Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
«Нет в Беларуси того человека, который не знает о вас как о председателе великой страны» - сообщил Александр Лукашенко председателю КНР. А насколько хорошо вы знаете Си Цзиньпина?
давно на короткой ноге с товарищем Си
лично не знаком, но есть общие знакомые
пересекались пару раз на тусовках
тщательно отслеживаю каждый шаг товарища Си
не помню, кто это, но раз президент говорит, наверное, мы знакомы
№16 (586) 23 апреля 2007 г. Тема недели

Станете ли вы осторожнее в интернете?

23.04.2007
 

Баян ШИЯНОВ, Антон КАШЛИКОВ

Что говорят

Вадим АНТОНЮК, PR -технолог, (ЖЖ-пользователь spaniard ). Как специалист по стратегическим коммуникациям, я понимаю, что все происходит так, как и должно - небрежное обращение с медийным инструментом, каковым является ЖЖ, не должно оставаться безнаказанным. При этом меня в наименьшей степени волнует этическая сторона вопроса, интересен исключительно технологический аспект. Но нельзя же все время себя чувствовать на работе! Поэтому как человек и пользователь я оставляю за собой право вести себя осторожно, только когда сочту это нужным. А в остальное время я готов как быть оскорбляемым в сети, так и оскорблять. Ну и давать за оскорбление в морду либо, соответственно, получать.

Кася ВЕЧЕР, студентка ЕГУ (ЖЖ-пользователь second-single ). Оскорбить можно только слабого, восприимчивого человека. Сильная личность над выпадами в свой адрес либо смеется, либо воспринимает их как конструктивную критику, либо остается равнодушной. ЖЖ-пространство - это поле абсолютной свободы, которую сильный использует во благо, а мелочный - для изливания своих комплексов. В ЖЖ свободы и безответственности слишком много, так что не каждый в состоянии определить границы чужой территории. Поэтому, мне кажется, должна быть какая-то этическая константа, и выработать ее в состоянии только юридические лица. Теоретически оскорбление личности даже в устной форме карается законом. Но практически это неосуществимо, по крайней мере не у нас в стране. В виртуальном пространстве все еще сложнее. Мне кажется, даже такие вот показательные процессы, как сейчас в РФ, не остановят любителей виртуальных перебранок. Ведь каждый думает, что его это не коснется. Оскорбления в ЖЖ не прекратятся никогда, ведь слишком притягательна возможность скрытно, под псевдонимом съязвить в отношении незнакомого лица и выместить таким образом скопившуюся за день злобу.

Наталья ЛЫКОВА, журналист (ЖЖ-пользователь c-a-x-a-p ). В России, кажется, устанавливается некий режим. Работники правоохранительных органов читают ЖЖ на предмет несправедливых, по их мнению, оскорблений милиционеров, пока на свободе продолжают гулять воры, убийцы и маньяки. Я совершенно аполитична. Любая власть кажется мне изначально лживой, вороватой и двуличной. Сетовать на нее - что обижаться на погоду: бессмысленно и бесполезно, но порой очень хочется. Осторожной в сети (равно как и в оффлайне) никогда не была. Но, может быть, еще буду, кто знает.

Людмила ВАСИЛЕВИЧ, пресс-атташе группы «Харли» (ЖЖ-пользователь save-my-smile ). Мне всегда казалось, что я имею право на свободу действий как минимум в Интернете. Уголовные дела по поводу оскорблений в сети считаю полным абсурдом. Мне кажется, что все зависит от вменяемости человека. Каждый должен понимать, что есть люди, которые нас любят, ценят, которые восхищаются нами, а есть такие, которые бесконечно будут ругаться матом, говорить гадости и портить настроение. Последних всегда будет больше. Особенно в Интернете, потому что здесь можно безнаказанно сливать свой негатив. Просто к этому негативу нужно правильно относиться и умело фильтровать его. Я всегда была максимально осторожна в Сети: понимаю, что не имею права каким-то образом компрометировать себя и сферу, в которой работаю.

