларусь борется за украинский рынок нефтепродуктов. За рынок страны, где потребители имеют возможность выбирать цены, поскольку те отличаются по областям и формируются естественным рыночным образом, т.е. не устанавливаются монопольно и централизованно. Благодаря этому на Украине за бензин марки А-92 потребитель платит в среднем $0,76 и $0,81 за А-95, а не $0,9 и $1,03, как в РБ.

Видимо, решив увеличить объем предложения нефтепродуктов на Украине настолько, чтобы у соседей бензин стоил бы еще меньше, нежели сегодня, Семашко совсем упустил из виду, что он выполняет обязанности первого вице-премьера белорусского, а не украинского правительства. И это правильно: за белорусский крепостной рынок, где потребитель съест все по ценам, установленным Совмином, бороться нет никакого смысла.

По словам Семашко, «логистика и минимальные транспортные затраты делают наши нефтепродукты конкурентоспособными на украинском рынке». Выходит, без акцизов белорусский бензин не так уж и дорог, что вполне естественно для страны, покупающей российскую нефть с учетом экспортной пошлины, которая почти на $150 за 1 т ниже, чем при импорте на Украину. Зато унифицированные белорусско-российские экспортные пошлины позволяют рассчитывать на дополнительный бюджетный доход при продаже белорусских нефтепродуктов через украинские бензоколонки. Эта схема позволяет бесстыдно продавать своим потребителям бензин всего лишь на 23,3% дешевле, чем в Швейцарии, где средняя зарплата в 14 раз выше, чем в Беларуси. При этом правительство не сильно рискует, справедливо полагая, что спрос на бензин практически не изменяется в зависимости от роста цен. Но кое-что в этом случае все-таки происходит.

Так, по данным исследования бизнес-школы университета Флориды, опубликованным в The Washington Profile, 60% опрошенных сообщили, что из-за роста цен на бензин они вынуждены ограничивать другие виды расходов; 26% интервьюируемых признали, что приходится экономить на питании; экономить или вообще отказываться от отопления (кондиционирования) квартир. И в тех компаниях, которые не компенсируют своим служащим повышение расходов на бензин, производительность труда на 12% ниже по сравнению с работниками гуманных компаний. Сотрудники подобных компаний на 20% реже склонны оставаться после работы, если это требуется для процветания их компании, на 25% реже согласны трудиться с «максимальным напряжением». Еще хуже реакция работников в том случае, если они видят, как их начальники приезжают на работу на новых дорогих автомобилях, потребляющих огромное количество бензина.

Эти выводы можно смело распространить и на белорусов, которые вряд ли живут богаче американцев. Разве что белорусские возможности для заправки бензином за казенный счет по-прежнему неизмеримо большие, чем в США.

Вот и прибавится работы государевым контролерам. Если богатому повышают цены на бензин, а бедного лишают льгот, то и те другие будут больше красть. Это закон.
Добавить комментарий
Проверочный код