Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№16 (586) 23 апреля 2007 г. Экономика

Не в ВТО вступили

23.04.2007
Расклад недели

Сергей ЖБАНОВ

Заседание межгосударственного совета глав правительств Евроазиатского экономического сообщества (ЕврАзЭС) закончилось полным провалом. Россия не согласилась с требованиями формирования единой энергетической политики, выдвинутыми Беларусью и Казахстаном. А казахский премьер Карим Масимов не поддержал российские планы по созданию Таможенного союза сообщества, предложив отложить этот вопрос до тех пор, пока все страны - участницы ЕврАзЭС не станут членами Всемирной торговой организации (ВТО).

Членство в ВТО становится непременным условием восстановления дружной семьи экс-советских народов. Но это не открытие, а всего лишь повторение сентенции из статьи в «БелГазете» двухлетней давности - в марте 2005г. Экономические интересы двух стран - участниц союзного государства уже тогда были столь очевидно антагонистичны, что предсказать какой-либо иной сценарий интеграции, строящейся на выравнивании цен и тарифов, было невероятно трудно.

С тех пор мало что изменилось. Интересы государства, как известно, величина более постоянная, чем список союзников, который постепенно расширялся от двух членов (в союзном государстве), до трех (в ЕЭП), наконец, до шести (в ЕврАзЭС). Но, интегрируясь с бывшими земляками, россияне параллельно форсировали процесс присоединения к ВТО, что не противоречило идее выравнивания цен при участии рынка. Эти рыночные правила уже позволили заметно снизить российские потери при поставках энергоносителей в Беларусь. Теперь Россия не прочь первой (среди стран - участниц сообщества) получить эффект за счет экономической экспансии в рамках нового Таможенного союза, предполагающего унификацию пошлин для товаров из третьих стран.

Но к тому времени, когда в Таможенном союзе ЕврАзЭС было согласовано 65% пошлин, на пути дальнейшего «взаимопонимания по нормативно-правовой базе при формировании Таможенного союза» вдруг возник призрак ВТО. Формально его материализовал казахский премьер, отказавшийся строить единое таможенное пространство до вступления всех стран в ВТО. Однако и белорусское руководство не дремало, уже не раз пытаясь обратить внимание союзников на нежелание России учитывать интересы других стран - участниц сообщества и координировать с ними процесс присоединения к системе глобальной торговли.

Вот и на этот раз, в рамках заседания ЕврАзЭС белорусский вице-премьер Андрей Кобяков отметил, что никакого прогресса в создании единого энергорынка, единого транспортного пространства, а также в реализации межгосударственных отраслевых программ не наблюдается. Поэтому Беларусь отказалась подписывать девять проектов международных договорно-правовых актов. А казахский премьер Карим Масимов лишь поддержал белорусское требование о создании единого энергорынка, который должен предусматривать «взаимное предоставление равноправного доступа к инфраструктуре национальных рынков нефти и газа».

При соблюдении этого условия Казахстан смог бы экспортировать свои энергоресурсы не только в РБ, но и на европейские рынки. Этого не понял (или сделал вид, что не понял) российский премьер Михаил Фрадков, сообщивший на итоговой пресс-конференции, что «эти вопросы будут решаться еще эффективнее с точки зрения ценообразования и тарифов». Вот только вряд ли премьер изыщет резервы эффективности для союзников, поскольку даже развитие российских независимых газовых компаний давно уже сдерживается невозможностью доступа к газопроводам. К экспортным трубам «Транснефти» тоже очередь, в которой тесно и без казахских конкурентов.

Между тем Таможенный союз - единственное, что может объединить Россию и Казахстан, готовых вступить в ВТО в 2008г. Однако без участия Беларуси, не форсирующей процесс присоединения к этой организации. Как пояснил Андрей Кобяков 12 апреля на пресс-конференции Александра Лукашенко, «у нас нет обязаловки вступить в ВТО на любых условиях. Процесс будет проходить исключительно с т.з. национальных интересов». Причем «наше неучастие в ВТО в худшую сторону на экономике не отразится», - уверен вице-премьер. С этим можно согласиться, но только в том случае, если и Беларусь последует примеру Казахстана и не станет связывать себя узами ЕврАзЭС до присоединения к всемирному торговому клубу.

Однако на заседании межгосударственного совета глав правительств Кобяков такого заявления не сделал, что не позволяет разделить его уверенность в том, что Беларуси от ее неучастия в ВТО хуже не будет. В этом вопросе белорусский президент оценивает ситуацию более реально: «Если весь мир вступает в ВТО, а мы не вступим туда, то все равно мы вынуждены будем торговать по их условиям». Нетрудно догадаться, что при таком развитии событий Беларусь столкнется только с ограничениями и не ощутит никакого положительного эффекта от «торговли по их условиям».

Значит, Кобяков или делает вид, что не догадывается о причинах (по крайней мере, формальных), по которым Россия перешла на рыночные условия поставки энергоносителей с 2007г., или же вице-премьер, искренне убежденный в том, что «под вопросом находится существование самой организации», подразумевая ВТО, а не ЕврАзЭС, сильно просчитался вместе с правительством, которое решительно вступило, но не туда, куда следовало.

ЕврАзЭС оказался не «локомотивом интеграции», а самым неудачным интеграционным проектом на постсоветском пространстве.
Добавить комментарий
Проверочный код