Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№16 (586) 23 апреля 2007 г. Радости жизни

В цимбалы спирта не нальёшь

23.04.2007
«Волынка - национальный белорусский инструмент»

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Трехдневный международный съезд волыночников всея Европы в Минске на минувшей неделе - вещь беспрецедентная, пусть и неуловимо напоминающая ежегодный рыцарский фестиваль в Новогрудке.

«ЧАРКУ ВОДКИ ВНУТРЬ МЕХОВ»

Музыканты изо всех сил старались продемонстрировать не только средневековые европейские традиции, но и местные. «Белорусская традиционная манера игры на волынке действительно существует, - пояснил неверующим ведущий и организатор концерта Тодар Кашкуревич. - Она задокументирована в 1931г. в исполнении белорусского мастера 1836г. рождения. И эту манеру мы имеем полное право называть классической белорусской школой волынки».

Фестиваль продемонстрировал две основные тенденции, властвующие над умами волыночных дел мастеров. Одни (их большинство) стремятся воссоздавать аутентику не только музыкальными, но и театральными средствами; другие концентрируются всецело на музыке. Волынка - инструмент требовательный не только в плане звучания, но и антуража, ей необходим чопорный и тщательно сформулированный визуальный контекст.

Казалось, что если музыкант не будет облачен в гротескно-пафосные средневековые одеяния, волынка закапризничает и откажется звучать. Видимо, поэтому большинство выступающих напоминало полусказочных персонажей (эльфы, трубадуры, ведьмочки в кружавчиках, менестрели, средневековые принцессы, босховские шуты-трикстеры и, конечно же, доблестные рыцари), а само действо - музыкальный бал-маскарад. Было во всем этом что-то от фильма про короля Артура и св.Грааль авторского коллектива «Монти Пайтон».

Музыканты впечатляли разнообразием интерпретации «ролевой» эстетики, которая буквально пронизывает собой надувные волыночные меха. Известная шутка о том, что для того, чтобы два волыночника играли в унисон, одного из них надо пристрелить, не работала: играли и по двое, и по трое. Время от времени на сцену являлся Кашкуревич и со значением рассказывал о волынках: «Дуда состоит из кожаного резервуара и двух трубок, одна из которых - басовая. Это сложный, капризный инструмент. До 30-х гг. волынка была национальным белорусским инструментом - все этнографы об этом писали! - но потом руководитель одной из народных капелл решил, что она чересчур сложная, и решил: цимбалы «держат строй», пусть лучше будут цимбалы».

Во время этого монолога Денис Сухой как раз не мог настроить волынку, издающую заунывные звуки а-ля «Плач малютки привидения»; зал нервически хихикал. «Давайте цимбалы!» - обреченно крикнул кто-то. Волынка тут же настроилась сама собой. «Кстати, - добавил Кашкуревич, - этнографы, которые в фольклорных экспедициях встречались с людьми, помнящими настоящих белорусских волыночников старых времен, рассказывали, что перед выступлением ни один волыночник не пил алкоголь, но непременно выливал чарку водки внутрь мехов: пары спирта воздействуют на язычок инструмента, и он быстро настраивается».

«ЛІЦЬВІНСКІ ХМЕЛЬ», KOZLARSKA И ЮТАКА БАН

Местные мастера презентовали белорусскую аутентику. Оксана Костян (участница «Старога Ольсы») сыграла несколько виртуозных и нервически-пассионарных пьес на волынке авторства латышского мастера. Волыночный дуэт Юрия Панкевича и Дениса Сухого удивил гипнотическими восточными мотивами, за счет густых басов создающими впечатление органного, почти церковного саунда.

«Келіх кола», исполняющие белорусский и латгальский фольклор 30-х гг. в составе «деревенского» оркестрика с аккордеоном, сыграли несколько по-свадебному разудалых народных танцев, порадовав не рыцарско-ролевыми костюмами, а национальными одеждами - косыночки, расшитые пояса. Их волынка напоминала копченую индюшку с виртуозно свернутой набок шеей, зрители буквально запрыгали от удовольствия.

Коллектив «Ліцьвінскі хмель» черными средневековыми одеяниями напоминал веселых куклуксклановцев, но звучал мощно, ритмично и танцевально. Помимо классических «Таўкачыкаў», оркестрик выдал песню про «дзядзьку», озадаченного классической проблемой всякого исполнителя на волынке: «Чаму дуда не грае?».

Такого рода эпичность свойственна современным мастерам средневековой песни - каждая композиция рассказывает какую-нибудь историю, предпочтительно душераздирающую. Подобное свойственно современому скандинавскому фолку, где в каждой песне кроются сюжеты про смерть, исчезновение, инцест и прочие ужасы, которые нынче встретишь разве что в фильмах Альмодовара.

