Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№14 (584) 09 апреля 2007 г. Тема недели

Не распускайся!

09.04.2007
Как организовать конституционный кризис

Виктор МАРТИНОВИЧ

В политике ничего не бывает впервые. Ситуация, возникшая на минувшей неделе в Киеве, является точной копией белорусского конституционного кризиса 1996г. Только разрешиться там все может отнюдь не так радужно для власти. Но не потому, что там другой народ. И уже тем более не потому, что там другая власть: президент Виктор Ющенко обходит Конституцию с вполне белорусской лихостью. Просто там совсем другая оппозиция. У которой можно очень многому поучиться.

Исходники» ситуации практически идентичны. Президент разгоняет парламент: в белорусском случае - опасаясь его чрезмерной реакции на приближающийся референдум, в украинском - из-за оттока депутатов из «оранжевых» фракций в «голубые». В обоих случаях оппозиция представлена в законодательной власти, имеет своих доноров внутри страны (в 1996г. в Беларуси еще оставались компании и предприниматели, поддерживавшие БНФ). В обоих случаях право последнего решения остается за Конституционным судом.

Как развернулась бы ситуация, если бы вместо Коалиции национального единства из Партии регионов, социалистов и коммунистов оппозицию Виктору Ющенко составляли белорусские партии? Прежде всего, чтобы предложить избирателям позитивную программу перемен, они сели бы разрабатывать малую конституцию и альтернативный план социально-экономического развития Украины. Предложения выводить людей на улицы, к зданию администрации президента, отметались бы как провокационные: все должно быть в рамках закона.

К концу апреля оппозиция дописала бы малую конституцию и начала звать людей на площади, принимать резолюцию об утверждении программы перемен. Предлагающие обратить на свою сторону половину судей Конституционного суда, чтобы те признали указ о роспуске парламента незаконным, автоматически признавались бы агентами спецслужб: все должна решить улица.

Вышедшему на площади народу объяснили бы, что Ющенко виноват в замалчивании последствий Голодомора, жертв трагедии почтили бы минутой молчания и предложили бы всем расходиться. Новые выборы в Верховную Раду заранее были бы объявлены нелегитимными; вместо подготовки к ним оппозиция сконцентрировалась бы на организации Конгресса демсил.

27 мая контроль над Верховной Радой взяли бы «Наша Украина» с блоком Юлии Тимошенко. Партия регионов, социалисты и коммунисты приняли бы совместное заявление, что режим Ющенко рухнет через год, когда Россия, недовольная отсутствием во власти Виктора Януковича, поднимет цены на нефть и газ. На излете своего второго срока Ющенко провел бы референдум, позволяющий ему править Украиной до тех пор, пока его сын, любитель спортивных автомобилей и дорогих сотовых телефонов, не достигнет кандидатского возраста.

В чем отличия действий украинской оппозиции? Первое, простейшее и, пожалуй, самое главное, - в том, что Янукович делает ровно то, что нужно делать в данный конкретный момент. Он не берется писать позитивную программу перемен, когда нужно ставить палатки на майдане. И уж тем более не водит своих сторонников двумя колоннами по всему городу. Он просто берет и ставит палатки.

Далее. Признает указ президента о роспуске парламента незаконным и обращается в Конституционный суд. Наконец, третий шаг: садится за стол переговоров и пытается решить проблему в рамках конституционного поля. Только когда президент на заседании Совбеза отказывается выполнять условиях «голубых», премьер демонстративно уходит, знаменуя переход к открытой конфронтации.

Умение использовать улицу как аргумент политической борьбы, способность склонять власть к переговорам и готовность вести их, выжимание из любой ситуации максимальной пользы для себя - качества, которым белорусской оппозиции хорошо было бы научиться у украинских политтехнологов. Никакого общественного подъема в Киеве не чувствуется, палатки на майдане стоят пустые, волонтеры с флагами признаются журналистам, что их наняли за 100 гривен. Казалось бы, ну какие шансы могут быть для «революции» в такой ситуации?

И вот же: всерьез ведется разговор о том, «кто - кого», эксперты в один голос твердят о проигрыше Ющенко, а к силам, которые могут ослабеть по итогам этой ситуации, относят исключительно социалистов.

Постоянно приходится слышать о том, что Украина - не Беларусь, «взрывные» киевляне - не «памяркоўные» минчане, а накачанный полезными ископаемыми донецкий клан - не белорусская оппозиция, отчитывающаяся исключительно перед внешними донорами, убедить которых в эффективности собственной работы куда проще, чем сидящих внутри страны и все понимающих национальных спонсоров. Но любой расклад в политике, включая степень нервозности граждан, является не данностью, а результатом работы всех включенных в ландшафт общественных сил. Степень жесткости законодательства о митингах и шествиях, наличие политзаключенных, свобода слова - за все эти факторы можно и нужно драться.

Отличие украинского и белорусского подходов состоит в том, что Янукович, оказавшись в ситуации, симметричной истории с демократически настроенными депутатами Верховного Совета 13-го созыва, борется не против власти, а за власть. Он делает все для того, чтобы любыми правдами и неправдами, ложью, подлостью, подкупом, угрозами, силовым взятием Печорского суда в Киеве, остаться у руля. И это, пожалуй, тот вариант, когда тягу к власти можно понять и оправдать. Ибо если у политика отнять волю к власти, останется лишь инстинкт самосохранения и желание задурить голову донорам, что, как показывает белорусский опыт, ни к чему хорошему не приводит.
Добавить комментарий
Проверочный код