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ, музыкальный критик (ЖЖ-пользователь vinah ). Надеюсь, многие из тех, кто периодически позволяет себе не очень приятные выпады личного свойства в Сети, действительно будут осторожнее. Меня бы жутко развеселило, если бы кто-нибудь из наиболее активных ЖЖ-пользователей, в качестве основного риторического приема использующих прямые оскорбления, тоже попал под такого рода уголовную лошадь. Хотя в белорусских коммьюнити такие вопросы решаются более локально - назначают встречи, к примеру «около «Макдональдса» (правда, никто не приходит, но не в этом дело). Вообще, я за обычный мордобой, без судов. Оскорбил тебя кто-нибудь из белорусских ЖЖ-юзеров - ты приходишь и бьешь ему морду! Минск - город маленький. Я часто сталкивалась с тем, что люди обижались на то, что я якобы оскорбляла их в своем ЖЖ. Корни этих обид скорее в непонимании (в смысле, иногда я достаточно витиевато выражаюсь). Но там доказать что-либо было бы трудно: ничего оскорбительного прямым текстом я не пишу, поэтому и волновать меня это все не должно. Сеть теперь стала таким пространством, где анонимность, в принципе, уже исчезла. Анонимность, основное свойство ранних интернет-коммьюнити, и породила эту безнаказанность. Теперь всех можно вычислить. И каждый должен осознавать, что он всегда говорит только от своего имени. И понимать последствия этого. По-моему, это прекрасно.

Ян БУСЕЛ, промоутер (ЖЖ-пользователь lunniy-malchik ). Меня не особо интересуют дела в Рунете. Не исключаю, что это какие-нибудь показательные дела и вовсе не тенденция. Если следовать логике этих дел, то уже давно пора пересажать половину блоггеров - за личные мнения! Не собираюсь каким-либо образом изменять свой блог, тем более что он мало связан с политикой. Я пишу про музыку, жизнь, людей, события, немножко про себя. Кто-то пишет о розовых слониках, кто-то о президентах. В этом и заключается ценность Интернета - свобода выбора, свобода слова. Слышал про случай в том же российском секторе ЖЖ: один блоггер поссорился из-за девушки с другим блоггером и убил его. Вот тот случай, когда виртуальность переходит в реальность. И это куда страшнее, чем какие-то дела об оскорблении.

Юрий СИДУН, веб-дизайнер (ЖЖ-пользователь vojur ). Я и до этого старался следить за тем, что пишу, потому что анонимность, которая якобы существует в Сети, таковой на самом деле не является. И если ты уже хочешь на самом деле что-то написать анонимно, для этого нужно воспользоваться специальными техническими средствами. Я думаю, в Беларуси возможна такая же ситуация. Просто в России это произошло раньше. Хотя, возможно, в Беларуси большее число людей пишет анонимно - это дань традиции. Людей, которые целенаправленно маскируют и прячут свое имя, очень мало. С помощью того же Google очень легко определить, кто и что говорил даже год назад.

Руслан ПАУШУ, блоггер (ЖЖ-пользователь goblin-gaga ). Я всегда был осторожным в своих высказываниях. Оскорблять кого-то - дело низкое и убогое. Никогда никому ничего плохого не сказал в Интернете. Трудно прогнозировать, приведут ли эти пока еще единичные случаи к новым уголовным делам или к цензуре в ЖЖ. Все зависит от прецедентов и степени умственного развития оскорбляющих и оскорбляемых.

Елена ИГНАТОВИЧ, PR -менеджер (ЖЖ-пользователь predstavlenie ). Я как писала, так и буду писать. Я же политические вещи там не затрагиваю. Думаю, что инцидент, который произошел в России, может случиться и у нас. Все эти посты отслеживаются, я думаю, на это пущены определенные силы. Тем, кто пишет в ЖЖ, я бы порекомендовала быть искренними. Если ты вообще не хочешь писать про политику, так вообще не пиши, а если пишешь, то пиши в зависимости от своей позиции. Если человек - явный оппозиционер, то вряд ли он боится высказывать свои мысли в ЖЖ. Я же отношусь к политике нейтрально и использую ЖЖ скорее для расслабления и общения.

Юлия ДОРОШКЕВИЧ, фотокорреспондент (ЖЖ-пользователь fotaczka ). Что писать в своем дневнике - это личное дело каждого. Что касается журналистов, то у них уже давно в голове действует самоцензура. Я вообще пишу мало, у меня там в основном снимки. У меня ЖЖ открытый, стоит даже мое место работы. Но очень много людей, которые заводят дневники анонимные, пользуются только какими-то никами. Я не владею технической информацией, поэтому не знаю, насколько легко эти анонимки «открываются». Что касается других пользователей, то я не собираюсь им ничего рекомендовать. Это личный дневник, а значит, личное дело каждого. Все знают, в какой стране мы живем, и каждый решает за себя сам.
Добавить комментарий
Проверочный код