Не менее серьезное отношение к традициям продемонстрировали и польские гости фестиваля. В некоторых областях Польши волынка тоже является национальным инструментом, однако одеяния выступающих, к счастью, были лишены средневекового лоска и напоминали традиционные баварские костюмы - шляхетско-красные камзолы, черные шляпы и высокие сапоги. Dudzuarzy Wielkopolski, играющие на торжественных волынках, обшитых красной бахромой, выглядели, как типичные уличные музыканты, что играют на центральных площадях уважаемых туристами европейских городов - совершенно кукольный вид, но крайне серьезная музыка!

Тема сходства волынок с мертвыми (непременно мертвыми!) зверями и птицами была полностью раскрыта коллективом Kapela Kozlarska Benia Kaspra Z Przyprostyni. «Козлярска» капелла играла на свадебном белом козле и похоронном черном; козлы издавали трубные звуки, напоминающие грохот винтажных автомобильных клаксонов. На сцене находился и колоритный бодрый дедок с крошечной скрипочкой, иногда распевавший застольные песни на манер Тома Уэйтса. Музыканты обращались с волынкой вольно, по-джазовому резво, вызывая всеобщие овации. Возможно, они прекрасно подошли бы на какую-нибудь музыкальную роль для очередного фильма Эмира Кустурицы.

Помимо поляков и белорусов виртуально были презентованы и другие культуры.Ceilidh Ceol выдали обязательную плясовую ирландщину, еще раз доказав, как этот прекрасный жанр дискредитировал себя в последнее время, существуя исключительно в контексте поп-музыки.

Юрий Панкевич ознакомил слушателей со шведской волыночной традицией, а Litvintroll неплохо изобразили настоящих шотландских горцев; клетчатые волынки приятно гармонировали с килтами, снова вспоминался «Монти Пайтон», в частности сюжет о том, как под воздействием вредоносных лучей из космоса обычные люди превращались в шотландцев.

Из гостей больше всего поразил японец Ютака Бан, специально переехавший в Болгарию, чтобы учиться игре на волынке у тамошних мастеров. Он исполнял европейские и славянских фолк-мелодии на двух инструментах - огромной болгарской волынке, раздутой, как воздушный шар, и словацком инструменте, напоминающем гигантскую трехногую блоху (ее он три недели назад за пару стаканов виски купил в баре у какого-то изрядно набравшегося типа).

Японец играл настоящую world -музыку - параноидальную, хаотичную, предназначенную не для танцев, а для вдумчивого слушания. Кстати, он был единственным участником, игравшим музыку без специфического спектаклика.

Под конец фестиваля начались залихватские средневековые танцы. Testamentum Terrae - последователи и ученики «Старога Ольсы» - с кинематографическим героизмом выдавали гротескные, но пышные аранжировки традиционных баллад; а нордически-невозмутимые «Ольса» заставили публику танцевать под полузабытые военные марши. Пожалуй, только в их исполнении этот средневековый музыкальный театр выглядит цельным и срежиссированным.

«ДУДА»: СТРОГО НАУЧНЫЙ ПОДХОД

Дударскі фэст» - не новомодный фолк-фестиваль, а дань традициям: волынка, или «дуда», является национальным белорусским музыкальным инструментом, незаслуженно позабытым в XX в. по ряду причин. По словам организатора фестиваля Тодара Кашкуревича («Стары Ольса»), в последнее время в Беларуси наблюдается возрождение аутентичных волыночных традиций, поэтому мы должны «радоваться, что можем наблюдать такой исторический момент».

Идея музыкального форума исполнителей на волынках впервые была реализована в 1992-93гг., когда в Беларуси прошли международные «Дударские фэсты», в рамках которых музыканты обменивались опытом осмысления медиевальных традиций.

Спустя 13 лет, в 2006г., Тодар решил возродить фест. Первая попытка оказалась неожиданно успешной, «засветившись» практически во всех белорусских СМИ. В нынешнем году фестиваль являл собой трехдневный музыкально-этнографический слет мастеров и исполнителей, посвятивших свои творческие силы этому неоднозначному инструменту.

В первый день в малом зале к/з «Минск» состоялась камерная версия феста, во второй прошла международная научная конференция «Традиции сохранения волыночной музыки на Беларуси», третий прогремел клубным концертом, где волыночный саунд смешивался с рок-н-ролльным драйвом и танцевальными ритмами, которыми славятся фирменные «средневековые дискотеки» от «Старога Ольсы».
Добавить комментарий
Проверочный код