Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
«Нет в Беларуси того человека, который не знает о вас как о председателе великой страны» - сообщил Александр Лукашенко председателю КНР. А насколько хорошо вы знаете Си Цзиньпина?
давно на короткой ноге с товарищем Си
лично не знаком, но есть общие знакомые
пересекались пару раз на тусовках
тщательно отслеживаю каждый шаг товарища Си
не помню, кто это, но раз президент говорит, наверное, мы знакомы
№14 (584) 09 апреля 2007 г. Тема недели

Не распускайся!

09.04.2007
Как организовать конституционный кризис

Виктор МАРТИНОВИЧ

В политике ничего не бывает впервые. Ситуация, возникшая на минувшей неделе в Киеве, является точной копией белорусского конституционного кризиса 1996г. Только разрешиться там все может отнюдь не так радужно для власти. Но не потому, что там другой народ. И уже тем более не потому, что там другая власть: президент Виктор Ющенко обходит Конституцию с вполне белорусской лихостью. Просто там совсем другая оппозиция. У которой можно очень многому поучиться.

Исходники» ситуации практически идентичны. Президент разгоняет парламент: в белорусском случае - опасаясь его чрезмерной реакции на приближающийся референдум, в украинском - из-за оттока депутатов из «оранжевых» фракций в «голубые». В обоих случаях оппозиция представлена в законодательной власти, имеет своих доноров внутри страны (в 1996г. в Беларуси еще оставались компании и предприниматели, поддерживавшие БНФ). В обоих случаях право последнего решения остается за Конституционным судом.

Как развернулась бы ситуация, если бы вместо Коалиции национального единства из Партии регионов, социалистов и коммунистов оппозицию Виктору Ющенко составляли белорусские партии? Прежде всего, чтобы предложить избирателям позитивную программу перемен, они сели бы разрабатывать малую конституцию и альтернативный план социально-экономического развития Украины. Предложения выводить людей на улицы, к зданию администрации президента, отметались бы как провокационные: все должно быть в рамках закона.

К концу апреля оппозиция дописала бы малую конституцию и начала звать людей на площади, принимать резолюцию об утверждении программы перемен. Предлагающие обратить на свою сторону половину судей Конституционного суда, чтобы те признали указ о роспуске парламента незаконным, автоматически признавались бы агентами спецслужб: все должна решить улица.

Вышедшему на площади народу объяснили бы, что Ющенко виноват в замалчивании последствий Голодомора, жертв трагедии почтили бы минутой молчания и предложили бы всем расходиться. Новые выборы в Верховную Раду заранее были бы объявлены нелегитимными; вместо подготовки к ним оппозиция сконцентрировалась бы на организации Конгресса демсил.

27 мая контроль над Верховной Радой взяли бы «Наша Украина» с блоком Юлии Тимошенко. Партия регионов, социалисты и коммунисты приняли бы совместное заявление, что режим Ющенко рухнет через год, когда Россия, недовольная отсутствием во власти Виктора Януковича, поднимет цены на нефть и газ. На излете своего второго срока Ющенко провел бы референдум, позволяющий ему править Украиной до тех пор, пока его сын, любитель спортивных автомобилей и дорогих сотовых телефонов, не достигнет кандидатского возраста.

В чем отличия действий украинской оппозиции? Первое, простейшее и, пожалуй, самое главное, - в том, что Янукович делает ровно то, что нужно делать в данный конкретный момент. Он не берется писать позитивную программу перемен, когда нужно ставить палатки на майдане. И уж тем более не водит своих сторонников двумя колоннами по всему городу. Он просто берет и ставит палатки.

Далее. Признает указ президента о роспуске парламента незаконным и обращается в Конституционный суд. Наконец, третий шаг: садится за стол переговоров и пытается решить проблему в рамках конституционного поля. Только когда президент на заседании Совбеза отказывается выполнять условиях «голубых», премьер демонстративно уходит, знаменуя переход к открытой конфронтации.

Умение использовать улицу как аргумент политической борьбы, способность склонять власть к переговорам и готовность вести их, выжимание из любой ситуации максимальной пользы для себя - качества, которым белорусской оппозиции хорошо было бы научиться у украинских политтехнологов. Никакого общественного подъема в Киеве не чувствуется, палатки на майдане стоят пустые, волонтеры с флагами признаются журналистам, что их наняли за 100 гривен. Казалось бы, ну какие шансы могут быть для «революции» в такой ситуации?

И вот же: всерьез ведется разговор о том, «кто - кого», эксперты в один голос твердят о проигрыше Ющенко, а к силам, которые могут ослабеть по итогам этой ситуации, относят исключительно социалистов.

Постоянно приходится слышать о том, что Украина - не Беларусь, «взрывные» киевляне - не «памяркоўные» минчане, а накачанный полезными ископаемыми донецкий клан - не белорусская оппозиция, отчитывающаяся исключительно перед внешними донорами, убедить которых в эффективности собственной работы куда проще, чем сидящих внутри страны и все понимающих национальных спонсоров. Но любой расклад в политике, включая степень нервозности граждан, является не данностью, а результатом работы всех включенных в ландшафт общественных сил. Степень жесткости законодательства о митингах и шествиях, наличие политзаключенных, свобода слова - за все эти факторы можно и нужно драться.

Отличие украинского и белорусского подходов состоит в том, что Янукович, оказавшись в ситуации, симметричной истории с демократически настроенными депутатами Верховного Совета 13-го созыва, борется не против власти, а за власть. Он делает все для того, чтобы любыми правдами и неправдами, ложью, подлостью, подкупом, угрозами, силовым взятием Печорского суда в Киеве, остаться у руля. И это, пожалуй, тот вариант, когда тягу к власти можно понять и оправдать. Ибо если у политика отнять волю к власти, останется лишь инстинкт самосохранения и желание задурить голову донорам, что, как показывает белорусский опыт, ни к чему хорошему не приводит.
Добавить комментарий
Проверочный код